Bryonia (Витулькас)

Bryonia характеризуется ЧУВСТВОМ ОДИНОЧЕСТВА И НЕЗАЩИЩЁННОСТИ. Пациенты типа Bryonia погружены в себя, сознательно изолируются от социальных контактов. В ка­честве фона всегда присутствует глубокое чувство незащищённос­ти, ощущение уязвимости и слабость. Именно это заставляет их искать изоляции. Они не хотят, чтобы кто бы то ни было втор­гался в их жизнь, и вполне согласны жить в одиночестве.

Пациенты типа Bryonia очень чувствительны к любому втор­жению, легко впадают в раздражение, гнев и негодование. Внутри они чувствуют себя очень несчастными и подавленными. Осо­бенно во время острых заболеваний они ощущают тупость ума и подавленность на эмоциональном уровне. Однако они не хотят этого показывать. Они просто хотят, чтобы их оставили в покое.

Самый известный ключевой симптом Bryonia — это, конечно, УХУДШЕНИЕ ОТ ЛЮБОГО ДВИЖЕНИЯ, и он применим на всех трёх уровнях. Ум туп, он не переносит никакого напряжения, Даже напряжения простейшего разговора. В острых состояниях эта тупость ума является очень заметной характеристикой, которую следует подчеркнуть. На эмоциональном уровне любое на­вязывание — даже утешение или попытка помочь из самых луч­ших побуждений — встречается немедленным раздражением и негодованием. И, конечно, физическое тело страдает от любого движения. Пациент типа Bryonia хочет совершенно спокойно ле­жать в тёмной комнате в полном одиночестве. Даже включение света вызовет реакцию, потому что даже малейшее движение ра­дужной оболочки глаза вызывает ухудшение; пациент типа Bryonia не может перенести даже это!

Страдающий от гриппа мужчина типа Bryonia изолируется, вы­ключает свет и лежит в постели, не совершая ни малейших движе­ний. Если его жена тихо войдёт в комнату и спросит, не хочет ли он тёплого чая, он почувствует раздражение даже от этого вопроса, несмотря на то, что вопрос задан из любви к нему. Он автомати­чески и выразительно скажет «Нет!». Если она будет настаивать и всё равно принесёт чай, он может выпить его и почувствовать улучшение, потому что Bryonia испытывает очень сильную жажду. Однако, несмотря на эту жажду, его первоначальная реакция обыч­но негативная, потому что он не хочет, чтобы его беспокоили.

Раздражительность пациентов типа Bryonia такова, что ка­жется, что они считают других людей ответственными за свои страдания. Они агрессивны, и эта агрессия проявляется так, что вызывает у других тяжёлые чувства.

Несмотря на внешнюю агрессивность, пациенты типа Bryonia чувствуют большую незащищённость внутри, особенно в отно­шении своего финансового благополучия. Когда они заболевают, первое, что они хотят сделать, это уйти домой, где они чувствуют себя защищёнными от любого стресса. В бреду они говорят в основном о бизнесе, потому что боятся за свою финансовую без­опасность. Это наиболее ярко демонстрирует тот факт, что Bryonia — самый выдающийся препарат среди указанных в руб­рике «Страх бедности».

Пациенты типа Bryonia настроены весьма материалистично (хотя не в такой степени, как Arsenicum). Даже идеалистичные люди испытывают глубокое чувство неуверенности в своём фи­нансовом будущем. Их финансовое положение может на самом деле быть совершенно прочным, но они испытывают иррацио­нальный страх надвигающегося банкротства. Конечно, это отно­сится к патологическому страху бедности, а не к страху, вызван­ному реальным положением дел.

Мне кажется, что это чувство незащищённости обусловлено у пациентов типа Bryonia нехваткой социальных контактов. Они не позволяют себе чувства надёжности, которое можно получить от семьи, друзей, общества и т.д. Пациенты типа Bryonia — ответст­венные люди; например, они обычно берут на себя самую большую долю ответственности за свою семью, но затем задумываются, кто в случае финансовой катастрофы позаботится о НИХ. Они чувст­вуют себя лишёнными поддержки и незащищёнными. Страдания пациентов типа Bryonia, конечно, очень велики как при острых недомоганиях, мигренях, так и при хронических артритических болях. Любое движение сильно ухудшает их состояние. Это стра­дание может вызвать страх надвигающейся смерти, но чаще они впадают в подавленное состояние. Кажется, что они сдались и про­сто принимают очевидную неизбежность того факта, что умирают. Это отчаяние в возможности выздоровления, но оно не наполнено мучительным страданием, которое наблюдается в Arsenicum и Calc. carb. Это смирение с тем, что кажется неизбежным.

На физическом уровне, конечно, есть много симптомов, кото­рыми очень известна Bryonia. Самым выдающимся является ухуд­шение от движения. Однако вы должны помнить, что если боли па­циента типа Bryonia становятся слишком жестокими, он может стать очень беспокойным. Страдание становится таким интенсив­ным, что он чувствует себя вынужденным что-нибудь делать, и тоща начинает двигаться. В этой ситуации Bryonia можно ошибоч­но принять за Rhus tox или Arsenicum. Однако, несмотря на двига­тельное беспокойство, движение всё же не снимает боли Bryonia.

Ещё один ключевой симптом Bryonia — улучшение от дав­ления. Пациент хочет держаться за болезненную часть тела, за­вязать голову или лежать на том боку, где болит. Это улучшение от давления в сочетании с ухудшением от движения объясняет, почему Bryonia считается почти специфическим препаратом при аппендиците. Все врачи знают классический клинический признак, по которому диагностируется аппендицит, — болезненность при внезапном ослаблении давления. На аппендикс медленно и мягко надавливают, но никакой боли не чувствуется, пока не будет снято давление, и тогда наступает мгновенное улучшение от Давления, но ухудшение от движения. Конечно, аппендицит может проявляться и по-другому, но чаще всего его проявления совпадают с этими двумя главными ключевыми симптомами Bryonia. Я помню случай аппендицита. Больного наблюдал один из врачей нашего центра. Аппендицит был так очевиден, что врач чувствовал себя вынужденным госпитализировать мальчика. Я сказал ему сначала дать дозу Bryonia, и во время обследования в больнице врач не смог найти никаких признаков аппендицита.

Bryonia — левосторонний препарат, особенно при мигрени мигрени обычно сначала односторонние, и Bryonia чаще всего соответствует мигреням слева, которые смягчаются от давления и наложения холодного влажного полотенца. Эти головные боли по своей природе застойны, иногда сопровождаются приливами крови и могут постепенно распространиться на всю голову.

Ещё один характерный симптом на физическом уровне — большая сухость слизистых оболочек. Эта сухость является общим симптомом: он проявляется даже на эмоциональном уров­не. Пациенты типа Bryonia эмоционально сухи, на эмоциональ­ном уровне происходит немного событий. Естественно, сухость слизистых оболочек влечёт сильную жажду, желание пить жид­кость часто и в больших количествах. Для Bryonia неважно, тёплая вода или холодная. Даже если им хочется холодной воды, это желание никогда не бывает так сильно выражено, как у Phos­phorus (что снова указывает на важность подчёркивания при опи­сании случая в письменном виде). Однако при расстройстве же­лудка (гастрит, язва двенадцатиперстной кишки и т.д.) Bryonia всегда хочет тёплых напитков, от которых наступает улучшение.

Следует, однако, помнить, что Bryonia является также одним из главных препаратов от сухости в сочетании с отсутствием жажды, аналогично Belladonna, Nux moschata и Natrum mur.

У Bryonia часто бывает ухудшение после полудня — около 3—4 часов дня или даже 7 часов вечера. Однако самым харак­терным является ухудшение в 9 часов вечера, продолжающееся до самого сна. Всякий раз когда этот симптом присутствует, он может служить сильным подтверждающим симптомом в пользу Bryonia, точно так же, как ухудшение в 9 часов утра может ука­зывать на Chamomilla.

У Bryonia немного сильных симптомов в форме желаний и отвращений. Часто встречается желание устриц, но это и всё.

Как упоминалось, при расстройстве желудка наступает улучше­ние от тёплых напитков.

Пациенты типа Bryonia страдают головокружением, особенно когда поворачивают голову, чтобы посмотреть назад. Перевора­чивание в кровати также вызывает головокружение, как можно было ожидать. Пациенты типа Bryonia хотят лежать на левом боку и испытывают ухудшение лёжа на правом боку.

Bryonia — это препарат с медленным развитием патологии и медленным действием при назначении. У хронических больных типа Bryonia наблюдается долгое постепенное развитие, скажем, в течение пяти лет. При артрите сначала умеренно поражается один сустав, затем другой. У Formica rupha, наоборот, артрити­ческие боли резко возникают сразу в нескольких суставах. Од­нако через год количество и интенсивность воспалений увеличи­ваются, пока пациенту не станет совсем плохо, и его даже не охватит тревога и беспокойство из-за интенсивности этих болей. В этот момент Bryonia можно перепутать с Rhus tox, потому что ревматические боли смягчаются от тепла (застойные боли Bryonia смягчаются от холода).

Острые состояния Bryonia развиваются за считанные дни. Воз­можно, пациент побыл на холоде, но в течение первых несколь­ких дней появляется мало симптомов. Примерно на третий день может начаться лихорадка, а затем на четвёртый день болезнь проявляется во всей своей силе. Так же происходит развитие у Gelsemium. Симптоматология Belladonna и Aconitum, напротив, взрывается, как вулкан.

Увидев однажды острый случай Bryonia, вы вряд ли его забуде­те. Я помню первый острый случай, который я лечил. Это был больной бронхитом. Я пришёл к нему домой, где он жил с ещё одним одиноким мужчиной. Когда я вошёл в его комнату, он сидел в постели лицом к стене и спиной ко мне. Я спросил: «Здравствуй­те! Как Вы себя чувствуете?» — Он не ответил и не повернулся ко мне. На протяжении всего опроса я не мог добиться, чтобы он по­вернулся. У него была очень сильная лихорадка и такой болезнен­ный кашель, что ему приходилось держать свою грудную клетку и издавать слабый короткий кашель. Когда я спросил, что он ел, его Друг ответил, что он только пьёт воду. Очевидно, это был совер­шенный случай Bryonia, и он быстро выздоровел.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz