Анализ с Беннингаузеном

Структура Беннингаузеновского репертория имеет свою логику, соответствующую специфическому подходу к анализу случая. Вилл Тейлор, Анализ с Беннингаузеном (перевод с английского Е.Филина)

(Вилл Тейлор)

Взявшись за некоторые размышления по поводу использования Беннингаузеновского Репертория, я должен предупредить, что на деле прихожу к нему на довольно поздней стадии процесса анализа случая. Ведь выбор метода реперторизации, отбор рубрик, и наконец сама процедура реперторизации зависит от тщательности исследования картины заболевания пациента, его структуры и общей оценки. А иногда он помогает разобраться в том, «куда мы идем» и понять, что надо делать в первую очередь. Так, вдохновленный этим, я думаю, что будет весьма полезно устремиться прямо к этой реперториальной стадии, развивая ее в этих двух направлениях.

В своей работе я пользуюсь несколькими реперториями. Наиболее часто я обращаюсь к Complete Repertory Роджера ван Зандвурта (в компьютерной программе MacRepertory), но я также использую Kent’s Repertorium Generale Кюнцли, Реперторий Кента, Реперторий Богера-Беннингаузена, Sensations ‘As If’ Робертса, Полный словарь ощущений ‘As If’ Уарда, Реперторий Бёрике, и, изредка, Repertory of Hering’s Guiding Symptoms Кнерра. Хотя иногда я просматриваю их один за другим, чтобы найти «абсолютно точную рубрику», но более часто я выбираю тот или иной из них, чтобы оптимизировать конкретную стратегию анализа заболевания определенного пациента.

В настоящее время я довольно сильно увлечен реперторием Беннингаузена, однако, не в смысле его универсального использования, а потому что он предлагает подход, дополняющий по отношению к методу Кента, к которому я приучен. И этот подход может быть более применим к некоторым из наблюдаемых мной пациентов. Это те случаи, в которых центр тяжести характерных симптомов смещён в область соматической патологии, или т.н. «локальной» заболеваний. Этот подход хорош для работы с острыми заболеваниями и может быть показан для домашнего гомеопатического лечения или малых острых заболеваний с классическим течением.

Структура Беннингаузеновского репертория имеет свою логику, соответствующую специфическому подходу к анализу случая. Беннингаузен начал с наблюдения, что полноценный симптом содержит четыре элемента, которыми являются (1) локализация, (2) ощущение, (3) модальности (причины, ухудшение, улучшение) и (4) сопутствующие симптомы (одновременно существующие симптомы, которые не являются явным следствием данного симптома). Чтобы определить тотальность дисгармонии у пациента, находящегося перед нами, нам лучше всего опираться в своём понимании на четыре ноги — четыре части полноценного симптома.

Это было наблюдение Беннингаузена, что в результатах гомеопатических испытаний, представленных в Materia Medica Pura Ганемана (оригинальном источнике информации о лекарствах в его время), описанные симптомы очень часто бывали неполными, так как в симптомах, представленных любым из испытателей, могли отсутствовать модальности и хорошо описанные особенные ощущения и т.п.

Например, в Materia Medica Pura на стр. 515-517 описаны боли в животе Colocynthis. Один испытатель описывает их как «колика», другой отмечает «вместе с небольшим вздутием, коликоподобная боль в животе и отхождение газов», третий описывает «режущая, как рана, боль, которая начинается при ходьбе и усиливается при каждом шаге». Следующий — «режущая боль в животе». Следующий — «режущая боль внизу живота, в конце концов такая сильная, что он вынужден ходить согнувшись вперед … со страхом работы, которую необходимо делать». Следующий — «уменьшение жестокой боли в животе от курения табака». Следующий — «острые боли, как будто в животе сильно царапает, скребет, рвет когтями, схватки в кишках, из-за которых он не может ни лежать, ни сидеть и вынужден ходить, согнувшись вдвое.»

Таким образом, каждый из этих испытателей представил неполный симптом, но если их взять вместе, мы получим локализацию (гипогастрий, внизу живота), ощущение (коликоподобная боль, режущая боль, как рана, острые боли, схватки, царапает, скребет), модальности (хуже при каждом шаге, лучше при ходьбе согнувшись вдвое, лучше от табака) и сопутствующие симптомы (вздутие, газы, двигательное беспокойство).

Беннингаузен заметил также, что у испытателей эти части полноценного симптома иногда компонуются по-разному. Например, у одного испытателя ментально-эмоциональный сопутствующий симптом в виде двигательного беспокойства можно обнаружить при головной боли; у другого — улучшение от табака может проявиться при раздражительности. У третьего — схваткообразные, коликоподобные боли могут ощущаться в мочевом пузыре при состоянии, напоминающем цистит.

Подобно этим испытателям, пациенты, описывающие свои болезни, часто предъявляют симптомы в неполноценном виде, или модальности их могут быть выражены нечетко.

Основываясь на своем обширном опыте клинической работы и испытаний, Беннингаузен пришел к заключению, что эта проблема «неполноты» индивидуальных симптомов, как при испытаниях, так и в клинических случаях, может быть разрешена «по аналогии». То есть, неполные симптомы из одной части клинического случая или испытания могут быть надежно дополнены по аналогии — добавлением сильно выраженных и надежных модальностей из других «частей» этого случая.

Например, когда мы рассматриваем боли (любых видов) Колоцинта, мы видим некоторое постоянство их проявления. Это почти всегда судорожные, схваткообразные и коликообразные боли, уменьшающиеся от давления и с очень частым улучшением от складывания вдвое и от жара. И мы обычно наблюдаем двигательное беспокойство, как психо-эмоциональный симптом, сопутствующий этой боли.

Так, возможно, мы увидим у кого-то головную боль сжимающего характера, уменьшающуюся, если стиснуть голову руками, и сопровождающуюся двигательным беспокойством. Хотя мы, возможно, и не найдем точно такого симптома в испытаниях колоцинта, мы можем считать колоцинт возможным в данном случае лекарством по аналогии ощущений, модальностей и сопутствующих симптомов при этой головной боли с теми болями, которые мы наблюдаем в других локализациях у испытателей колоцинта.

Итак, в этом примере, сильные, надежные и характерные «части» симптома боли в животе — ощущения, модальности и сопутствующие симптомы — можно расценивать как общие симптомы всего пациента вернее, чем точные характеристики этого специфического симптома, и они могут быть с успехом применены в разных комбинациях к другим локализациям и тканям.

Чтобы можно было справиться с проблемой «неполноты» симптомов и быть в состоянии использовать его изобретение — дополнение симптомов «по аналогии» — как в испытаниях, на которых мы основываем своё распознавание подобия, так и в клинических случаях, Беннингаузен в своём репертории разделил симптомы на их «части». Для того, чтобы собрать необходимый симптом Вам, вместо того, чтобы искать «боль в животе с улучшением, если сложиться вдвое», следует искать отдельно «боль в животе» и отдельно — «улучшение, если складывается вдвое».

Беннингаузен, к сожалению, был совершенно неверно истолкован, как преуменьшающий значение психических симптомов. Это произошло по большей части из-за существенного различия в том, как он и Кент рекомендовали работать с ними при реперторизации. Психические и эмоциональные симптомы не «разбиваются» на части с такой легкостью и изяществом, как соматические.

Поэтому в своём репертории Беннингаузен выделяет только наиболее общие состояния для использования на поздних этапах реперторного анализа, когда они отмечены у больного так же сильно, как и в репертории, и предлагает подтверждать психические симптомы пациента непосредственно словами испытателя — как последний шаг в анализе случая — после того, как список препаратов готов для осмысления. И это отнюдь не потому, что Беннингаузен придавал психическим симптомам малую значимость во всей симптоматологической тотальности, но из-за того, что он чувствовал, что психика это сложная сущность, которую не так просто постичь, разбивая на части, как это делается с соматическими симптомами.

Клинический пример
Рассмотрим, например совокупность симптомов у ребенка с астматическими приступами, сопросождающимися спастическими хрипами (3) и кашлем в 11 часов вечера (3), хуже, если зимой форточка открыта (3), когда он вынужден сесть в постели, чтобы отдышаться (2), сопровождается двигательным беспокойством (3) с тревогой и страхом (3), боится оставаться один (3), хочет, чтобы оба родителя были у его постели (3).

Мы можем быстро увидеть здесь тотальность, как вы узнаёте своего друга в толпе людей, и, вероятно, с успехом назначить Ars.alb., основываясь на этом его, так сказать, «гештальте» (gestalt — целостный образ). Но чтобы представить эту целостность тем способом, которым мы можем найти её в репертории, чтобы подтвердить наш выбор или рассмотреть иные варианты, нам необходимо разбить её «на кусочки». Я специально выбрал столь простой случай, чтобы мы могли сосредоточиться на логике того, что мы делаем при этом.

Первичное разбиение совокупности кажется очевидным: (1) физический симптом — приступ астмы (с его спецификой и модальностями) и (2) психо-эмоциональное состояние беспокойства, страха и тревоги, страх оставаться одному. Мы обязаны легкостью первичного «расчленения» целостности культурному наследию Ренэ Декарта и его печально известной психо-соматической дихотомии. Для живого пациента в его субъективных переживаниях такое деление отнюдь не столь очевидно…

Итак, теперь мы имеем «главный симптом» (астму) и психо-эмоциональный сопутствующий симптом (тревога/беспокойство/страх, страх оставаться одному, желание компании). Беннингаузен установил, что сопутствующий симптом для тотальности — то же, что модальность — для симптома. Наличие модальности, относящейся к «части» пациента, «отличающейся» от локализации «главного симптома», придаёт ей особую ценность (так, «кашель от щекотания в гортани» — сопутствующий симптом, хотя и полезный, но в гораздо меньшей степени, чем этот).

Мы можем представить этот психо-эмоциональный сопутствующий симптом в рубриках репертория двумя путями: (1) просто заявив, что имеет место психо-эмоциональный сопутствующий симптом по отношению к «главному симптому» (ПСИХИКА / Сопутствующие); и (2) конкретно определив параметры этого симптома: ПСИХИКА / Страх, тревожный, беспокойный; ПСИХИКА / Страх / одному оставаться + ПСИХИКА / Компания / желание. (Я объединил две последние рубрики в одну, так как они обе малы, но каждая из них отражает аспект одного симптома).

Я также считаю рубрики ПСИХИКА / Страх, тревожный, беспокойный; и ПСИХИКА / Улучшение / в компании — психо-эмоциональными сопутствующими рубриками для этого случая, хорошо подходящими для описания состояния пациента. Или можно объединить три рубрики: ПСИХИКА / Страх / одному оставаться + ПСИХИКА / Компания / желание + ПСИХИКА / Улучшение / в компании, чтобы обеспечить более полный охват, если мы не можем с уверенностью определить, которая из них будет самой точной.

Далее, мы можем «разбить на части» соматический симптом бронхиальной астмы. Это спастическая астма и кашель (они включают в определенной степени, как «локализацию», так и «ощущение»); это — ДЫХАНИЕ / Астма спастическая и КАШЕЛЬ / Вообще. Но, поскольку кашель является общим симптомом для состояния пациента, и без каких-либо реальных специфических характеристик кашля (по типу «из-за щекотания в гортани») мало вероятно, что он будет очень полезен при реперторизации. Затем, у нас есть модальности, которые Беннингаузен поднял до ранга общих симптомов всего пациента. Итак:

  • МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Воздух / на Холодном / хуже;
  • МОДАЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ / перед полуночью;
  • МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Сидя / лучше.

Мно гие гомеопаты (и К. Геринг, в первую очередь) критикуют Беннингаузена за отделение модальностей от их локальных симптомов. Один из их аргументов состоит в том, что иногда модальности частей отличаются от модальностей целого. Например, Ars. в целом испытывает ухудшение от холода и улучшение от тепла; но головная боль у него усиливается от жары и уменьшается от холода. Так, Богер, перерабатывая Беннингаузеновский реперторий, создал разделы модальностей внутри каждой локальной главы. Поэтому мы можем также найти:

  • ДЫХАНИЕ / Ухудшение / от холодного воздуха;
  • ДЫХАНИЕ / Время / перед полуночью;
  • ДЫХАНИЕ / Улучшение / сидя выпрямившись.

При использовании эти «частные модальности» уступают «модальностям целого», но добавляют лекарства, которые могут быть пропущены в рубриках «модальностей целого». Таким образом, при реперторизации обязательно следует использовать все лекарства из рубрик: МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Воздух / на Холодном / хуже; но заметьте, что препараты Act-sp. и Lob. в ней отсутствуют, хотя они есть в рубрике ДЫХАНИЕ / Ухудшение / от холодного воздуха. Поэтому добавьте их в рубрику МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Воздух / на Холодном / хуже для рассмотрения данного случая.

Таким образом, рубрики, которые я мог бы выбрать из репертория Богера-Беннингаузена для этого случая, таковы:

  • = ДЫХАНИЕ / Астма спастическая
  • = МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Воздух / на Холодном / хуже
  • + ДЫХАНИЕ / Ухудшение / от холодного воздуха
  • = МОДАЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ / перед полуночью
  • + ДЫХАНИЕ / Время / перед полуночью
  • = МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Сидя / лучше
  • + ДЫХАНИЕ / Улучшение / сидя выпрямившись
  • = ПСИХИКА / Сопутствующие
  • = ПСИХИКА / Страх, Тревога, Беспокойство
  • = ПСИХИКА / Страх / одному оставаться
  • + ПСИХИКА / Компания / желание

Заметьте, что я выбрал семь рубрик так, чтобы в максимально возможной степени представить «четыре ноги» «большого симптома пациента»: Локализация/Ткань, Ощущение, Модальности и Сопутствующие.
Реперторизация дает нам (сумма степеней / число рубрик):
Ars. (19 / 7); Nux-v. (18 / 6); Phos/ (18 / 6); Bry. (16 / 6); Cham. (12 / 6); Kali-c. (13 / 6); Caust. (12 / 6); Verat (11 / 6).
В этот момент мы никак не можем просто взять и назначить Ars. по результатам реперторизации, несмотря на то, что всё кажется очевидным, и нас так и подмывает это сделать. Реперторизация — это только стрелка, указывающая на подобие, но не решающий фактор. Здесь следует подумать и почитать о лидирующем лекарстве и о тех, которые идут следом за ним.

Обратитесь к Materia Medica (к вашим услугам такие удобные книги по Materia Medica ключевых и подтверждающих симптомов, как труды Моррисона или Фатака, или Синоптическая Materia Medica Вермюлена) и подтвердите выбор лекарства; возможно, даже, для этого вам потребуется задать несколько дополнительных вопросов или ещё понаблюдать за больным.

Здесь может быть очень интересно сравнить разные способы ранжирования при реперторизации. Это не является частью Беннингаузеновского метода самого по себе, но может повысить надежность любой системы анализа случаев с помощью репертория.

Возможно, нам следует более внимательно посмотреть на странные (S), редкие (R) и своеобразные (P) симптомы. Ранжирование по SRP симптомам (с помощью компьютера это делается легко — я работаю с MacRepertory), придаёт особый вес Ars., Lyc., Stram., Nat-c., Kali-br. и Caust. (в первую очередь из-за их присутствия в малой рубрике ПСИХИКА / Страх / одному оставаться + ПСИХИКА / Компания / желание). Но, поскольку этот симптом на самом деле не кажется мне столь странным, редким и необычным в контексте данного случая, я не стал бы особенно полагаться на него.

Аналогичным образом, ранжируя по Ключевым симптомам, мы получим:
Bry. (из-за её выдающегося положения в рубриках МОДАЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ / перед полуночью и МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Сидя / лучше);
Ars.; Lyc. (МОДАЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ / перед полуночью и ПСИХИКА / Компания / желание);
Stram. (ПСИХИКА / Страх / одному оставаться)
и Colch. (МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Воздух / на Холодном / хуже и МОДАЛЬНОСТИ ОБЩИЕ / Сидя / лучше).

Мы, конечно, можем выделить Малые препараты. Они, по определению, скудно представлены в нашей литературе, но, может быть, лекарство, которое нам необходимо, скрыто в нашей реперторизации из-за того, что отсутствует в рубрике «Астма» по причине неполноты и неадекватности в равной мере и гомеопатических испытаний, и клинического опыта. Один из способов проверить это — исключить большие полихресты из анализа (не потому, что мы вообще недолюбливаем полихресты, а для того, чтобы увидеть, какие неполихресты могли бы при этом выйти на первый план). При этом мы можем исключить приблизительно 20 наиболее известных препаратов и посмотреть, что останется.

Другой способ, который мы можем применить (с помощью компьютера) — повысить балл каждого препарата пропорционально его «редкости» в репертории (то есть вероятности его отсутствия в рубрике, в которой он потенциально мог бы находиться) — это в MacRepertory называется выделением Малых препаратов. Этим путем мы получаем следующие препараты для нашего случая: Mosch (11/5); Samb (6/4); Calad (6/3); Nux-m (11/5); Ran-s (6/3); Coff (6/4).

Это, конечно, можно в той или иной степени сделать и без компьютера, если посмотреть в нижнюю часть списка препаратов, полученного при реперторизации и выбрать лекарства, достаточно выраженные в большинстве характерных симптомов, но недостаточно хорошо знакомые.

* * *
И теперь, когда проделали большую часть работы, мы можем подумать о том, что мы знаем и/или почитать дополнительно обо всех этих возможных препаратах (добавив к нашему первоначальному списку Stram., Nat-c., Kali-br., Caust., Mosch., Samb., Calad., Nux-m., Ran-s., Coff.) Я пропущу большинство из них, но одно — Moschus — выглядит особенно интересным.

Он отсутствует только в рубриках ПСИХИКА / Страх, тревожный, беспокойный и ПСИХИКА / Страх / одному оставаться + ПСИХИКА / Компания / желание. Но в Materia Medica Моррисона указано: «Пациент тревожен, боится своего состояния и чувствует, что может умереть… Майкл Карлстон из Калифорнии представил два случая астмы, вылеченные Мошусом. Характерны внезапные, тяжелые, даже угрожающие жизни астматические приступы, особенно возникающие на холоде или после ванны и в обоих случаях сопровождавшиеся тревогой…»

У Моррисона Moschus’у посвящены 1,5 страницы. Он говорит о спазмах гладкой мускулатуры, как о характерном физическом состоянии, описывает «тревогу, чувство, что он умрет», «истерическую астму», «внезапную тяжелую астму» (сравни с Cupr.).

В Синоптической Materia Medica Вермюлена обсуждаются, главным образом, свойства этого лекарства, не имеющие отношения к рассматриваемому нами случаю. В его Конкордантной Materia Medica на 2,5 страницах убористого шрифта даны хорошие описания психо-эмоциональных и дыхательных симптомов, которые реально не проливают дополнительного света.

У Кларка — 3,5 страницы, которые также не дают ничего нового относительно нашего пациента. В этих ссылках даются некоторые психо-эмоциональные симптомы Moschus’а, которых я не видел у своего пациента, но мы знаем, что нельзя исключать лекарство на этом основании.

При компьютерном поиске по Complete Repertory Moschus встретился в 1946 рубриках (приблизительно как Sel. и Stront-c. — где-то в конце второй сотни препаратов по размеру патогенеза). В Complete Repertory мы находим Moschus во многих рубриках с тревогами, страхами и беспокойством, в том числе, жирным шрифтом в рубрике ПСИХИКА / Беспокойство / нервозность / с астмой. И, в дополнение — из Кнерра. Поскольку реперторий Кнерра базируется на Materia Medica Ведущих симптомов К.Геринга, мы можем обратиться к ней (т.7, стр. 489-498) за некоторыми исходными материалами. Геринг отмечает помимо всего прочего, очень сильно выраженный симптом «Астма у истерических субъектов и у детей».

Я решил, что узнал достаточно, но не смог с уверенностью отвергнуть Ars. В семье ребенка не было ни Mosch., ни Calad., ни Samb., ни Kali-br. Ребенок не отреагировал на Ars.30 (дробно, в водном растворе), но приступ был благополучно купирован с помощью его ингалятора с альбутеролом. Следующий приступ очень хорошо снялся с помощью Mosch.30 (дробно, в воде, каждые 5 минут).

Элиминирующие рубрики
Существуют две ситуации, в которых встаёт вопрос об элиминирующих рубриках (ограничении реперторного анализа препаратами, содержащимися в одной или нескольких рубриках):

(1) чтобы сделать реперторизацию вручную более выполнимой задачей;
(2) когда вы, действительно, уверены, что анализ должен быть ограничен препаратами из одной рубрики или комбинации маленькой группы рубрик.

Мне редко приходилось прибегать к № 2. Нужно очень сильно верить, чтобы полагать, что какая-то рубрика «полна». Может быть полезно обратиться к реперторию Кюнцли. Удобно использовать для элиминации одну из рубрик, помеченных у него «красной точкой», так как эти рубрики он считал достоверно полными. Иногда я позволяю себе «баловаться» с этой возможностью, хотя считаю, что будет правильнее, если реперторизация будет беспристрастной. Обычно это бывает если я плохо «взял случай» или плохо организовал его для анализа. Но иногда я обнаруживаю, что привязан к нему.

Так, например, может быть, что пациент весьма избегает рассказывать о своих психо-эмоциональных симптомах, и эта скрытность является психо-эмоциональной «начинкой» случая. Тогда я объединяю в один симптом рубрики:

  • ПСИХИКА / Спрятаться желание;
  • ПСИХИКА / Скрытный;
  • ПСИХИКА / Страх / что увидят её состояние.

Я не знаю, какая из этих рубрик лучше всего описывает пациента, но я чувствую со значительной долей уверенности, что его лекарство должно быть по крайней мере в одной из них. Я готов отказаться от этого пациента и в унынии идти домой с мыслью сменить профессию и стать инструктором по рыбной ловле или кем-нибудь ещё в этом роде. Но, так или иначе, это даёт мне приличного размера элиминирующий симптом с 34 препаратами (если использовать ‘Complete’).

Провожу реперторизацию. И что бы вы думали! Bar-c. несомненно и великолепно выступает из всех остальных рубрик, взятых для этого пациента. Конечно, это не тот случай, о котором мне бы хотелось рассказать маме или отправить его для публикации, но он достаточен, чтобы я мог вернуться к своему видеомагнитофону и, по меньшей мере, ощутить некоторую уверенность — и после этого пойти удить рыбу.

Что же касается № 1, то после того, как Дэвид Варкентин проделал около сотни ручных реперторизаций случаев Билла Грея, он выдохся, купил Макинтош и научился программировать. Но не надо быть легкомысленным. Надёжная программа для компьютерной реперторизации всё ещё стоит 500 $, плюс компьютер, поэтому, если вы не зарабатываете гомеопатией на жизнь (в противном случае это, действительно, недорого), вы будете работать вручную, и найдутся ситуации, когда вам понадобится прибегать к элиминации, чтобы не свихнуться.

Одна вещь, которая, безусловно, будет полезна — если вы будете осуществлять действительно тщательный предварительный анализ случая. Тогда вы сможете выбрать минимум высококачественных рубрик приемлемого размера. Даже работая с компьютером, я практически никогда не использую при реперторизации более 10 рубрик. Наиболее типично — от четырех до восьми.

Элиминирующая рубрика должна, безусловно, представлять собой чрезвычайно характерный симптом максимальной значимости для этого случая. Хорошо подумайте об этом. Является ли он одним из важнейших признаков, характеризующих отличие организма от его здорового состояния?

Никогда не полагайтесь на локализацию или на патологическое состояние (астма, псториаз, бородавки, фибромиома), как на элиминирующий симптом. Почти по определению, эти рубрики неполны. При проведении прувингов испытателей не пичкают лекарствами до появления патологических состояний. Вспомните, что Дж.Т.Кент (где-то в предисловии к его реперторию) указывал, что при лечении боли в колене он лишь очень редко использовал одно из лекарств, перечисленных в рубрике «Боль в колене» его собственного репертория.

Лучше всего в качестве элиминирующих использовать характерные модальности и ощущения, и резко выраженные психо-эмоциональные или общие симптомы (особенно если они сопутствуют основному соматическому симптому). Если вы используете модальность или ощущение, для надежности вначале объедините общую и локальную рубрики (например, ОБЩИЕ / Воздух / на холодном — хуже + ДЫХАНИЕ / Ухудшение / Воздух / от холодного).

Убедитесь, что элиминирующая рубрика имеет разумный размер. Так, например, рубрика ПСИХИКА / Страх / одному оставаться, если её использовать в качестве элиминирующей в вышеописанном случае астмы, элиминирует эффективное лекарство. Она слишком мала — всего четыре препарата — значит, наверняка, неполна. Выберите в качестве элиминирующего симптома более всеобъемлющие рубрики, такие, как Страх или Тревога или Беспокойство, или ПСИХИКА / Сопутствующие и добавьте туда некоторые отсутствующие средства, которые можно найти в меньших рубриках (например так: ПСИХИКА / Страх + ПСИХИКА / Страх / одному оставаться + ПСИХИКА / Страх, тревожный, беспокойный).

Теперь, конечно, она получилась несколько великовата, чтобы быть хорошей элиминирующей рубрикой (в ней около 100 препаратов), но она всё ещё облегчает вашу задачу, исключая из рассмотрения около 326 препаратов из числа входящих в Беннингаузеновский реперторий. В идеале вам бы хотелось найти для использования в качестве элиминирующей характерную рубрику, содержащую препаратов 20-30, которая описывала бы хорошо выраженный главный или характерный симптом пациента, потому что она достаточно мала, чтобы сконцентрировать ваше внимание, но достаточно велика, чтобы быть по возможности полной.

Здесь может быть полезен реперторий Кюнцли. Рубрики «с красными точками» автор считал дифференцирующими и надежно полными. Их вы можете более смело использовать в качестве элиминирующих.

Если бы я хотел использовать элиминирующую рубрику для вышеописанного случая астмы, вероятно, наилучшим выбором были бы характерные модальности (хуже от холодного воздуха, хуже перед полуночью, лучше сидя), каждая в отдельности или некоторая комбинация их, либо я взял бы большие рубрики из числа сопутствующих психо-эмоциональных симптомов, таких, как ПСИХИКА / Беспокойство.

Сейчас вы посмотрите следующие иллюстрации к Беннингаузеновскому подходу к анализу случаев.
Мне бы хотелось снова вернуться к тому случаю бронхиальной астмы.
Вспомните, это был малыш с приступами астмы, сопровождавшимися спастической одышкой (3) и кашлем в 11 ч вечера (3), ухудшением, если зимой открыта форточка (3), ему приходится садиться в постели (2), чтобы отдышаться, с тревогой и страхом (3), боязнью оставаться одному (3), желанием, чтобы оба родителя были рядом с ним (3).
Я выбрал из репертория Богера-Беннингаузена следующие рубрики:

  • = ДЫХАНИЕ / Астма / спастическая;
  • = МОДАЛЬНОСТИ общие / Воздух / от холодного / хуже
  • + ДЫХАНИЕ / Ухудшение / Воздух / от холодного;
  • = МОДАЛЬНОСТИ времени / перед полуночью
  • + ДЫХАНИЕ / время / перед полуночью;
  • = МОДАЛЬНОСТИ общие / Сидя / лучше
  • + ДЫХАНИЕ / Улучшение / Сидя выпрямившись;
  • = ПСИХИКА / Сопутствующие;
  • = ПСИХИКА / Страх, тревожный, беспокойный
  • = ПСИХИКА / Страх / одному оставаться
  • + ПСИХИКА / Общество / желание.

И хотя Ars. казался очевидным лекарством по целостному образу и по реперторизации, ранжирование по малым препаратам указало на Mosch., который оказался эффективным подобным средством для острых приступов астмы.

Ребенок отлично отреагировал на него при втором приступе, и с тех пор родители давали его в 30C потенции при первых признаках начинающегося приступа или при снижении показателя максимальной скорости выдоха (измерявшегося два раза в день) ниже 80%, повторными приёмами на воде каждый час до устойчивого повышения максимальной скорости выдоха. Это уменьшило его астматические симптомы до минимума, с некоторыми малыми эпизодами, но без критических состояний уже в течение двух месяцев.

Никаких аллопатических препаратов он не принимает вообще. Это, действительно, значительное улучшение. Семейство теперь пополнило число сторонников гомеопатии, даже отец заинтересовался (отцы обычно бывают последними). Но ребенку требуется Mosch. по меньшей мере раз в неделю, чтобы поддерживать состояние бронхов, и нет положительной динамики в его хроническом состоянии.

Необходимо ли продолжать давать Mosch. тем же способо м или повысить потенцию, или участить приёмы (например 30 C или LM 1 ежедневно), или искать другое лекарство, которое нанесет удар по астме в самый корень?

Когда я смотрю на ребенка в целом, безотносительно к его приступам астмы, я не вижу картины Mosch. Дальше я дам кое-что из его случая, но здесь достаточно сказать, что при тщательном анализе всех симптомов видно, что как острое средство очень подходит Mosch., но нам нужно искать другое лекарство, подобное корню дисгармонии, лежащей в основе его хронического заболевания — астмы.

Второе лекарство
Беннингаузен дал нам замечательное средство для нахождения лекарств, которые хорошо последуют после успешной реакции на первое лекарство — это его Соответствия (приложения к его реперторию).

Мы должны спросить себя, что осталось от случая после лечения Мошусом?
Оказалось, что ребенок продолжает оставаться боязливым (1) и легко пугается (2), желает (2) и отзывается (2) на утешение, хотя и не так остро, как во время приступов астмы. Таким образом, после Mosch. сохраняется психо-эмоциональная симптоматика, подобная острому состоянию. У него продолжают появляться эпизоды, хотя и незначительного, свистящего кашля, поэтому налицо некоторая персистенция и локальной симптоматики.

Его эпизодические астматические симптомы чаще всего связаны с воздействием холодного воздуха, и он вообще склонен к незначительным головным болям после пребывания на холодном воздухе. Таким образом, сохраняются его модальности не только в отношении конкретных стимптомов астмы, но также и «по большому счёту».

В Беннингаузеновских «Соответствиях» для Mosch. мы можем увидеть соответствия (1) по Психике, (2) Локальностям, (3) Ощущениям и (4) Ухудшениям и использовать их также, как мы могли бы использовать любые другие рубрики при реперторизации. Сделав это, мы получим:
Nux-v. (12/4), Acon. (11/4), Phos. (10/4), Bell. (9/4), Con. (6/4), Ph-ac. (5/4).

Таким образом, имеется веская (хотя и не несомненная) возможность найти лекарство для нашего пациента, последующее по отношению к Mosch., среди этих шести препаратов. Не удивительно ли это??!

Я надеюсь, вы увидели, что Беннингаузеновский подход даёт логический и систематический путь для анализа и выбора назначений даже в наиболее сложных и трудных случаях.

(статья с сайта д-ра Филина)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz