Natrum muriaticum (Натриум муриатикум)

Описание и показания к применению гомеопатического препарата

 

 

NATRUM  MURIATICUM (см.Natrum carbonicum) –  левосторонний. Острый препарат для него – Puls.  Na – это страдания от неразделенной любви. Muriaticum (хлор) – материнская любовь: самопожертвование ради своего ребенка. И это тоже страдание, отказ от чего-то ради своего ребенка. Ребенок ненавидит отца. В мифологии отец это Солнце, Na mur. не любит солнце. В большинстве случаев аутизма, когда на ребенка оказывают большое давление, учат его во многих школах – у него развивается аутизм: он как бы отходит «назад» от этого давления, уходит в себя! Задержка развития и нежелание говорить. Дети мало улыбаются, они серьезны. Ребенок ведет себя как аристократ. Na mur. – море, всегда спокойное, даже в бурю (в глубине нет волнения). Важен порядок (Вега). Na mur. очень серьезен; Ign. – хихикает. Анемичный, со слабо развитой мускулатурой. Под нижним веком имеется складка. Очень зябкий, но плохо переносит жару, очень любит соль и не любит жирную пищу. Желание молока, но ему от него плохо. Может быть ожирение – булимия от горя, так же как и анорексия. Головная боль возникает около 10 часов утра, постепенно нарастает в течение дня и прекращается после захода солнца; от солнца она усиливается. Герпес на губах. Географический язык. Кожа на лице очень жирная. Быстро устает, даже от небольшого физического и умственного напряжения. Нервные, раздражительные, легко выходят из себя от любого пустяка. Обычно развитие личности Na mur. «застывает» на уровне подростков, которые так и не научились общаться с людьми. Они чрезвычайно ранимы внутренне и тяжело страдают от разочарований, т.к. не могут выплакаться. Они находятся в состоянии вечного кризиса, ожидая, что должно случиться нечто страшное. Они культивируют обиды внутри себя и разрушают отношения, с которыми не могут справиться.  Ребенок истеричный, имеет изможденный вид. Замкнутые, не любят делиться своими переживаниями и говорить о своем состоянии. Слишком чувствительные люди, такие, как Natrum mur., не бывают очень уж закрытыми. Они осторожны. Они ненавидят разговоры о них самих и о их горе. Они очень часто повторяют в своей речи слово «ненавижу». Они с трудом адаптируются в обществе, но в компании близких друзей они достаточно полно обнаруживают свои эмоции. Эти гиперчувствительные люди м.б. очень эмоциональными с близкими друзьями. Они могут восторгаться природой, выражать другие эмоции, но только в узком кругу. Они изначально более развиты, потому что больше страдали. Ребенок старше 5 лет держит палец во рту. Ребенок все видит, все чувствует, за всем наблюдает, но молчит! Он понимает, что значит страдание, уже в возрасте 6-10 лет. Он растет замкнутым, с ощущением, что жить трудно и что все нужно делать очень тщательно. Он считает мир несправедливым. Все последующие пережитые им страдания окончательно формируют исключительно утонченную, чувствительную личность. Такому человеку трудно будет кого-то обидеть или расталкивать других локтями. Из-за своей тонкой душевной организации Natrum mur. и Phosphorus м.б. хорошими артистами. Они не нуждаются в близких отношениях со многими. Для них важна близкая связь с одним человеком, при этом  Н.м. находится в глубочайшей зависимости от этой связи, без которой он будет чувствовать себя очень изолированным и подверженным опасности. С наибольшей очевидностью это выражено в делюзии Na carb.: отделенность себя от других. Выраженная необходимость отношений и сильная зависимость от них как раз и делают пациента типа Natrum столь ранимым. Именно из этой ранимости развивается закрытость перед людьми, а потому и стремление избежать контакта с ними. С одной стороны, такой человек хочет избежать общения, с другой стороны он страшится одиночества. Дополнительный препарат к н.м. – это Apis и часто, когда н.м. устранит последствия горя, на первом месте окажутся физические с-мы Apis.

Лекарство удержания: удерживает себя в своей тоске, в прошлом. Удерживает речь (аутизм). Удерживает выведение веществ из организма – запоры.

Они могут говорить на очень серьезные темы, но это скорее интеллектуальная беседа возможная лишь в кругу близких людей. Они могут говорить обо всем, что не затрагивает их глубоких эмоций. Они любят анализировать и м.б. очень хорошими психологами, поэтому к ним часто обращаются за советом. Но сами они никогда не будут обсуждать свои проблемы, не потому что они сознательно не хотят этого, они не в состоянии выражать свои эмоции. Если вокруг него нет близких людей, он будет стремиться к уединению. В обществе, имея склонность к логике, они думают: «Так, теперь мне нужно сказать о погоде». При этом они все время оценивают себя и думают: «А теперь какую фразу я должен произнести?». В результате они теряются и не могут произнести ничего путного. Со стороны они производят впечатление очень сухих и критичных субъектов. Развивается что-то вроде нечувствительности по отношению к другим, хотя Natrum mur. крайне чувствителен, но к другим они могут стать эмоционально невосприимчивы. Они смотрят на людей словно со стороны, не желая заглядывать внутрь человека. Они не хотят его чувств: ведь чтобы понять кого-то, я должен быть открыт для его эмоций, иначе я ничего не пойму. Они боятся, что если они откроются эмоционально, то люди могут задеть, ранить их. Именно поэтому они не в состоянии до конца понять других. Он может легко взглянуть на проблему со стороны и подсказать вам решение, поэтому с ним часто советуются. Он рассмотрит проблему отвлеченно, не вовлекаясь эмоционально. Он не хочет открывать свои эмоции навстречу эмоциям другого. У него аналитический, а не эмоциональный склад ума. Когда он высказывает свою мысль, то выражает ее полностью. Когда он проявляет свои эмоции, то пытается сдержать их, и наружу выходит не больше одной десятой его эмоционального состояния. Он хочет сказать, что любит кого-то, но не в состоянии этого сделать. Он может долгие годы любить и молчать о своей любви (Валя!!!). Он боится показаться смешным. Natrum mur. не очень заботится о чувствах окружающих, он не понимает этих чувств, но он очень раним внутри, на уровне собственных эмоций. Этим больным кажется, что что-то должно быть так, а получается иначе (такое случается часто, т.к. они совершенно не понимают чувств других). И если такое происходит, они мгновенно обижаются. Они сверхчувствительны. Это очень уточенные люди. Они художественно одарены, и в то же время они закрыты для чувств по отношению к другим. Если вы хотите понять другого, вы должны быть открыты для его чувств, для общения, но Natrum mur. не может общаться. Они замкнуты. Они прячутся в своей постели, в полном одиночестве и изоляции, поэтому они не могут сочувствовать. Часто они привязываются к кому-то из членов семьи, но они никогда не выражают своей привязанности. Они не могут никому рассказать о своей любви. Женщина может сильно ревновать партнера, разрешая ему при этом ходить на вечеринку, где, как она знает, другие женщины будут с ним флиртовать. Но она не может сказать: »Не ходи туда!». Наоборот, она скажет: «Ты обязательно должен туда пойти!». Внутри эти люди плохо знают даже себя. В своих эмоциях они могут дойти до гнева, но происходит это под контролем рассудка. Они могут много делать для других, но до тех пор, пока не требуется эмоциональная вовлеченность. Они любят конкретность и раскладывают все по полочкам. Они боятся своих эмоций, которые приводят их к истерическим всплескам. Они боятся этого. Они очень озабочены мнением других, поэтому они замыкаются и отстраняются от людей. И тем не менее к ним часто приходят другие и изливают свою душу. Людей часто тянет к Natrum mur. потому что они замкнуты и умеют хранить чужие тайны. Они производят впечатление мудрых, тех, кто знает, как поступить. Они стараются никогда не обижать никого, не быть к ним слишком критичными, но делают это несознательно. Их считают неприятными людьми в общении из-за их невосприимчивости чувств других. Из-за своей ранимости и душевной уязвимости эти люди, когда слышат о страданиях других, как бы переносят эти чувства на себя, «что бы я чувствовал, если бы это случилось со мной?». Они отождествляют боль других со своей собственной болью. Он утончен, но та область души, которая отвечает за взаимодействие с окружающими у них ущербна. Они боятся показать свои эмоции окружающим, потому что те могут обидеть их. Они не хотят этого и поэтому никого не критикуют. Именно поэтому это те люди, которые в большинстве ситуаций остаются спокойными. Для них невозможна работа, связанная с эмоциями. Среди англичан много людей типа Natrum mur. Это чопорные, замкнутые люди, не показывающие своих эмоций. Они жестко придерживаются традиционных понятий о том, что принято, а что нет; это люди «с поджатыми губами». Они могут критически оценивать тех, кто им не нравится, но в глаза они им этого никогда не скажут. Мужские черты у женщин – хочет походить на мужчину: ходит в брюках, не носит юбки, короткие волосы, говорит напористо (Sepia). Девушки выглядят как мальчик, герпес в углах рта.

В любовных отношениях они не будут показывать своей привязанности. В начале этих отношений он будет стараться не очень привязываться к партнеру, но если связь сохраняется достаточно долго, то наступает момент внутреннего перелома, и у него возникает очень сильная привязанность. Но он все равно не будет ее показывать. Они не могут жить в такой зависимости. Они изо всех сил делают вид, что не любят этого человека. Наступает время, когда партнеру это надоедает и он разрывает отношения. В этот момент вся сила привязанности выплескивается у Natrum mur. наружу, ломая их. У них начинаются истерические припадки, они рыдают в одиночестве, упрекая себя за неправильное поведение. Они корят сами себя, что они именно такие и не могут измениться. Все эти эмоции провоцируют ночную бессонницу. Но и потом их эмоциональное состояние не улучшается. Natrum mur. – одно из главных средств при депрессии вследствие любовных неудач. Эти люди буквально ломаются после разрыва любовных отношений. Возникает эмоциональная дестабилизация. Дело в том, что они сами не знают чего эмоционально они хотят. Они хорошо рассуждают логически, но совершенно не понимают своих эмоций. В этом отношении Natrum mur. похож на Ignatia: Natrum mur. – нестабильный человек; Ignatia – крайне  нестабильный. Сейчас они любят этого человека и хотят его, а через некоторое время уже его ненавидят. Они очень быстро меняются внутри. У Natrum mur. в душе происходит постоянная борьба, которая приводит к эмоциональной нестабильности. Они то безумно любят партнера, то не могут его видеть. Если это очень выражено, то Natrum mur. переходит в Ignatia. Нестабильность и непостоянство во всем. Если живет в течение многих лет, сдерживая свои эмоции и любовь, то однажды он решает больше никогда не влюбляться. Иногда первая любовь у него оказывается и последней. Они слишком хорошо помнят свои переживания и поступки в этот период и они переходят в состояние Sepia. Natrum mur. в каком-то смысле максималисты. Они предпочитают крайние решения. Если есть много симптомов Na mur. и есть несколько симптомов Sepia, то надо давать Sepia, т.к. Sepia химически на 80% состоит из Na mur. Если после дачи Na mur. нет эффекта, надо давать Sepia, т.к. они дополняют друг друга.

Есть маленький симптом очень характерный для них – они не могут мочиться на виду у других в туалете. Это свидетельствует о том, что они не поддаются «стадному» чувству, что они соблюдают дистанцию между собой и другими, что они интровертированны. Неэффективное мочеиспускание (тенезмы).

У них отрицательное отношение к лечению (“попробуйте меня вылечить! Я был у многих докторов, но они не сумели мне помочь, и вы тоже не сможете”). Не выносят сочувствия, раздражаются, когда его чувствуют (Ignatia). Любит страдать, страдания стимулируют их израненную чувствительность: девочке 15 лет, отец под угрозой физ. расправы не позволял ей выходить на улицу, пока она не выполнит дом. задание. Тем не менее она уходила из дома, поздно возвращалась, получала взбучку от отца, которого она очень любила (наказание доставляло ей удовольствие – мазохизм?), и садилась писать стихи. Головная боль с 10 до 15 часов. Хуже от жары, холода, физической и умственной работы, около 10 часов. Лучше лежа на спине, от обильного пота. Любит гулять в дождь, меланхолик (так же как и Ignatia, Causticum). Лучше от купания в холодной воде. Отвращение к рыбе. Застенчивый и обидчивый. Страх быть отвергнутыми. Ложится спать и всю ночь думает: «Почему он мне это сказал?» – вспоминает о нанесенной ему обиде и не может успокоиться. Может обидеться на какое-то ваше высказывание, хотя вы совсем не хотели его обидеть, а он расценивает это как оскорбление. Стремятся к уединению и покою. Чем больше они замыкаются в себе, тем меньше у них желания общаться с внешним миром. Они постоянно сидят в своей комнате. После стресса не может плакать, как будто замерзшие.  Это избыточная, патологическая чувствительность. Застойные головные боли с ощущением давления в голове, полноты  и пульсации, лучше от лежания. Менструальные мигренозные боли, сопровождаются временной слепотой, тошнотой, рвотой. Расстройство зрения с болями в глазах при чтении. Внезапный сильный насморк с приступами чихания при вставании рано утром, в теч.2-3 дней, после чего остается заложенность носа. Трахеит со щекотанием в горле и сильным кашлем, хуже по вечерам, когда ложится. Сухость влагалища. Подтекание мочи при кашле, смехе, быстрой ходьбе. Дополнительные препараты – Sepia, Lycopodium, Apis. Несовместимый препарат Ignatia, т.к. они сходны по симптоматике.

Na mur. – трусливые рабы. Застенчивый. Рабская психология, не борец.  Работяга, не отказывается от работы, их часто используют. Слышит голоса (сиф.миазм). Хуже от солнца. Сдержанные, скромные. Трудно выбирают друзей. Застенчивые. Общаться лучше один на один, но не в компании. Терпеливый, выносливый, терпит. Раздражительный, но не дерется. Внутри очень раздражительный, но не выносит это наружу, и от этого он болеет. Он выполняет то, что ему говорят на работе и его используют как раба. У него нет своей личности. Безвольный. Отвечает на вопросы печально. Сходится с людьми трудно, нелегко завоевать дружбу. Суицидальные мысли (Мета). Комплементарные препараты Ign., Sepia, Apis. Na mur. боятся ситуаций, которые они не могут контролировать, напр. полет на самолете или свидание с незнакомым человеком. На вопрос, что для вас легче – отдавать или получать? – решительно отвечают «Отдавать». Клаустрофобия (показан чаще чем Arg.n.). Педантизм Na mur. внешне сходен с педантизмом Ars. Отличие в том, что Na mur. очень самокритичен, и, если ему не удается сделать свою работу идеально, он ощущает сильное чувство вины и полного провала. Этот перфекционизм является компенсаторным механизмом низкой самооценки этого типа. Ars. руководит страх перед хаосом и физическим уничтожением. Когда он не может все сделать идеально, он испытывает тревогу, но не чувство вины! Он более склонен предъявлять повышенные требования к другим, тогда как Na mur. предъявляет требования к себе. Серьезность Na mur. происходит от тоски, запрятанной глубоко в душе этих людей. Сущность Na mur. – подавление эмоциональной травмы. Традиционно к н.м. относят интровертированных людей, прячущих свои чувства, избегающих компанию и не выносящих сочувствия; людей, не способных плакать и не способных проявлять теплые чувства. На самом деле спектр пациентов этого конституционального типа гораздо шире. Эмоциональная боль, которая стоит в центре патологии н.м. берет начало из раннего детства, когда ребенок не получает столь необходимой ему безусловной любви. Часто родители сами являются н.м., боящимися не только показать лишние эмоции, но даже лишний раз их испытать. Эмоциональное подавление н.м. лежит гораздо глубже простой неспособности показывать эмоции. Оно связано с желанием забыть навсегда испытанную эмоциональную боль и это многим удается. В процессе глубинной психотерапии эти запрятанные эмоции могут выйти на поверхность, приводя пациента, уверенного, что у него было счастливое детство, в изумление. Только увидев и осознав эти эмоции, пациент может выплакать их и в конце концов от них избавиться. А до тех пор он как бы постоянно сидит на мине замедленного действия, которая рано или поздно взорвется нервным срывом в виде депрессии, злобности или страха, либо непрестанно сочится ядом, отравляющим пациенту жизнь и проявляющимся в виде постоянного или периодически возникающего плохого настроения. Ребенок чрезвычайно чувствителен к эмоциональной атмосфере дома, и его совершенно невозможно обмануть. Ребенок н.м. чувствует, что не получает свободного потока безусловной, чистой любви (что происходит от того, что мать сама частично закрывает свое сердце, чтобы защитить его; либо ей самой не хватает любви ребенка не меньше, чем ему ее любви). Этот дефицит любви ощущается ребенком столь болезненно, что он быстро обучается тоже до определенной степени закрывать свое сердце, делая его менее чувствительным. Чем больший эмоциональный голод чувствует ребенок, тем толще становится защитная корка на сердце, и тем меньше подрастающий ребенок будет чувствовать эмоции. Дети н.м. часто избегают объятий и поцелуев частично вследствие того, что не чувствуют той нежности к ним, которую подразумевают эти жесты, отчасти из страха открыть надежно упакованное в защитную броню сердце, которое под этим покровом находится в относительной безопасности. Между родителями н.м. и их детьми существуют 2 наиболее распространенных типа взаимоотношений:

  1. Закрытые родители, закрытый ребенок – закрытые родители н.м. очень добросовестны в обеспечении своих детей материально и хорошим образованием, но они не способны понять, что ребенок нуждается в первую очередь в безусловной, ничем не сдерживаемой любви. Эмоциональная боль, ощущаемая ребенком, не может быть им полностью подавлена, и в результате он вырастает слишком серьезным и угрюмым. Он не может сказать, что он чувствует, т.к. пожаловаться и рассказать, как он несчастен, означает вызвать ужас у родителей, которые привыкли считать, что у них все в порядке. Он быстро обучается молчать о своих чувствах, чего родители неосознанно и добиваются от него. Есть и еще одна причина, по которой он будет хранить молчание, – чувство вины. Дети н.м. переполнены этим чувством с самого раннего возраста и так никогда с ним и не расстаются. Они думают: «Меня не любят, значит со мной что-то не так. Наверное, я плохой. Я сам во всем виноват». Как только ребенок приходит к такому заключению, оно будет каждый раз всплывать при малейшей критике в его адрес, а поскольку любовь родителей лишена безусловности, они склонны часто критиковать ребенка. Критические замечания поражают ребенка н.м. словно удар ножом в сердце. Горе – первая болезненная реакция, с которой приходится сталкиваться ребенку н.м., и эту эмоцию он прячет глубоко внутри. Когда он становится взрослым и испытывает боль утраты дорогого ему человека, боль будет невыносимой для него, поскольку она пробудит самую невыносимую эмоциональную боль – горе оставленного ребенка! Закрытый ребенок н.м. обычно не понимает, что с ним что-то не так, поскольку исходная боль погребена в самой глубине души. Все, что он знает – он не совсем счастлив и не выносит говорить о своих чувствах. Родители видят нормального ребенка, временами излишне замкнутого. Временами он переживает ужасное одиночество, но никогда об этом не говорит. В дальнейшей жизни он продолжает ощущать это одиночество, даже когда у него будет своя семья, при этом гадая, откуда оно взялось. Ребенок н.м. не говорит о своих чувствах, т.к. знает, что его не поймут, и, в сущности, он прав. Он надевает непроницаемую маску, т.к. не хочет признаться ни себе, ни другим, что внутри он ранен. Постепенно он становится невосприимчив к критике и отвержению, встречает их смехом. Старшему ребенку в семье н.м. обычно перепадает очень мало внимания от постоянно пропадающего на работе отца, а занятая мать тоже не может уделить ему достаточно времени. В его обязанность входит следить за младшими братьями и сестрами и он учится заботиться о других. В награду он получает легкое одобрение родителей и любовь и уважение младших детей. Постепенно забота становится самым важным делом в его жизни, и, когда он его лишается, он чувствует себя полностью потерянным и беспомощным. Старший ребенок будет еще более замкнутым, если он растет в неполной семье. Он рано узнает о жизненных проблемах в семье и в этой ситуации он чувствует, что должен быть сильным, и не может себе позволить плакать или жаловаться, чтобы не расстраивать своего родителя. И ребенок привыкает считать, что быть сильным и быть неэмоциональным – это одно и то же. В дальнейшей жизни, прячась от собственных эмоций, он становится неспособным установит душевную связь с другими людьми. Закрытый ребенок н.м. м.б. вежливым, грубым или заносчивым в зависимости от того примера, который он видит в лице своих родителей. Значительное число детей н.м. бунтует против своих родителей, и среди них большинство относится к замкнутым детям н.м. Бунт м.б. коротким или эпизодическим либо непрекращающимся в зависимости от того, в какой степени ребенок чувствует себя обиженным, а также от того, насколько он боится выражать себя. Ребенок, имеющий агрессивного, наводящего страх отца, может никогда не позволить себе бунт, вырастая покорным и робким, не умеющим постоять за себя. Особенно это типично для н.м.- девочек, которые на всю жизнь усваивают, что «не имеют права» злиться. Когда ребенок н.м. поднимает бунт, это становится для его родителей настоящим потрясением. Они совершенно теряются и не могут понять, что же с ним стряслось (они же так старались дать ему все что нужно!). Бунтующий ребенок н.м. на самом деле демонстрирует довольно здоровую с психологической т.зр. реакцию на ту «обиду», от которой он страдает. Всю свою жизнь он не получал столь необходимой ему любви, а поскольку он и его родители – эмоционально зарытые люди, они никогда не могли понять друг друга! Когда родители плохо контактируют со своим ребенком, они навязывают ему правила и условия жизни, не считаясь с тем, насколько они согласуются с его характером и как он сам к ним относится. Хороший пример – помещение ребенка в закрытые школы. За исключением ситуаций, когда домашняя жизнь становится для ребенка совершенно не выносимой, ничто так не угрожает его эмоциональной сфере, как закрытое учебное заведение. Для ребенка, который и так чувствует себя нелюбимым. И ребенок, которому всю жизнь навязывается, то чего он совершенно не хочет, постепенно начинает злиться. Гнев обычно является первым шагом преодоления страха для н.м. и бунтующий ребенок заявляет о том, что у него тоже есть свои права и желания. Бунт м.б. едва заметным и выражаться лишь в недостаточно быстром исполнении родительских приказаний либо носить драматический характер с уходом из дома, либо выражаться в непристойной брани в адрес родителей. Обычно родители просто наказывают таких детей, не понимая чем вызвана их реакция. Наказание лишь усиливает гнев ребенка, что приводит к еще большему взрыву либо к полному тупику в отношениях, когда ребенок из страха перед наказанием накапливает гнев внутри себя и замыкается все больше и больше. В этом случае накопленный гнев все равно выйдет наружу, возможно многие годы спустя, в ответ на какую-либо обиду, причем даже тогда гнев скорее будет изливаться на головы членов семьи, а не на обидчика, т.к. это безопаснее! Озлобленные дети очень хорошо реагируют на тех, кто их слушает и жалеет. Они очень рады возможности высказать свои обиды и свою боль (дождавшись, когда выйдут родители), и скоро причина их злости становится хорошо видна. Большинство озлобленных детей н.м. рыдают, рассказав о причинах своей злости. Гнев словно закрывал фонтан горя, который начинал бить, стоило этот гнев выпустить наружу.
Похожие материалы...  Силика (Silica) — диоксид кремния

2-й тип возникновения патологии н.м. так же распространен, как и первый. В этом варианте родители более открыты и демонстрируют ребенку свою любовь. Они могут оставаться закрытыми по отношению к другим людям, но по отношению к ребенку они проявляют открытость и любовь. Очень часто родитель н.м., особенно мать, стремится чувствовать себя нужным, чтобы быть любимым, и в этом смысле ребенок крайне важен ему. Ребенок становится центром всех надежд и любви. Второй родитель может участвовать в этом или негодовать по этому поводу. Однако ребенок, на которого изливается эта «удушающая любовь», также не получает того, что ему нужно. Родители проявляют обилие любви и нежности, вплоть до гиперопеки и «удушения в объятьях», в результате чего ребенок становится прилипчивым и излишне зависимым от родителей. «Удушающая любовь» – это наполовину любовь к ребенку, наполовину эгоистическая потребность в нем, которая делает детей зависимыми и исполненными чувства вины. По мере того как ребенок вырастает, он учится получать эмоциональное вознаграждение всякий раз, когда положительно реагирует на своих зависимых от него родителей, т.е. чем больше он угодит родителям, тем лучше ему будет. С другой стороны, всякий раз, когда он не проявляет нежности и преданности по отношению к ним, он получает «наказание» (родители могут делать это, совершенно того не осознавая). На подсознательном уровне ребенок чувствует наличие постоянного напряжения во взаимоотношениях с матерью, которое связано с ее страстным желанием получать любовь ребенка и с ее мучительным страхом эту любовь потерять. Всякий раз, когда ребенок недостаточно нежен и ласков с матерью, она чувствует угрозу, и напряжение между ними возрастает, калеча психику ребенка, который тоже чувствует себя в опасности. Позже к этому присоединяется чувство вины, поскольку мать не устает ее развивать в ребенке, ведь он никогда не кажется ей должным образом благодарным «за все, что она для него сделала», и поэтому постоянно заставляет ее испытывать боль.  Поскольку ребенок в этой ситуации никогда не получает настоящей любви, но при этом становится полностью зависим от родителей, у него развивается сильный страх их потерять. Ребенок постоянно чувствует себя наполовину брошенным и боится, что его бросят совсем. На первый взгляд парадокс – любящие родители и внешне здоровый ребенок, который почему-то боится, что его бросят. В результате родители начинают еще сильнее баловать свое дитя, отчего его страх нисколько не уменьшается. Позже, во взрослой жизни у таких людей постоянно возникает страх, что его бросит любимый человек, и они начинают окружать любимого чрезмерной приторной нежностью, совсем как когда-то поступали его родители. Гомеопаты, ожидающие, что н.м. будет обязательно неэмоционален и неспособен к проявлению нежности, пропускают половину представителей этого типа! Привязанный к близким ребенок н.м. любит ухаживать и заботиться о других. Он научился этому у своего зависимого родителя. Он любит играть в дочки-матери, ухаживать за своей собачкой и заботиться о взрослых. Цель жизни такого человека – помогать другим, и во взрослой жизни эти мечты реализуются, часто во вред ему самому. Подобно собственным родителям, использующим любую возможность упрочить зависимость ребенка от них (провоцируя у него развитие всех видов слабости и болезненности), ребенок любит, когда болеет его собачка и можно за ней ухаживать. Естественно, что удовольствие это будет неполноценным, оно будет отравлено страхом потерять любимой существо. На приеме прилипчивого ребенка н.м. очень легко перепутать с Puls., особенно если у него светлые волосы. Каждый раз, отвечая на вопрос, он будет вопросительно глядеть в сторону матери. Прилипчивые девочки н.м. продолжают держаться за мамину юбку до 17 лет, а в последующем прилипнут к своему мужу. Родители привыкли гордиться таким положительным ребенком и окружают его гиперопекой. Они просто сходят с ума, когда ребенок находится где-то вне их досягаемости, а когда выросший ребенок покидает их дом, они горюют и беспокоятся. Индивидуумы н.м. с большим трудом отпускают что-либо – эмоции или людей. Привязанный ребенок н.м. очень предан своим родителям. Они для него кумиры. Он готов ради них на все, как и они для него. Когда юноша н.м. женится, на первом месте для него по-прежнему остаются его родители и ему приходиться разрываться между семьей и родителями, пытающимися  по-прежнему руководить им и вмешиваться в его жизнь. Он испытывает чувство вины при мысли, что может расстроить родителей, даже когда их вмешательство угрожает его браку. Они на первое место ставят своих родителей и лишь потом мужа или жену, а когда у них появляются дети, ставят на первое место ребенка. Может возникнуть сложная ситуация, когда мать не хочет отпускать взрослого сына и сын не хочет расставаться с матерью. Препарат в высокой потенции может помочь н.м. отпустить от себя другого человека и пережить связанную с этим боль. У н.м. жесткий самоконтроль. Чем больше он закрыт, тем сильнее самоконтроль, чтобы не показывать своих эмоций и избегать провоцирующих их ситуаций. Кроме того он постоянно озабочен тем, чтобы угодить людям и не получить критики с их стороны. Индивидуумы н.м. постоянно планируют свою жизнь. Они любят, чтобы не осталось ни одного непредвиденного события, чтобы все прошло идеально и не было никакого повода для расстройства. Им это нужно по ряду причин. Во-первых, они не любят расстраивать других. Если кто-то расстроится, они будут чувствовать себя виноватыми, а для них это чувство невыносимо (это уходит корнями в детство, когда они чувствовали себя виновными, если не получали любви). Во-вторых, непредвиденные события чреваты эмоциями, а они избегают их любой ценой, т.к. эмоции могут обнажить спрятанные в душе раны. И наконец, они могут показаться слабыми, глупыми, смешными, а это невыносимо для них, т.к. они видят в этом разновидность отвержения – в их душе одновременно оживает чувство брошенности и чувство собственной неполноценности. Когда кто-то посещает дом хозяина н.м., особенно состоятельного, то кажется, что попал в музей – все так чисто, аккуратно, даже не верится, что здесь кто-то живет. Детям, растущим в этом доме, быстро дают понять, что их должно быть видно, но не слышно и они должны быстро восстановить порядок, если нарушат его. Такие дома похожи на выставочные экспонаты – безукоризненно чистые, но лишенные сердца. В современном обществе человек учится подавлять свои чувства, он теряет контакт с любимыми людьми, тратя все время на погоню за престижем, положением в обществе, бизнесом. Человек теряет свою душу, довольствуясь жалкими суррогатами. Общество производит субъектов н.м., а они двигают общество. Склонность н.м. постоянно контролировать свое окружение делает их прирожденными консерваторами. Любые перемены выглядят, как угроза, т.к. их нельзя полностью контролировать. В семьях н.м. самое важное – внешнее проявление уважения, независимо от того, заслужено оно или нет, и все должны поддерживать лицемерие друг друга. Н.м. избегает сходиться с людьми очень близко, т.к. это может спровоцировать появление неконтролируемых эмоций. Н.м. крайне важно сохранение собственной независимости, т.к. это позволяет им беспрепятственно контролировать свою жизнь. Особенно они избегают ситуаций, в которых им приходилось бы полностью положиться на волю других. Например, женщина н.м. не может летать в самолете или боится, когда кто-то подвозит ее на машине. Другая ситуация, угрожающая выйти из-под контроля н.м. и поэтому кажущаяся ему опасной, – гомеопатический опрос. Ничего не м.б. страшнее для н.м., чем говорить о себе, когда беседа находится под контролем гомеопата. Н.м. стараются помогать другим, но не от избытка любви, а из чувства долга и из страха, что их сочтут плохими. В детстве они угождают родителям и это усиливает чувство собственной неполноценности: «Я – плохой (иначе меня бы любили), но если я буду помогать другим, я стану лучше и смогу заслужить некоторого признания и даже, м.б. любви». Многие н.м. не могут сказать «нет», считая отказ в помощи кому-то эгоизмом.  Они все стараются за кем-то ухаживать и предлагать свои услуги (то же говорил и Мета), чаще всего это женщины н.м. Они говорят, что делают это из чувства любви к другому. Но навязывая свои услуги другим, они думают в первую очередь о том, чтобы получить от них уважение и любовь. Н.м. стремится принижать себя и избегать комплиментов, считая это эгоизмом. Это исходит от чувства неполноценности, которое было заложено родителями в детстве, когда они внушали ребенку, что он глупый, не на что негодный, бестолковый, что не заслуживает любви. Для н.м. очень характерен стоицизм. Им кажется, что самоуничижение закаляет душу, делает их сильными и неэгоистичными. Женщина, которая постоянно суетится на кухне, готовя еду для всех, а потом даже не позволит себе присесть, часто н.м. Социальный работник, отдающий своей работе всего себя, так что у него не остается ни минуты свободного времени, – обычно н.м. (работа в сфере социальных услуг очень привлекает н.м.). Страдальцы – это н.м. (среди стоических страдальцев м.б. типы Ph., Staph., Na carb.). По мере усугубления эмоциональной патологии самоуничижение превращается в саморазрушение. Мужчина, который работает 7 дней в неделю по 18 часов, часто относится к н.м. Он очень низко ценит себя, но пока чем-то занят и приносит пользу, он на время освобождается от ощущения собственной никчемности. Но такая нагрузка разрушает организм и он начинает пить, употреблять наркотики, которые заглушают внутреннюю боль; в этом же ряду стоят булимия и нервная анорексия. Для наиболее эмоционально искалеченных н.м. смерть не представляется чем-то ужасным – она несет в себе успокоение, и они ускоряют ее наступление всеми возможными способами. Н.м. перфекционист и педант. Но в отличие от Ars. его педантизм вызван тем, что он с детства усвоил, что он недостаточно хорош и единственный способ доказать обратное – делать все идеально. Он чувствует неполноценность не потому, что плохо что-то делает. Просто он не получил достаточно любви и решил, что «видимо, у него что-то не так». (Представители других конст.типов тоже могут не получить в детстве достаточно любви, но именно субъекты н.м. особенно чувствительны к дефициту любви в самом начале жизни, и их психика получает от этого большие повреждения). Одним из аспектов перфекционизма н.м. является исключительная аккуратность, т.к. для них важно не только что он делает, но и как он выглядит. Стремление к идеальной внешности занимает много времени у женщин н.м. Они используют много косметики. Для н.м. не характерно полное перенесение своих высоких стандартов на других, как это делает Ars., но на свою семью они их переносят. Наиболее печальным выражением этой тенденции являются их дети, от которых они требуют быть идеальными во всем. В результате ребенок вырастает напряженным, неестественным, вечно боящимся не соответствовать высоким стандартам своих родителей. На вопрос, «когда вы что-то делаете, важно ли, чтобы все было идеально безупречно?» – н.м. отвечают: «Я стараюсь, чтобы это было так». Трудоголик н.м. не выносит праздности (типа чтение книг). Подобно многим другим особенностям н.м. эта черта связана с нежеланием оставаться наедине со своими чувствами. Трудоголик н.м. ненавидит выходные, если только он не проводит их за каким-то очень активным видом отдыха, а мысль о пенсии приводит его в ужас. Когда же он выходит на пенсию, он либо заполняет свою жизнь заботами о других, либо впадает в депрессию. Домашняя хозяйка будет постоянно чем-то занятой, и, чем сильнее ее внутреннее напряжение, тем лихорадочней становится ее активность, призванная не допустить выхода эмоций из-под контроля. Н.м. становится трудоголиком по двум причинам. Во-первых, это способ не чувствовать своих эмоций. Во-вторых, этот позволяет ему избежать ощущения собственной никчемности. Если н.м. не может работать, он одновременно оказывается подвержен тревоге и депрессии. Так случается, когда он заболевает или теряет работу. Обе ситуации невыносимы для них. Многие н.м. говорят, что они терпеть не могут болеть, но многие из них подсознательно притягивают болезни, словно пытаясь т.о. излечить себя эмоционально. Н.м. может исцелиться, только снова почувствовав подавленные эмоции, и именно это начинает происходить, хотя и против его сознательного желания, когда он заболевает. Часто при астеническом с-ме, когда н.м. вынужден не работать и перестать быть трудоголиком, он останавливается и становится способным почувствовать свои эмоции. Иногда трудоголиками становятся целые нации: Япония, Германия, Швейцария. Для их населения характерно подавление эмоций, поэтому большинство их составляют н.м. В странах Дальнего Востока подчиненное положение женщин. Когда им с детства внушают, что они должны всегда подчиняться и не смеют жаловаться, они быстро превращаются в н.м., даже если исходно не имели эту конституцию. Традиционно считается, что для н.м. характерен пессимизм и фиксация на прошлых несчастьях. Но большинство н.м. могут стать оптимистами, чтобы избежать болезненных внутренних эмоций от комплекса неполноценности. Они становятся похожими на Ph. Постоянно улыбающийся человек или сумасшедший, либо н.м. Часто женщины н.м. любят радостно болтать на «безопасные» темы, постоянно улыбаясь при этом. Улыбка в конце каждой фразы очень характерна для н.м., сколь бы ни был мрачен смысл сказанного. Однако, если гомеопат спросит, счастлив ли ее брак, во многих случаях в глазах заблестят слезы. Если же н.м. постоянно смеется, то это указывает на более серьезную патологию («Чрезмерный смех»). Такой человек слывет весельчаком, который смеется над всем подряд. Он знает, что очень несчастлив, но не позволяет себе показать это. В один прекрасный день он совершает самоубийство, которое для окружающих как гром среди ясного неба. Многие н.м. смеются, когда разговор затрагивает серьезные проблемы, которые их очень расстраивают («Смеется над серьезными вещами»). Когда на первом приеме я прошу пациентов описать собственную личность, часть из них начинает смеяться. Все они н.м., для которых предложение раскрыть свой внутренний мир является угрожающим и вызывает смущение. Оптимисты н.м. чаще женщины стараются убеждать других в том, что все хорошо. Они ухаживают за другими, стараются помочь. Они говорят, что надо стараться полюбить себя и тогда вы почувствуете, как прекрасен мир. Большинство фанатичных проповедников, особенно из только что обращенных неофитов, н.м. Н.м. обожают во что-то фанатично верить, особенно женщины. Еще один вариант оптимиста н.м. – человек, увлеченный мистикой. Путь этот привлекает н.м. красивым антуражем и тем, что он сулит заманчивые перспективы, не угрожая необходимостью встретиться лицом к лицу со своей болью. Н.м. м.б. бунтарем, исполненному злости и гнева. Некоторые н.м. начинают бунтовать с детства. Другие должны вырасти, чтобы преодолеть свой страх настолько, чтобы почувствовать злость. Пример юного бунтаря н.м. – трудный ребенок, который постоянно дерется, не обращает внимание на учителей и оскорбляет родителей (Петя – внук о.Алексея). Такие дети обычно испытывают дефицит любви и нередко оказываются жертвами родительской жесткости. Они гордятся своей способностью вынести порку без единого звука, а их любимое слово (за исключением нецензурных) – «ненавижу!». Такие дети очень неуютно себя чувствуют, когда речь заходит о семье, любви и душевной близости. Они предпочитают, чтобы их не считали обиженными, и, если с ними начать говорить на эти темы, они ответят язвительным глумлением. Хотя некоторые бунтари, которые ранены не настолько глубоко, могут все же поговорить с вами об этом, если увидят, что вы их понимаете и при этом могут даже расплакаться. Таких малолетних правонарушителей ожидает в конце концов колония для несовершеннолетних. Бунтовщик н.м. склонен к паранойе. Ему везде мерещатся обиды и скрытые мотивы; он очень недоверчив. Это понятно, если вспомнить о том, сколько трудностей у него было  в жизни. Он не даст вам время на раздумье, и, если ему кажется, что вы хотите его обидеть, он нападет первым. Он несет в душе незаживающую рану и не выносит прямых выражений сочувствия. Взрослые бунтари н.м. направляют свой гнев на определенные слои общества. Бунтующие подростки н.м. становятся панками или бритоголовыми, первые ополчаются на буржуазию, вторые – на инородцев. К бунтарям н.м. часто принадлежат активные феминистки (Sep., Ign.). Столкнувшись с жесткостью со стороны отца (и нередко со стороны других мужчин в форме сексуального насилия), они привыкли встречать в штыки любого мужчину на их пути. Они не могут увидеть ни одной хорошей черты ни в одном мужчине, сколь хорошим бы он ни был. Многие из таких женщин становятся лесбиянками в поисках более безопасных сексуальных и эмоциональных контактов. Некоторые бунтари могут профессионально использовать свой гнев. В эту категории попадают многие спортсмены, особенно боксеры, у которых часто было трудное детство. К бунтарям н.м. часто относятся солдаты, полицейские, которые могут вымещать свой гнев на невинных жертвах. Многие представители этого типа н.м. носят свое горе годами в себе и значительную часть времени испытывают злость («раздражает буквально все») (о.Александр Ростовский). Иногда злобный н.м. осознает, что выплескивает свой гнев на ни в чем не повинных козлов отпущения (которыми часто становятся члены их семьи), но ничего не может с собой поделать. В ряде же случаев это происходит совершенно бессознательно. Очень многие случаи избиений жен или импульсивных убийств м.б. предотвращены дозой н.м. 10М. Более мягким вариантом бунтаря н.м. является циник. Это в основном мужчины н.м. Цинизм – скрытая форма агрессии. В любой ситуации циник видит только негатив. Это форма внешней защиты, с помощью которой они стараются закрыть свое раненое сердце. Когда сердце открыто, человек чувствует или любовь, или обиду. Когда циник втаптывает в грязь все хорошее и прекрасное, он «убегает» из сердца в голову, т.к., если он признал, что это прекрасно, ему пришлось бы впустить это в сердце, открыть его, что для него означает вновь почувствовать свою боль. Есть и другие высокорациональные типы, которые м.б. склонны к цинизму – Nux.v., K carb., S, Ign., Tub. Но тип н.м. не только намного многочисленнее, но и больше склонен к цинизму, т.к. он более нуждается в защите от эмоциональной травмы. Для н.м. характерны высокие моральные устои в противоположность менее щепетильным Nux. или Lyc. Н.м. испытывает сильный стыд, если он совершает поступок, выходящий за рамки его высоких моральных стандартов. Следствием этого является надежность – н.м. можно доверять. Даже суровые бунтари н.м. более склонны держать свое слово, чем можно было бы от них ожидать, и, видимо именно это и положило начало воровскому закону – «кодексу чести» уголовного мира. Н.м. очень чувствительны эмоционально и могут хорошо чувствовать других. Они много страдали и могут понять страдания других – сочувствие. Ригидные моралисты обычно относятся к типу н.м. (хотя это м.б. и Ars.), которые действуют исключительно из неосознанного желания освободиться от чувства собственной вины. Обычно они оправдывают свое поведение религиозными принципами, однако их морализаторство не имеет ничего общего с истинной духовностью, т.к. оно основано не на любви, а на полном ее отсутствии. Хороший пример такого поведения – фарисеи, обвиняющие Иисуса в том, что он совершает чудеса в субботу и не гнушается общества блудниц и грешников. Что касается секса, то некоторые мужчина н.м. не видят в измене ничего предосудительного (это не распространяется на их жен) и ищут скорее секса, чем любви, поскольку любить их сердце давно разучилось. Другие избегают романтических отношений, т.к. знают, что не вынесут боли потери, что характерно и для многих женщин н.м. Наиболее сексуальные мужчины н.м. имеют наиболее высокий уровень подавления своих эмоций. Они используют секс как средство снятия эмоционального напряжения и как замену любви. Женщины н.м. отличаются большей строгостью и однородностью в отношении секса, т.к. они гораздо больше эмоционально уязвимы. Они стремятся к сексу с любимым и не получают удовлетворения от случайных половых связей. Это делает их намного больше подверженными чувству своей неполноценности по сравнению с представительницами любого другого типа, т.к. у них исходно имеется чувство вины и низкая самооценка, а случайная половая связь значительно это усиливает. Отчасти именно склонность постоянно испытывать чувство стыда лежит в основе высоких устоев сексуальной морали большинства женщин н.м. Конечно у них м.б. и более здравые причины для этого – более эмоциональные здоровые женщины н.м. слишком уважают себя, чтобы унижаться до животного секса, и не испытывают физического влечения к мужчине, если не любят его. Но некоторые женщины н.м., которые испытывают особенно сильную потребность в любви, используют тактику обольщения для получения сексуального удовлетворения, как замену любви. Такие женщины, испытавшие в детстве особенно сильный дефицит любви,  легче поддаются манипулирования со стороны мужчин, которые даруют им свое доброе расположение в обмен на секс. Такова сила сексуального давления на тех, кто имеет слишком низкое уважение к себе. Большинство женщин н.м. испытывают удовольствие от секса, только когда любят. Но некоторые не могут достичь оргазма даже с любимым. Это связано с тем, что они не осмеливаются полностью «отпустить себя» и стать т.о. эмоционально уязвимыми, т.к. больше всего на свете они боятся новой эмоциональной травмы! Некоторые женщины н.м. после полового акта чувствуют тоску, потому что они слишком открылись партнеру и сняли защитный покров со своего сердца, который скрывал старые душевные раны («Печаль после полового акта»). Особенно тяжелая реакция на сексуальное насилие – одна из типичных характеристик женщин н.м. Многие после этого начинают резко прибавлять в весе в бессознательной (а нередко и сознательной) попытке приобрести менее привлекательный для противоположного пола вид, чтобы избежать повторного насилия. Большинство очень толстых женщин относятся к конституции н.м., и значительная часть их используют свой вес, чтобы не иметь половых контактов с мужчинами! (Тучные Calc. и Graph. толстеют не из-за этого). Все субъекты н.м. до некоторой степени актеры. Они демонстрируют счастливый вид, когда им плохо. Упорное акцентирование внимания на положительных моментах является игрой, особенно когда это делается с натугой и не к месту. Они склонны преувеличивать свои эмоции (Ign.). Такую драматизацию эмоций гомеопаты меньше всего ожидают от «спокойных» н.м., но для определенного подтипа этого препарата она является основным признаком. Особенно характерны подобные драматические всплески эмоций для состоятельных н.м. На вечеринке, когда возникает реальная причина для расстройства, дама будет выглядеть умирающей: «Дорогой, мне так пло-о-о-хо, ты даже не представляешь, я так ужасно себя чувствую!» Эти люди используют подобную драматизацию, чтобы избежать встречи с реальными чувствами. Склонные к драматизации эмоций н.м. предпочитают много о них говорить, чем их испытывать. Некоторая доля преувеличения может наблюдаться даже у обычной женщины н.м. Сплетничая с подругой, она изображает чуть ли не обморок, услышав, что знакомый изменил своей жене, либо с излишним восторгом перечисляет достоинства своего избранника. Молодые н.м. обоего пола склонны к избыточному употреблению в своей речи превосходных степеней и преувеличивают те чувства, которые считают социально премлимыми, скрывая все остальные. Женщины, в своем стремлении к близости с мужчиной могут в манере драматизма вываливать на него массу подробностей своей интимной жизни. Эмоциональная экспансивность таких женщин н.м. призвана увести их подальше от реальных эмоций и чувств. Н.м. – это лекарство для истеричных девушек! Большинство актеров и моделей – именно н.м. (хотя среди них много эмоционально экспансивных Ph., Ign., S). Гомеопаты обычно ожидают от н.м. выраженной интроверсии и отвращения к популярности. Но для актеров характерно противоположное и, что самое важное, противоположное м.б. характерно для многих «обычных» н.м., особенно женщин. Многие родители н.м. активно стимулируют ребенка «к выступлению», прося его спеть, станцевать, прочитать стихотворение на публике. Это можно назвать здоровым, пока ребенок этого хочет сам и пока его не заставляют постоянно играть на публику, однако часто для таких родителей характерно желание «прожить жизнь ребенка» воплотить через него свои нереализованные желания, что вызывает в ребенке постоянное напряжение. Это может приводить к тому, что во взрослой жизни такой человек будет все время стремиться стать центром внимания. Иногда даже те н.м., которых в детстве не принуждали к выступлениям на публике, могут во взрослой жизни стремиться привлечь к себе позитивное внимание и восхищение. Без всякой подсказки со стороны родителей маленькие девочки н.м. могут начать «представление» перед гостями, танцуя или читая стихи, чтобы произвести впечатление, заслужить их похвалу и т.о. завоевать одобрение и любовь. Те, кому не удалось стать актрисой, находят другие пути привлечения внимания. Они начинают хвастаться или перенимают привычку словно ненароком «ронять» обрывки информации о своей личной жизни, которая может произвести впечатление на окружающих. К этому склонны «драматичные» женщины н.м., особенно при общении с мужчинами, которые им нравятся (Ign.). Такой женщине важно чувствовать себя особенной, поскольку в глубине души она чувствует себя брошенной и никому не нужной. Мужчина н.м. не менее, чем женщина, нуждается в том, чтобы почувствовать собственную значимость, и подобно многим мужчинам Lyc. он становится специалистом в той или иной области и чувствует немалую гордость, демонстрируя миру свои познания. Обычно они очень резки в высказывании своего мнения, не слишком стремятся выслушать мнение окружающих. Гордый знаток н.м. будет использовать любую возможность продемонстрировать свои знания, а в конце своего выступления выжидательно ищет признаки восхищения собой. Эта особенность контрастирует с поведением полного энтузиазма знатока Sulfur, который точно так же обожает показывать свою образованность, но не стремится, чтобы его восхваляли. Он и без того достаточно уверен в себе и делится своими знаниями потому, что ему нравится это делать. Для Sulfur важно, чтобы аудитория поняла его, а особенно, чтобы она разделила с ним его страсть к научному поиску. Самолюбивого знатока н.м. очень трудно отличить от самолюбивого знатока Lyc. Псевдознаток Lyc. часто претендует на роль всезнайки, и ему почти всегда есть что сказать по любому вопросу, тогда как н.м. может оседлать одного конька. Кроме того, н.м. проявляет более эмоциональное отношение к обсуждаемому предмету. Именно эти два типа порождают мужчин, неадекватно гордых своими познаниями и склонных постоянно навязывать свои комментарии окружающим. Они могут первому встречному рассказывать о своем хобби, во всех подробностях передавая детали интересного для них увлечения, независимо от того, интересно это его собеседнику или нет. Такая навязчивая страсть к какой-то одной сфере науки или искусства становится для них заменой нежности и любви, недополученных в детстве, и одновременно защитным механизмом, ограждающим их от депрессии.  Еще одна разновидность индивидуума н.м., стремящегося произвести впечатление, – сноб. Человек становится снобом, поскольку привыкает смотреть на людей сверху вниз, если они меньше образованы и культурны, любит демонстрировать свои наряды и тонко намекать на свою «голубую» кровь. Снобизм характерен также для Ars. и Nux. Аристократа н.м. ужасает вульгарность простого народа. Он всячески подчеркивает свою приверженность благопристойности, порядочности, благородству, для чего может оказывать щедрую благотворительную помощь. Оставаясь типичным н.м., он очень закрыт эмоционально – что бы ни случилось, он должен остаться невозмутимым. Он обычно гордится той элитарной закрытой школой, где он учился (хотя был в ней крайне несчастен), и записывает своего сына в ту же школу сразу после его рождения. Для сноба самое главное – внешний вид, и его детям никогда не позволят это забыть. Мужчина сноб н.м. с прирожденными аристократическими чертами достаточно эмоционально стабилен, т.е. приучен подавлять свои эмоции. У женщин м.б. вспышки депрессии, истерии или паники, но  они очень искусно прячут эти эмоциональные перепады от окружающих. Временами они могут стать очень требовательными, напоминая капризного ребенка, и они всегда будут упорно добиваться, чтобы все было именно так, как они хотят. Такие люди живут в своем, далеком от реальности мире, поверхностном и начисто лишенном самопонимания. Другой разновидностью снобов н.м. являются люди одержимые манией величия. Они не относятся к аристократической среде, поэтому им приходится постоянно находиться в погоне за богатством и блеском. Это «новые русские». Такие снобы полностью зациклены на себе тратя много времени и денег на свою внешность, читают журналы типа «Дизайн и интерьер», чтобы не отстать от моды. Для них подходит поговорка «Из грязи в князи». Они всю жизнь стыдятся своего бедного происхождения, они отрекаются от своей семьи или приезжают в отчий дом во всем блеске своего величия, чтобы показать всем, кто тут главный. Причина такого поведения в одном – они получили мало настоящей любви в детстве. Полученный ими комплекс неполноценности на первый взгляд исходит из их «низкого происхождения», но на самом деле он вытекает из застарелого ощущения брошенного и нелюбимого ребенка – типичного ощущения н.м. Н.м. предрасположен к депрессии более всех других типов, за исключением Aurum, но последних встречается не так много. Т.о., большинству депрессивных пациентов необходим н.м., но чтобы он смог подействовать, его необходимо назначать в очень высоком разведении – 10М при условии полной отмены антидепрессантов, которые являются антидотом! Депрессия возникает у н.м. как следствие подавления тоски. Если бы вся тоска, которую испытывал н.м., могла тут же выходить наружу через рыдания, депрессии никогда бы у него не возникло, и не было бы ощущения неполноценности. Именно поэтому н.м. лучше себя чувствует, когда плачет. Плач облегчает тяжесть накопленного пласта тоски, и состояние улучшается, пока на поверхность не выйдет новый слой. Основной груз тоски н.м. накапливается в детстве, когда психика особенно уязвима. Большая ее часть затем подавляется и вытесняется в подсознание, накапливается в теле в качестве химической и энергетической памяти. Если затем взрослый н.м. сталкивается с длительной полосой неприятностей или с внезапным интенсивным эмоциональным страданием (стрессом), к подавленной тоске добавляется новая до тех пор, пока подсознание не заполнится ею до предела, и тогда избыток прорывается в сознание, проявляясь как хроническое снижение настроения, а затем и депрессия. Причина депрессии находится очень глубоко в прошлом пациента! Причины депрессии н.м. многообразны. Самая распространенная ситуация – несчастная в браке женщина н.м., нелюбимая мужем. Муж часто обижает ее или не обращает на нее внимания, а она терпит все это, т.к. боится его потерять. Она может переживать свое несчастье молча; постепенно впадая в отчаяние; может стать агрессивной, выплескивая свое раздражение на мужа и на детей. Агрессивная р-ция является наиболее здоровой. Те женщины, которые не способны рассердиться, остаются обиженными на всю жизнь и неизбежно скатываются к депрессии. После дачи л-ва в высокой потенции, женщина мобилизуется, становится более уверенной в себе и впервые в жизни оказывается способной выразить свой гнев. Но у некоторых женщин н.м. так выражена зависимость от близких, т.е. потребность ухаживать за больным или пьющим мужем, выражена столь сильно, что она впадает в депрессию, если муж бросает пить или выздоравливает! Он перестает от нее зависеть, и она остро чувствует свою ненужность и боится, что он ее оставит! Для многих женщин н.м. депрессия появляется внезапно, как гром среди ясного неба, без какой-либо причины. Конечно, пусковой момент есть всегда, но он м.б. незначительным и не принимается во внимание. Например, больная впала в депрессию после того, как вышла замуж за любящего и заботливого человека. При опросе обнаруживается, что ей трудно расслабиться во время коитуса, а после приема л-ва она может неожиданно вспомнить, как в детстве пережила сексуальное насилие, эпизод, который затем полностью вытеснился в подсознание и о котором она не вспоминала много лет. В этом случае провоцирующим фактором депрессии послужило увеличение секс.активности, если бы она не приняла л-во, она могла так и не вспомнить об исходной причине и тогда депрессия сопровождала бы ее всю жизнь. Наиболее трудноизлечимые случаи депрессии возникают у тех женщин н.м., которые получили множественные психологические травмы начиная с рождения – трудные роды. Они всю жизнь становятся жертвами, переходя от одной травмирующей ситуации к другой. Обычно они испытывают очень сильную неуверенность в себе и комплекс неполноценности. На все обиды и угрозы они реагируют в основном страхом и печалью, но не гневом! Они отчаянно вцепляются во врача, который обещает им какаю-то помощь, а в сочетании со склонностью к самоуничижению и покорностью это создает «идеального пациента», тщательнейшим образом выполняющего все рекомендации, никогда не опаздывающего на прием и постоянно благодарящего врача с огромным энтузиазмом. Такие пациенты склонны улыбаться и смеяться по поводу и без повода, рыдать, рассказывая о своих прошлых страданиях. Самый характерный признак депрессии н.м. – она тихая. Пациенты не рассказывают другим о своих ощущениях тоски и тревоги, слезы удерживаются внутри. Они не плачут потому что чувствуют, что при этом вскроются те моменты, о которых они не хотят вспоминать. Кроме того, это чувство вины, которое они испытывают, расстраивая других, и убежденность в том, что слезы – признак слабости. Некоторые депрессивные пациенты н.м. не могут плакать совсем, особенно мужчины. Их прежние душевные раны столь болезненны, что они предпочитают скрывать их под непроницаемым панцирем, поддерживая постоянный контроль за своими эмоциями. Этот панцирь является препятствием на пути излечения, и часто он трескается после принятия л-ва.

Похожие материалы...  Phormium tenax (Новозеландский лен)

Natrum muriaticum – л-во сдерживания все видов: задержка жидкости; сдерживания слез; сдерживания горя и гнева; сдерживание проявления чувств к любимым людям. Отпустить себя на самых различных уровнях – самая трудная задача для н.м. Депрессия возникает как результат прорыва психологических защитных механизмов, и это наводнение поднимает со дна подсознания самую муть, пробуждая спящих до того монстров, поднимающихся на уровень сознания. В основном это монстры вины, страха, ощущения своей презренности, т.е. все те эмоции, которые лежат в основе уязвимости н.м. Иногда защитные механизмы, сдерживающие натиск подавленных эмоций, м.б. лишь слегка размытыми и давать незначительную течь. В этом случае возникает  длительная, но невыраженная депрессия, характеризующаяся апатией и несильными раздражительностью, тревогой или чувством вины. Подобную апатичную депрессию м.б. трудно отличить от депрессии Sepia. У пациентов н.м. с апатичной депрессией тенденция много спать. Сначала пациентку перестает беспокоить ее прежнее стремление к высоким стандартам и она забрасывает домашнюю работу; она перестает размышлять о том, что подумают люди, и о том, что она кого-то расстраивает. Она начинает много есть, пытаясь т.о. заглушить внутреннее чувство пустоты. Прием пищи в качестве утешения особенно характерен для н.м. и Sepia, отсюда большое количество толстых н.м. В отличие от пациентов н.м. с более глубокой депрессией апатичные н.м. могут получать облегчение в компании, т.к. в обществе они могут ненадолго отвлечься от своих эмоций и положительно реагировать на утешение. Пациентка н.м. с глубокой депрессией полностью уйдет в себя, самоизолируясь от людей, т.к. чувствует, что никто не может понять ее переживаний, а она больше не в силах делать вид, что все в порядке. Плакать она может лишь в одиночестве или рядом с совсем близким человеком, т.к. во время плача она чувствует себя максимально уязвимой. Утешение может ухудшить ее состояние и вызвать слезы, т.к. жалость разрушает последние защитные оболочки, все еще закрывающие сердце, и открывает его навстречу боли. Н.м. в глубокой депрессии страдают от неприятных воспоминаний, подавляемых долгие годы. Они доставляют им страшные мучения; прошлые травмы всплывают в памяти снова и снова, и ничто не в силах прекратить это мучительное прокручивание («мысли мучительные»). В подобные моменты пациентку могут захлестнуть угрызения совести за какие-то сделанные ей поступки или несделанные, но которые она д.б. сделать; она чувствует себя виноватой в страдании множества людей, хотя они могли не иметь к ней никакого отношения («тревога от чувства вины»). Многие впавшие в депрессию н.м. не могут плакать, но другие, наоборот, не могут сдержать рыданий и начинают плакать от малейшей провокации, особенно при контакте с другими людьми («беспричинный плач»). Эти приступы плача длятся недолго и не приносят облегчения в отличие от освобождающих «сердечных» слез. Депрессия у мужчин н.м. очень похожа на то, что можно видеть у женщин, но у них могут добавляться приступы ярости, которые они изо всех сил стараются держать под контролем. Депрессия у женщин н.м. особенно часто возникает в периоды гормональных перестроек: предменструальный, послеродовый периоды, беременность и климакс («тоска перед менструацией», «тоска во время беременности»). На самом деле с гормонами у них все в порядке. Быстрое изменение гормонального фона дестабилизирует эмоциональные защитные механизмы н.м., позволяя подавленным эмоциям прорываться на поверхность. Если бы не было подавленных эмоций, то не возникло бы предменструальной или послеродовой депрессии. В глубокой депрессии м.б. склонность к суициду. Маниакально-депрессивный психоз передается по наследству. Очень большое число пациентов МДП хорошо реагируют на н.м. или Na sulf. (кроме этих препаратов м.б. необходимы Aurum met., Veratrum a.) в высоком разведении, а в периоды ремиссии их психика имеет натриумные черты. При лечении МДП показанное л-во эффективно вне зависимости от текущей фазы. Оно может с одинаковым эффектом купировать как маниакальный, так и депрессивный эпизод, если только пациент не находится на антидепрессантах.

Есть два наиболее распространенных варианта «аномальных» реакций на горе. Первый – полное отсутствие реакции. Человек ничего не чувствует, за исключением, быть может, ощущения онемения внутри. Это типичная первичная р-ция на известие о потере, но в случаях н.м. за ней не следуют обычные в таких моментах рыдания или печаль, поскольку израненному сердцу «запрещено» чувствовать. Еще один пласт тоски вытесняется в подсознание, все сильнее увеличивая изоляцию сердца от чувств. В результате после подобного тихого горя индивидуум н.м. может остаться с ощущением потери, но при этом он будет не способен осознать это ощущение и проанализировать его. Именно это ощущение крадет у н.м. большую часть радости жизни и смысла жизни. Другая распространенная р-ция – длительное и необычайно глубокое «обычное» горе. Потерявший любимого человека сначала находится в состоянии шока, который быстро сменяется глубокой тоской и тяжелыми рыданиями. В течение этой начальной нестабильной стадии Ignatia хорошо стабилизирует пациента, приводя его в чувство. После стадии Ign. пациент может остаться в состоянии горя на целые месяцы и даже годы. В это время образ потерянного человека снова и снова встает перед его внутренним взором, усиливая боль, словно нанося новую рану в сердце. Любое упоминание об утрате вызывает слезы и усиливает тяжесть горя внутри. Такие индивидуумы н.м., потеряв партнера, заявляют, что никогда больше никого не полюбят, и они действительно могут остаться одни, пока боль не утихнет, а для этого могут потребоваться годы. Если они вступят в новый брак, когда горе еще не стихло, они оказываются не в состоянии отдать сердце своему новому супругу, и их продолжает осаждать мысль о прежней любви. Практически те же р-ции возникают у н.м., когда любимый бросает их и даже если они сами оставляют любимого! Для н.м. очень характерны мучительные мысли о каких-то незавершенных делах с потерянным любимым. Их может переполнять чувство вины из-за того, что они никогда не признавались ему в любви или они могут обвинять себя в его смерти. Фактически это реактивация чувства вины, испытанного ребенком н.м. в детстве, когда он решил, что родители не любят его, т.к. он плохой. Для н.м. очень характерны попытки подавить свое горе силой воли, – они считают, что д.б. сильными как ради блага своей семьи, так и чтобы не допустить развития депрессии. Но они не понимают, что такая тактика порочна в своей основе, т.к. она значительно удлиняет их страдания и рано или поздно ведет к срыву. Многие н.м. вспоминают, что в детстве им не позволяли показывать свое горе, когда они теряли любимого родственника или родителей. Часто им не разрешали пойти на похороны, а чтобы отвлечь их давали им какое-нибудь поручение. Все это явное следствие страха перед эмоциями, который испытывали их опекун или оставшийся родитель. На психику ребенка это оказывает выраженное повреждающее воздействие, закрывается путь к нормальному завершению процесса горя, т.к. он был искусственно заморожен и вытеснен в подсознание. В дальнейшей жизни подавленное горе обязательно всплывет на поверхность и с удвоенной силой обрушится на такого человека. Невыраженные подавленные эмоции обладают страшной разрушительной силой!

Похожие материалы...  Camphora (Камфора)

Многие клоуны – н.м. Все знают, что у клоуна разбитое сердце. Игра клоуна имеет двойную цель. Она помогает н.м. забыть, что сердце ранено и вызывает одобрение и похвалу окружающих, которые для н.м. служат заменой любви. Чем в более раннем возрасте человек надел клоунский колпак, тем более вероятно, что он сделал это, чтобы скрыть душевную боль. Дети, с навязчивым желанием строить из себя дурака, обычно н.м. и, как правило, очень несчастны внутри. Они предпочитают, чтобы люди смеялись вместе с ними, но не над ними. Н.м. не выносит, когда над ним смеются. Это травмирует его как и все виды отвержения, эмоционально гораздо сильнее, чем он может вынести. Пациент мальчик, который не способен был вести серьезный разговор дольше нескольких секунд. Он был достаточно умен и использовал свою сообразительность, чтобы на каждую обращенную к нему фразу ответить язвительной шуточкой или смешным «приколом». По словам матери он очень уязвим и очень боялся, что его родители умрут, хотя для этого страха не было никаких реальных оснований. Он казался старше своих 10 лет благодаря сообразительности и остроумию. Для многих н.м. характерны язвительная, острая насмешка, сарказм, что указывает на циничный взгляд на жизнь. Грубый фарс и пантомима м.б. излюбленными стилями н.м. Их можно назвать лидерами в любом из направлений юмора, независимо от того, насколько утонченным или грубым он будет. «Всякий раз, когда мне приходится сталкиваться с пациентом н.м., производящим впечатление человека с очень низкой самооценкой, я задаю ему вопрос: «Какие у Вас есть сильные стороны характера?» Часто единственное, что приходит им в голову, это «хорошее чувство юмора». Н.м. смеются или заставляют смеяться других, но лишь для того, чтобы не заплакать (Ян Арлазоров).

Зависимость от чего бы то ни было можно рассматривать как самый простой способ ухода от эмоциональной боли и как суррогат любви. То от чего человек зависим, дает ему временное ощущение эмоционального комфорта, устраняя неловкость и скованность, постоянно сопровождающие н.м. Большинство алкоголиков – это мужчины н.м. Для мужчин н.м. характерно гораздо более высокая степень эмоционального подавления, чем для женщин и их внутреннее напряжение выражено более сильно. Поскольку мужчины почти никогда не позволяют себе плакать, им для снижения этого напряжения приходится прибегать к разного рода зависимостям: алкоголь, никотин, наркотики. У женщин же часто развивается зависимость от еды, особенно от шоколада, содержащего стимуляторы. Еда-утешение у н.м. может дойти до степени булимии. Много пациентов с булимией хорошо лечатся н.м. Булимия – это отчаянная попытка заглушить ощущение внутренней пустоты, «недолюбленность», эмоциональный голод, но никакое к-во пищи не может его устранить. Близкое к булимии и еще более серьезное состояние – нервная анорексия. Как правило, это пациенты н.м. Обычно это девочки-подростки, избыточно контролируемые родителями. Любовь к контролю очень типична для семей н.м., в которых родители гораздо больше озабочены поведением и внешностью детей, чем состоянием их души. Такие девочки приходят к выводу, что еда – это единственная вещь, которую они могут контролировать сами. Подсознательно они решают добиться контроля над своей жизнью в единственно доступном им аспекте – в к-ве принимаемой пищи. Подобная «привычка» усугубляется низкой самооценкой, которая заставляет девочку чувствовать себя уродливой (синоним толстой). Это подсознательное умозаключение искажает в ее сознании собственный образ настолько сильно, что даже будучи худой как скелет, она продолжает считать себя толстой, а следовательно, уродливой.

Поскольку н.м. привык прятать все неприятные эмоции внутрь, последние тихо накапливаются, а затем с силой прорываются наружу. Муж несколько дней или недель может оскорблять или не замечать жену н.м., которая затем неожиданно взрывается, с яростью выплескивая на мужа всю накопившуюся обиду. Причем в этом взрыве на обидчика выльются вообще все обиды, накопленные ею с прошлого «выброса», так что он м.б. совершенно погребен под этой лавиной, искренне недоумевая, откуда все это взялось(Staph.). К сожалению, подобная «судорожность» во взаимоотношениях партнеров абсолютно непродуктивна, т.к. дает проблеме разрастись до серьезных размеров, прежде чем она обнаружится, а взаимная враждебность, вызванная подобными взрывами негодования, делает затруднительным спокойный поиск разумного решения. Именно подобная неспособность нормально общаться с людьми отчуждает родителей н.м. от их детей, вызывая у последних ощущение покинутости, одиночества и непонимания и закладывая в них семена подросткового бунта. Мужчины н.м., не ставшие полностью эмоционально закрытыми, варятся в том же эмоциональном котле, что и женщины, хотя они не настолько экспрессивны, поскольку это не соответствует принятым в обществе нормам. Многие мужчины н.м. вырабатывают у себя холодный, отстраненный вид, а многим в значительной степени удается вытеснить все эмоции, за исключением гнева, который мужчинам «позволено» выражать. Более физически развитые н.м. могут прибегнуть к той же браваде, что и Lyc., пряча за ней свои истинные эмоции и часто применяя алкоголь, чтобы чувствовать себя в обществе более раскрепощено. Более интеллектуальные субъекты н.м. часто бывают столь же скрытными в отношении своих эмоций. Для избежания эмоций они используют интеллект (что также м.б. характерно для женщин н.м. и для женщин Ign.) и с удовольствием демонстрируют свой чистый рационализм. Рационального мужчину н.м. можно легко перепутать с другими рациональными типами – Kali carb. и Lyc. Однако у н.м. кроме перфекционизма, высоких моральных качеств и приверженности узкой компании можно заметить все же большую эмоциональность, чем у других людей, живущих логикой. Например, у него м.б. краткие периоды депрессии или он может расчувствоваться, провожая кого-то из близких. Мужчина н.м. на самом деле более эмоционален, чем мужчина Lyc. и тем более Kali carb., хотя он может и отрицать наличие избытка эмоций у себя. В этом случае гомеопат должен обратить внимание на чрезмерную резкость, с которой он будет утверждать о презрении к эмоциям, и на тот дискомфорт, который он будет испытывать при обсуждении эмоциональных проблем. Тогда станет заметно, что у него внутри гораздо больше чувств, чем он позволяет продемонстрировать. Н.м. – сентиментальный тип. Сентиментальность – это разновидность поверхностной любви, которую такой человек может позволить себе почувствовать, не делая себя слишком уязвимым. Это мягкая, безопасная эмоция, от которой на душе становится тепло. Розовый цвет любимый цвет женщин и детей н.м. Многие женщины н.м. принимают сентиментальность за любовь. Они не могут спокойно жить, не услышав от своего партнера «я тебя люблю» по нескольку раз в день, и заботливо хранят все украшения и другие подарки от своих любимых, независимо от того, насколько они нравятся сами по себе.

Основной страх н.м. – боязнь эмоциональной боли, но обычно этот страх едва осознается, хотя он может определять значительную часть жизни пациента, заставляя его избегать угрожающих в этом отношении ситуаций. Некоторые избегают душевной близости вообще. Пока их сердце закрыто, они не ощутят насколько оно ранено. Страх выразить свои эмоции. Очень распространен для н.м. страх потерять любимого человека. Для детей типичен страх потерять родителей. Еще более распространен страх родителей н.м., что с их ребенком случится что-то ужасное. Ребенок служит для них основным источником эмоциональной поддержки, а учитывая факт, что они сами в детстве чувствовали свою брошенность родителями, понятно что мысль, что ребенок тоже может их покинуть, для них совершенно невыносима. Аналогично многие н.м., счастливые в браке, втайне боятся, что что-то может случиться с их супругом. Другие н.м. могут впадать в панику, как только их новые отношения начинают налаживаться, – они начинают бояться потерять того, кто становится им все дороже. Очень часто встречается у н.м. страх родительского неодобрения и последующий за ним страх неодобрения со стороны общества. Как следствие многие из этих людей из кожи вон лезут, чтобы оправдать ожидания окружающих, и, действуя т.о., они никогда не делают того, чего в реальности хотят сами. Эта привычка настолько срастается с ними, что часто они забывают, чего хотят в жизни, и отказываются от всех своих «эгоистических» стремлений. Близко к боязни общественного неодобрения стоит страх сделать глупость на людях, это самый распространенный страх н.м., особенно у женщин. Они никогда не говорят того, что думают, особенно на публике, боясь сморозить глупость (смущение, стеснительность). Этот страх берет свое начало в детстве. Ребенок н.м. крайне чувствителен к насмешкам, но в особенности к насмешкам родителей -«болезни от презрения» (Plat.). Насмешка для них означает отвержение, и она пробуждает имеющееся у всех детей н.м. ощущение, что с ними что-то не в порядке, что у них имеется какой-то дефект. Дети н.м. не выносят, когда над ними смеются, и избегают этого, начиная подшучивать над собой самостоятельно. Многие взрослые н.м. постоянно отпускают шуточки по поводу того, насколько глупо они выглядят, или что-то говорят, пытаясь смягчить презрительное отношение окружающих, которое им все время мерещится. Классическим примером страха н.м. показаться глупым на людях является боязнь общественных туалетов. Одной причиной этого является, конечно, отвращение н.м. ко всему грязному (брезгливость), но основная причина в другом – страх почувствовать смущение, когда люди в соседней кабинке услышат все, что она делает. У многих н.м. развивается запор, если окружающим м.б. слышны звуки из туалета, даже если это происходит в своем доме. Н.м. основное л-во для пациентов с клаустрофобией. Клаустрофобия н.м. м.б. очень специфичной, т.е. возникать только в строго определенной ситуации – например, только в лифте или комнатах без окон или испытывать этот страх в различных ситуациях. Некоторые н.м. чувствуют клаустрофобический страх, только когда им льют воду на голову или если набросить им на голову простыню. Другие впадают в панику в толпе или только в автомобиле. Часто клаустрофобия н.м. возникает в периоды эмоциональных стрессов, что указывает на подсознательную природу этого страха. Страх удушья у н.м. связан с тем, что их подсознание переполнено подавленными эмоциями. И последние поднимаются, как волна прилива, – когда они достигают уровня горла, пациентам начинает казаться, что им трудно дышать, особенно когда они попадают в замкнутое пространство, которое словно в зеркале отражает состояние их внутреннего «удушья» подступающими эмоциями. Близкой к клаустрофобическому страху н.м. является подверженность паническим страхам и истерии. Панические атаки возникают совершенно неожиданно. Очень часто им назначают Arg.n. без эф., т.к. многие врачи не знают, что н.м. часто подвержен панике. Данное состояние включает в себя внезапное ощущение дикого ужаса в сочетании с затруднением дыхания, его учащением и усилением сердцебиения. Похожая картина описана у Arg.n., Alumina, Sepia, Causticum, Ph., Ign. и Syphilinum. Характеристики таких атак абсолютно бесполезны в поисках подходящего л-ва, для которого необходим учет совокупности всех с-мов пациента. Панические атаки – не более чем выплеск внутреннего напряжения, связанного с постоянным подавлением болезненных эмоций. Как только пациент сможет пережить эти эмоции и выразить их, атаки проходят.

Многие женщины н.м. имеют страх перед мужской агрессией, который может выражаться в страхе воров, ограбления и изнасиловании. Часто этот страх является следствием чувства уязвимости, испытанного в раннем детстве: «Никто меня не любит, значит, кто угодно может меня обидеть!». (Для младенца ощущение, что его никто не любит равнозначно ощущению, что его вот-вот убьют). Такие женщины не могут спокойно оставаться одни ночью, и, даже когда они не одни, перед засыпанием постоянно проверяют несколько раз, все ли замки и цепочки закрыты на дверях и окнах. Часто это сопровождается кошмарными сновидениями, что кто-то на них нападает, грабит, преследует. Дети, которые боятся, что у них ночью в комнате появляется что-то страшное – н.м. Типичный страх н.м. – страх змей (последний гораздо чаще отмечается у н.м., чем у Lach., т.к. Lach. менее распространен), а так же страх насекомых, особенно пауков. Эти страхи связаны с типичной для н.м. боязнью агрессии, т.к. и пауки, и змеи могут нападать на человека. Один из страхов н.м. на первый взгляд является неожиданным – это страх смерти в чистом виде. Многие находящиеся в депрессии н.м. считают смерть избавлением, но другие могут жить в постоянном страхе перед той абсолютной неизвестностью, которую несет в себе смерть. Н.м. боится именно этой неизвестности аналогично тому, как они боятся неизведанных глубин своего подсознания. Классический страх н.м. – страх собственного бессилия. Многие из этих людей скорее согласятся умереть, чем станут инвалидами, поскольку это заставило бы их стать полностью зависимыми от других. Зависимости они избегают до последней возможности, т.к. это сделало бы их уязвимыми для обиды и кроме того усилило чувство вины за то, что они стали обузой для окружающих. Кроме клаустрофобии у н.м. иногда можно видеть агарофобию. Подросток боялся выйти на улицу. Когда он выходил из дома, он чувствовал беспокойство и даже панику, поэтому он вел жизнь отшельника. Источник страха находился в его раннем детстве: мать постоянно заставляла его ездить с отцом, который будучи спортсменом со своей командой колесил по всей стране. Родители не ладили между собой, и мать была ему гораздо ближе, чем отец. Поэтому, уезжая с ним, он чувствовал полную беззащитность, т.к. матери не было рядом, и с тех пор каждый выход из дома ассоциировался в его голове с потенциальной угрозой остаться опять вдали от матери. Все, чего он хотел, это сидеть дома и чувствовать материнское присутствие. Подобные этому мальчику дети н.м., чувствующие незащищенность вследствие непрочных отношений между родителями, часто до подросткового возраста страдают энурезом. У таких уязвимых детей н.м. часты ночные кошмары, спасаясь от которых они забираются в постель к родителям.

Здоровый индивидуум н.м. не является эмоционально закрытым. Он вполне может осознавать свои эмоции и не боится выразить их. Однако он все равно остается немного интровертированным и замкнутым, не потому что он скрывает внутри свою старую эмоциональную травму, а из-за того, что, оставаясь чувствительным человеком, он уважает чувства других. Он вполне может проявлять теплые, нежные чувства. Моральные устои здоровых н.м. по-прежнему остаются гораздо более высокими, чем у Lyc. и Nux., но у них появляется гибкость и они не навязывают своих принципов другим. Они по-прежнему в большей степени, чем другие констит. типы будут придерживаться традиционных ценностей порядочности и верности, соблюдения правил хорошего тона, но не будут слепо придерживаться искусственных правил, навязанных им родителями или обществом. У Na mur. постоянный страх, что она недостаточно хороша («выглядит ужасно, когда смотрит в зеркало»). Страх быть преданной человеком, которого она любит и которому доверяет. Этот страх предательства заставляет ее вступать в отношения, где с самого начала нет никаких обязательств, например, влюбиться в женатого мужчину. Это – ситуация безответной любви. В такой ситуации она никогда не получит всю любовь, которую она желает или ожидает, это будет всегда половина любви. У нее развивается привычка фантазировать, мечтать. Она придумывает идеальные, совершенные отношения, где ее ожидания будут осуществляться. История Золушки служит типичным примером ситуации н.м. Золушку мучили ее сестры и мачеха, которые заставляли ее выполнять всю домашнюю работу, в то время как она хотела пойти на бал и встретить своего принца. Поэтому она фантазировала, что идет на бал красивая и в прекрасном платье, и принц влюбляется в нее.

Соль – это соединение двух характеров, которые уравновешивают друг друга и вместе представляют определенную жизненную ситуацию. Natrum соответствует ощущению собственной личности, как будто она чужая. Сам натрий – мягкий и химически очень активный элемент. Он не встречается в свободном состоянии в природе, а вступает в связь с другими элементами и существует в форме солей. В солях Na мы находим состояние, где пациент принимает за свою личность человек, с которым он сформировал отношения. Это м.б. выражено, например, словами: «Я – не я; я – он. Я не имею собственной личности. Все, что он любит и хочет, его интересы и хобби являются и моими. У меня нет ничего своего». Хотя это говорит самостоятельный человек, он не может существовать один, не может ощутить себя вполне независимой личностью. Он нуждается в другом человеке, отождествляет себя с ним.  У Natrum очень сильное желание создать связь, стремление к общению,  поэтому любой отказ в отношениях, отвержение его может нанести огромную рану и вызвать разочарование. Эта потребность Natrum д.б. уравновешена чувством ожидания отказа, разочарования и нежеланием создавать связи. И это свойственно хлору (muriaticum). В состоянии Muriaticum (хлор) человек воспринимает себя как противоположность другим: «Я – ваша противоположность».  Т.о. Na mur. является базисной солью, т.к. она отражает человеческую необходимость создавать связи и отказываться от них. Человек в состоянии Na mur. имеет интересную психологию. С одной стороны, есть чувство: «Я полностью принадлежу тебе и делаю только то, что ты хочешь» (Na), а с другой стороны, временами возникает иное ощущение: «Я хочу сделать прямо противоположное тому, что хочешь ты» (Mur.) Главное чувство н.м. – что ее подведет, разочарует, предаст, изменит ей тот человек, которому она верит или которого любит. Ее отношения с людьми – это не отношения, основанные на зависимости, как у Calcarea или Magnesium, а отношения дружбы или романтики, связи типа «один на один». Измена, которую она ощущает, – это измена ее доверию и вере. У нее страх, что ей нанесут эмоциональную травму, что ее обидят или разочаруют, поэтому она скрытная и не позволяет к себе приближаться. В то же время, есть сильное чувство самосохранения со страхом одиночества или страхом перед грабителями (как у Na carb.). Ей кажется, что с ней что-то не в порядке, что она плохо выглядит, или что она недостаточно сделала, из-за чего другой человек будет разочарован или бросит ее. Делюзия, что она выглядит ужасно, когда смотрит на себя в зеркало (Sepia). Поэтому все силы тратятся на опеку и заботу, делается все возможное и невозможное во имя других. Но если ее обидеть, она полностью уходит в себя, в свою глубокую печаль. У нее присутствуют горечь, сильный гнев, раздражительность, ненависть и злоба. Она вспоминает обиды в прошлом и не может их забыть (мстительная, злопамятная). Когда женщина н.м. в кого-то влюбляется, то это единственный человек, которого она будет любить и ненавидеть. При этом ее настроение всецело зависит от того, как он сам к ней относится. Если ее обижают, она обвиняет как себя, так и другого человека, и эти чувства часто сменяют друг друга, чередуясь между собой. Она настолько сильно заботится о взаимоотношениях с этим единственным человеком, что иногда это ее пугает. Она может начать вести себя так,  как будто эта связь ничего для нее не значит. Как и другие лекарства минерального царства, пациенты типа н.м. очень организованные. Они одновременно независимые и зависимые. Они очень заботятся о таких понятиях, как дом, важные даты, взаимоотношения и пунктуальность. Они любят грустную и сентиментальную музыку, романы, в которых описываются взаимоотношения между людьми. У них есть определенная сдержанность, приводящая к потребности самовыражения через искусство. Но в их искусстве присутствует организованность – оно структурно, в нем нет свободного творчества, импровизации. Они строят неприступную стену, хотя внешне веселы. К н.м. близка Sepia. У обеих есть чувство разочарования и тема изуродованного тела. Но главное противоречие н.м. – не между взаимоотношениями и работой, как можно увидеть у Sepia, а между построением и разрывом взаимоотношений. Поэтому у н.м. нет противоречия воли, ее тема состоит только во взаимоотношениях, в отличие от Sepia, у которой 2 отдельные темы – работа и взаимоотношения. Т.к. у н.м. есть тема вложения всех сил в единственную связь с одним человеком, она любит раздумывать о своем горе и лелеять это чувство. Молчаливая любовь без взаимности. Если это горе еще свежо в ее сознании (даже, несмотря на давность лет), пациентке будет нужна Ignatia; если эта старая скорбь, уже зарубцевавшаяся, возникающая только когда бередят старую рану (даже если прошло всего несколько дней после события), то нужно дать н.м. Ignatia – это острое состояние н.м. Жаркий, хуже от солнца. Жажда. Солевые пятна на белье после потения. Головная боль от солнца. Бесстыдство в постели. Желание горького. Любит грустную музыку (Manganum). ПМС. Н.м. диктатор – он хочет вам помочь, но при этом он навязывает свою волю, свое мнение. Он настаивает на этом. При этом часто ошибочно назначают Lyc., т.к. не рассматривают сикотический аспект н.м. Если н.м. в состоянии посры ему нужно утешение, он плачет и обычно дают вместо него Puls. Н.м. не приемлет утешение, когда он находится в сифилитическом состоянии.

Иегуда: горизонтальная линия под нижним веком. Ребенок начинает болеть после переезда на новое место! Чувство вины у ребенка, у которого ссорятся родители. При истерике падает на пол на спину.

Отправить ответ

  Subscribe  
Уведомлять