Anacardium orientale

(Витулькас)

Анакардиум. Anacardium orientale. Semecarpus anacardium.
По-английски: marking-nut tree, Malacca bean
По-французски: anacarde, anacardien, anacarde a feuilles longues, feve de Malac
По-немецки: Elephantenlaus, Malakka-nuss, Elephantenlaeusebaum, Anakardienbaum
По-итальянски: anacardos
По-испански: anacard
По-голландски: anacardienboom, hartjes
По-бенгальски: belaluhi
Семейство: Terebinthinaceae (фисташковые)
Растительное семейство: Pentandria digynia, L.
Название происходит от двух греческих слов: ana = «без» и cardium = «сердце», потому что в мякоти этого фрукта нет семени, а вместо этого из конца её растёт орех. Было расхождение в мнениях относительно того, является Anacardium орехом Semecarpus anacardium, болотным орехом, семенем Avicenna tomentosa или малаккским бобом, но описание этого ореха Ганеманном не оставляет никаких сомнений, что он говорит о Semecarpus anacardium.

Признаки
Центральной для Anacardium является концепция внутреннего конфликта, или психического раскола. Этот конфликт имеет весьма специфический характер: он выражается в желании индивида показать себя важным для него людям и миру. Конфликт возникает потому, что несмотря на эту решительную волю показать себя, человек страдает от глубокого комплекса неполноценности.

Внутренний конфликт
Anacardium не хочет признать своё чувство неадекватности и пытается подавить недостаток уверенности в себе своей волей к успеху. Возникающий в результате этих усилий стресс создаёт крайне болезненный конфликт, приводящий к большим страданиям. Например, с человеком не совсем хорошо обошёлся его начальник по работе. Он страдает от обиды и начинает испытывать неловкость на работе. По мере продолжения, конфликт с начальником принимает характер внутреннего конфликта, в котором работник начинает разрываться между желанием уйти с работы и остаться, чтобы доказать свою ценность. Хотя его рациональный ум говорит, что он должен уволиться, другая часть умоляет его: «Нет. Ты не должен увольняться. Ты останешься, будешь страдать, если понадобится, и докажешь, что твой начальник неправ. Ты действительно способный, действительно хороший. Ты можешь себя показать!» — Такой конфликт может длиться очень долго со страшными последствиями для здоровья индивида.

Ещё один характерный пример: муж склонен иногда критиковать свою жену. Он обращается с ней плохо или несправедливо. Это плохое обращение колоссально усиливается внутри женщины типа Anacardium. У неё легко развивается глубокое чувство неполноценности, но одновременно она решает показать себя. Она начинает программу самоусовершенствования. Она начинает посещать семинары, учиться и т.д. Однако больной типа Anacardium будет по-прежнему казаться, что муж постоянно принижает её. Поэтому она приходит в уныние и возникает внутренний конфликт. Она говорит себе: «Я должна покинуть его. Я должна уйти от него и получить развод. Я схожу с ума. Эта ситуация невыносима». Но в то же время она не может уйти. Она продолжает показывать себя, искоренять своё чувство неадекватности. Она продолжает оставаться в этом конфликтном состоянии без какого-либо покоя для души, пока, наконец, не происходит нервный срыв и она не впадает в депрессивное состояние, и, в конце концов, не хочет совершить самоубийство, застрелив себя или прыгнув с высокого места.

Чувство неполноценности или неуверенность в себе
Чувство неполноценности сопровождается большой неуверенностью в себе. Она проявляется по-разному. Студент знает, что хорошо учил свой предмет и знает его, но ему приходит в голову мысль, что он провалится на экзаменах. Возникающая тревога так сильна, что он действительно проваливается на своих экзаменах. Его ум заторможен и возникает почти истерическая реакция с приливами жара, расстройством желудка, тяжестью во всей голове и т.д. Он знает, что он достойный человек, и, поговорив со своими учителями или родителями, на мгновение снова убеждается, что достоин, но вскоре эти мысли возвращаются и терзают его. Появляется малодушие.

Другой пример: врач-микробиолог, который занимает ответственный пост в больнице и в которого все очень верят, однако каждое утро по пути в больницу у него вертится мысль, что он не справляется со своей должностью, что сделает ошибку и будет высмеян своими коллегами. Он идёт в больницу, ожидая, что в любой момент совершит ошибку, и в этом состоянии ему действительно иногда отказывает ясность ума и он совершает ошибки, что подтверждает и усиливает его убеждённость. Постепенно его жизнь становится невыносимой. Он замыкается, предаётся грустным размышлениям, становится мрачным и подавленным. Интересно, что он может сказать, что логически знает, что является способным человеком и хорошо знает свой предмет, но мысли, сосредоточенные на неуверенности в себе, сохраняются и поглотают его целиком. Студент-гомеопат должен понять, что в вышеописанном случае патология настолько глубока и болезненна для индивида, что всё остальное менее существенно. Именно сила этого симптома и этот симптом в отдельности наведут нас на мысль назначить Anacardium игнорируя все прочие симптомы. В таких случаях не наблюдается ни агрессии, ни жестокости: организм поглощён только этой патологией на очень глубоком уровне.

Когда неуверенность в себе не является главным симптомом, она может на разных стадиях патологии Anacardium проявляться по-разному. Эти пациенты не говорят «Я не уверен в себе», но высказывают утверждения, которые указывают на скрытую неуверенность или комплекс неполноценности. Например, это могут быть такие проявления и выражения:
Пациентка очень застенчива, чувствует, что все смотрят на неё, когда она идёт по улице. «Я не могу выразить себя».

Пациентка чувствует себя в безопасности в своём доме, но оставаясь в комнате одна, боится, что кто-нибудь войдёт и убьёт её. Боится машин на улице. Не хочет общаться с новыми знакомыми, испытывая враждебное чувство ко всем. Как говорилось ранее, Anacardium является самым выдающимся препаратом при неуверенности в себе, а другим важным препаратом является Baryta carbonica. Здесь важно заметить, что симптом, который указан в репертории с наивысшей степенью, не всегда обязан проявляться в такой степени у индивида. У обоих этих препаратов будет очевиден комплекс неполноценности, однако если их сравнить, они окажутся совершенно разными. У Baryta carbonica комплекс неполноценности проявляется с самого начала жизни, с детства, и до конца жизни. Baryta carbonica не хочет становиться взрослым человеком с обязанностями. Она чувствует, что это слишком много для неё и хочет оставаться под защитой, как ребёнок. Она чувствует, что не может ничего предпринять и осуществить. Baryta carbonica очень часто соответствует тем пожилым людям, которые одновременно теряют умственные способности и уверенность в себе. Baryta carbonica является также очень мягким, застенчивым и очень нерешительным человеком. Anacardium также очень нерешителен, но эти люди не мягкие, это жёсткие люди. Им присуща внутренняя жёсткость, которая не даёт поддаваться своим страданиям и уступать желанию избежать конфликтной ситуации.

Они будут говорить о колоссальных страданиях, например, что бьёт или ругает муж, но будут терпеть их с намерением показать себя. Их комплекс неполноценности мешает им искать лучшую ситуацию за счёт установления новых отношений, устройства на новую работу и т.д. Люди типа Anacardium хотят показать себя. Похожую динамику можно наблюдать у людей типа Anacardium, когда они спорят. Они часто глупо продолжают проигранный спор, несмотря на очевидную слабость своей позиции и неосведомлённость. Этот твёрдый стержень со временем расширяется и влияет на весь организм. Чтобы справиться со своими жизненными обстоятельствами, эти люди становятся всё жёстче. Другим они могут казаться сильными, бескомпромиссными, неуступчивыми и жёсткими. Постепенно жёсткость может достичь степени жестокости.

Мизантропическая тенденция
Находясь в этом слабом состоянии, в котором у них полностью отсутствует уверенность, они совершенно не испытывают чувств любви или теплоты. Они чувствуют себя изолированными и незащищёнными, и могут нуждаться в том, чтобы кто-нибудь всё время был с ними для поддержки, но в то же время они могут испытывать отвращение к обществу людей, особенно чужаков: отвращение к компании. Люди типа Anacardium могут стать настоящими мизантропами со страхом перед объединением с другими. Постепенно они достигают стадии паранойи, когда подозревают каждого и чувствуют, что их преследуют другие люди, которые хотят нанести им вред.
Жёсткость и жестокость

Anacardium является также одним из первых препаратов, которые следует рассмотреть при жестокости. Эти люди могут быть крайне жестокими как к людям, так и животным. Они способны мучить животных и быть безразличны к пыткам людей, могут даже наслаждаться зрелищем того, как другие страдают от насилия. Кажется, будто они лишены всех моральных этических чувств. Конечно, есть целый спектр жёсткости Anacardium, охватывающий все степени вплоть до людей, способных причинять мучения. Не все пациенты типа Anacardium проявляют жестокость, но элемент жёсткости совершенно типичен.

Большинство этих людей испытывают глубокое чувство неполноценности и неадекватности, от которого не могут избавиться. Это чувство неполноценности может облегчаться чувством власти, которой может наделить человека какой-нибудь орган власти. По этой причине можно ожидать, что многие жестокие следователи-садисты, работающие на репрессивные политические режимы, могут быть больными людьми, нуждающимися в Anacardium как своём конституциональном препарате. Работа в таком качестве может полностью удовлетворить их стремление к подчинению других и пыткам. Это ущербные люди без морали, но со злобой, которые внезапно находят выход своей злобе. Это извращённое состояние. Любопытно, что во время опроса эти люди не кажутся способными на жестокость, они кажутся мягкими и милыми. Во время первого опроса можно даже спутать их со Staphysagria. Однако когда им дают власть, их жестокость может всплыть на поверхность. Склонность Anacardium к насилию также таится внутри этих людей. Внешне они могут казаться совершенно безмятежными. Иногда жёсткость уступает место полной неуверенности и человек, которого считали сильным, жёстким или даже жестоким, полностью утрачивает эти характеристики, и становится «никем», теряет всякую уверенность в себе и всё время испытывает потребность в ободрении и одобрении.

Двойная воля
Развитие образа Anacardium происходит поэтапно. Симптоматология этого препарата не проявляется полностью с самого начала. Например, знакомая персонифицированная двойная воля Anacardium — ангел, сидящий на его правом плече и говорящий больному делать одно, и демон на другом, говорящий ему делать ровно противоположное, возникает только на поздних стадиях патологии, особенно с началом шизофрении. Это галлюцинация. Эта знакомая тема, выраженная вышеописанным образом в книгах, у огромного большинства пациентов типа Anacardium не встречается.

Вместо этого, чаще проявляется конфликт, в разной степени и в выражениях следующего типа:
«Я ненавижу свою сестру и в то же время люблю её». «Во мне два человека: один критикует людей, а другой оправдывает их». «Внутри меня есть конфликт между любовью и ненавистью, которая осталась во мне после определённого периода моей жизни». Больной боится, что может обидеть себя или других, а это -нечто такое, чего он не хочет. «Я стала дикой. Мне невыносимо всё. Я страшно ругаюсь по поводу пустяков или говорю очень злые вещи, которые глубоко обижают других». В ссоре со своим братом больная хотела покалечить его. Она схватила нож, чтобы бросить в него, но хватая нож, одновременно думала: «Я покалечу его и буду отвечать за последствия. Я раню его, а потом буду казнить себя». «У меня ощущение, что моё сознание отделено от тела». Склонность смеяться над серьёзными вещами и в то же время способность оставаться серьёзным, когда следовало бы смеяться. Больной смеётся во время похорон своего отца, шутит, когда любой другой был бы в слезах от сцены на улице или в кино. Все эти примеры в разной степени иллюстрируют одну идею -идею раскола или сильного внутреннего конфликта.

Тревога за будущее
На начальных стадиях развития патологии страдание вызывает тревогу за будущее. Они испытывают постоянное чувство неуверенности. Они предчувствуют превращение мелких проблем в крупные. Эти порождённые непрерывным внутренним конфликтом тревога, страдание и усталость, ведут, в конечном счёте, к снижению живости ума. Больные начинают подозревать, что всё будет плохо, и начинают с подозрением относиться ко всему, что их окружает.

Память
Ещё одна характеристика Anacardium — потеря памяти. Первоначально она проявляется как забывчивость. Они не могут вспомнить, что прочитали. От усилий, затраченных в попытке показать себя, сознание становится пустым. Это напоминает умственный паралич. Есть одна область жизни, которая может особенно способствовать развитию картины Anacardium — школа, особенно время экзаменов. Ученик, который, возможно, был унижен критикой своего учителя, будет стремиться показать себя выдающимися успехами на экзаменах. Посреди своих занятий он испытает внезапную глубокую потерю уверенности в себе. Тогда он почувствует, что не может пойти на экзамен. Его ум стал пустым, он не может вспомнить, что учил. Есть и другие препараты, которые могут аналогичным образом соответствовать предэкзаменационным трудностям и которые мы кратко опишем пользуясь сопоставлениями. Anacardium отличает желание быть первым -показать себя после того, как он подвергся критике, например: «Мои учителя не признают моих способностей».

Совершенно другую картину представляет Gelsemium. Лица, нуждающиеся в Gelsemium, испытывают интенсивный страх при мысли пойти на экзамен. Этот априорный страх часто сопровождается чувством паралича и дрожью. В отличие от Anacardium, они не испытывают никаких трудностей во время учёбы. У них достаточно жизненных сил, чтобы учиться, и они не страдают подобной потерей памяти. У Gelsemium трудности сосредоточены в том, чтобы представить себя перед экзаменатором, особенно на устном экзамене; эта картина парализует их страхом. Они говорят: «Нет, я не могу этого сделать. Лучше мне не идти. Я сдаюсь». Gelsemium хочет сдаться; он мягче, гораздо менее решителен, чем Anacardium. Страх Gelsemium — выражение трусости.

Дилемму Gelsemium иллюстрирует случай студента, изучавшего экономику в Англии. Он был сыном очень богатого человека. Во время первой встречи он был почти на грани того, чтобы бросить школу. Он был совершенно ленив и не мог сдать экзамены, потому что не мог мобилизовать свою инициативу на учёбу. Он проводил время живя беззаботной жизнью, катаясь на дорогих машинах, развлекая подружек и т.д. Он чувствовал, что не может сосредоточиться, что его ум рассеян. Он хотел преуспевать в школе, хотел учиться, но был просто слишком ленив. Одна доза Sulphur сильно повлияла на него. Впоследствии он смог учиться и сдавал экзамены один за другим…, пока не добрался до последнего этапа своей школьной программы. Эта школа была довольно трудной, очень требовательной. Преподаватель последнего курса не смог дождаться его уже три раза. Студент стал бояться своего учителя.

Он звонил своим родителям и говорил: «Я полностью выучил предмет. Я знаю его очень хорошо, но я не пойду на экзамен. Я не могу». Родители позвонили мне, спрашивая, что они могут сделать. Эта была уже совершенно другая ситуация, нежели раньше. Больше не было лени Sulphur, а был недостаток мужества появиться перед учителем. Повторение Sulphur здесь принесло бы больше вреда, чем пользы. Это была ситуация Gelsemium (практикующий врач должен знать такие тонкие различия, если хочет назначать препараты правильно). Я рекомендовал ему принять за день до экзамена дозу Gelsemium 1M. Он это сделал, пришёл на экзамен и сдал его очень хорошо.

В случае предэкзаменационных трудностей часто показана также Picric acid. Этиология Picric acid- перенапряжение и усталость ума. Это люди, которые очень усердно и долго учились, и поэтому перенапрягли себя. Они не испытывают ни конфликта Anacardium, ни малодушия Gelsemium, а страдают, в основном, от усталости ума. Они могут сказать: «Я так устал. У меня ощущение, будто я думал несколько столетий». Ощущение умственной усталости не проходит и побуждает их отказаться от экзамена. В этом состоянии даже пять минут учёбы истощают.

Следует соблюдать осторожность при различении этих препаратов, так как все они могут жаловаться на истощение. Поэтому надо глубоко рассматривать случай, чтобы выяснить лежащую в его основе реальность. У Anacardium очень вероятен лежащий в основе проблемы конфликт, сильное желание преуспеть и последующая внезапная потеря памяти. Позже, когда болезнь переходит на следующую стадию, могут появиться брюзгливость, раздражительность и ярость. Патология прогрессирует; она возникает, преимущественно, в виде тревоги и неуверенности. Позже могут сильнее проявиться аспекты комплекса неполноценности, жестокости и двойной воли.

На втором этапе развития память ещё больше разрушается. Потеря памяти может стать настолько обширной, что они начинают бояться потерять рассудок. Это не страх безумия как таковой, а скорее — из-за их глубокого ослабления памяти. Страх, что в их здоровье вот-вот произойдёт зловещий поворот к худшему, что должно случиться что-то очень плохое. Они внезапно осознают, что не могут ничего запомнить, даже на минуту. Некоторые описывают это как «кто-то или что-то держит мой мозг», не позволяя работать. Ум становится слабым, у больного ощущение, будто он видит сон и не имеет прямого восприятия реальности. Ощущение вялости и тупости ума. Это состояние граничит с имбецильностью. Снова важно подчеркнуть, что потеря памяти является очень важной характеристикой Anacardium, и, как говорилось, эта потеря памяти ускоряется страданием от тревог и неуверенности. Бизнесмен, дела которого идут хорошо, внезапно начинает сталкиваться со следующими одна за другой проблемами. Он начинает тревожиться, а потом замечает, что больше не может ничего запомнить. Ему приходится составлять списки дел, чтобы запомнить их. Эта эволюция симптомов может произойти в течение полугода-года у человека всего лишь тридцати лет. Забывчивость по утрам, особенно при пробуждении.

Раздражительность и ярость
Anacardium становится раздражительным, когда начинает терять контроль над собой. Постоянное страдание, порождаемое внутренним конфликтом, борьбой со своим чувством неполноценности, постепенно разъедает их самоконтроль, позволяя раздражительности и ярости всплыть на поверхность. Они могут в ссоре разбить всё вокруг, если не могут причинить вред человеку, с которым поссорились. Раздражительность и чувство неполноценности связаны между собой. Например, эти люди склонны неправильно интерпретировать поведение других как демонстративное пренебрежение по отношению к себе, и реагировать на это раздражением. Например, кто-нибудь входит в комнату с цветами, а женщина типа Anacardium может сказать: «О, Вы принесли цветы своей дочери». На самом деле, цветы могут быть предназначены для неё, но её первой реакцией будет предположить, что этот поступок задуман как оскорбление.

Чувство неполноценности не позволяет ей признать, что кто-то хочет позаботиться о ней, быть милым с ней или показать ей любовь и привязанность. На этой стадии патологического развития люди типа Anacardium не верят в любовь, они верят в грубую силу. Совершенно интровертированные и способные на интроспекцию больные типа Anacardium описывают себя так: «Я потерял контроль над собой. Я действительно хочу причинять вред. Мне уже всё равно». Они сообщают об этих симптомах так, будто последние не являются их естественными составляющими, а представляют собой нечто отдельное. Более самоуверенные больные типа Anacardium неспособны стерпеть ни малейшей обиды без немедленного взрыва ярости. Одно из начальных выражений их раздражительности — сильная тенденция ругаться. Эта тенденция может иметь место у человека, который до того никогда и не думал ругаться. Например, после шока может возникнуть головная боль, а с ней и эта характерная тенденция.

Anacardium — один из главных препаратов для тех, кто испытывает непреодолимое желание ругаться (Nitric acid, Hyoscyamus, Nux-vomica). Впоследствии, если дать развиться этому нарушению, может появиться усиливающаяся агрессивность, ведущая к дальнейшим враждебным действиям. Например, подростки могут стать малолетними преступниками, совершающими озорные и злостные проступки, такие как вспарывание шин, избиение людей цепями и т.п. Они могут вступать в мародёрствующие банды хулиганов. Некоторые больные типа Anacardium могут говорить, что только думают о насилии (например, о том, чтобы застрелить или зарезать человека), но никогда не доходят до того, чтобы совершить насилие в действительности.

Сначала уменьшаются естественные чувства нежности, любви и сочувствия, оставляя после себя тупость, пустоту и жёсткость эмоций и мыслей. Это эмоциональное оцепенение является следствием ранее описанного страдания, а эта эмоциональная пустота объясняет возникновение жестокости. После постоянных шоков, разочарований и трудностей они становятся бесчувственными, их эмоции замирают, и они обнаруживают, что их окаменевшие эмоции можно в каком-то смысле оживить только совершая жестокие поступки. Жестокость может быть для них почти источником радости. Нехватка эмоциональной живости, жёсткость представляет собой значительную патологию. Её можно сравнить с твёрдой опухолью, — опухолью эмоционального тела.

Некоторые могут увидеть сходство между эмоциональной инерцией Anacardium и Sepia. Однако Sepia никогда не получает удовольствия причиняя зло. Они говорят: «У меня нет никаких эмоций и мне всё равно». Иногда они приходят в такое раздражение, что бьют своих детей, но как только это сделают, страдают от раскаяния и чувствуют эмоциональное истощение. Это состояние очень отличается от состояния Anacardium. Ещё одно сходство — то, что после того, как эмоции Anacardium притупились и затвердели, у него снижается половой интерес и может возникнуть отвращение к сексу.

У жестоких людей типа Anacardium, полных злобных чувств к миру, может постепенно развиться паранойя. Они начинают считать, что все являются их врагами, что их преследуют враги. Они боятся всех, даже тех, кто подходит их обнять, и начинают с подозрением относиться ко всему. Это состояние может прогрессировать до бредового, в котором они чувствуют, будто живут во сне. С усилением спутанности их сознания действительность и сны перемешиваются. В этот момент они говорят: «У меня ангел справа, который говорит мне поступать правильно, и демон слева, который говорит поступать неправильно. Кто-то говорит мне делать одно, а кто-то ещё говорит мне делать противоположное». Этот бред характерен для больного, приближающегося к последней стадии Anacardium. Как мы отмечали, не все больные Anacardium выразят такое разделение в такой форме или так, как это описано в книгах, но за их симптоматологией стоит аналогичная идея. Нерешительность, колебания и неуверенность являются проявлениями этой темы. Постоянные колебания между разными вариантами поведения, сомнения в своих способностях и т.д. создают раздвоенность, которая всё усиливается, пока не возникнет шизофреническое состояние. В конечном счёте, появляются навязчивые идеи, включая убеждённость, что больной является двойной личностью, что у него есть демоническая половина. Они видят дьяволов, ангелов и т.п., при этом главной идеей является идея раскола.

Религиозный аспект
Изучив жизнь большинства пациентов типа Anacardium, вряд ли можно определить их как религиозных людей. Напротив, это люди, которые верят в силу человека. Однако с развитием патологии часто возникает религиозный настрой. Это отношение, правда, не мотивировано настоящим религиозным духом. Это люди, которые совершили много жестокостей, не обращая внимания на других. Они жили жёсткой жизнью, и, в конце концов, наступил момент, когда они спрашивают себя: «Правильно ли я поступил?» Они начинают бояться Бога и ангелов, боятся последствий своих прошлых поступков и начинают думать о своём спасении. Таким образом, мы видим, как эти люди, которые ранее проявляли жестокость, жёсткость и насилие, бывшие частью их болезни, начинают склоняться к религии. Это патология, а не духовная зрелость.

Иногда можно спутать Anacardium с Lycopodium. Есть несколько различительных моментов. Lycopodium не хочет брать на себя ответственность, он попытается избежать её. Даже семья может стать для него бременем, и он начнёт задумываться о том, чтобы бросить её. Anacardium, с другой стороны, в попытке показать себя попытается взять на себя ответственность в крайней степени. Эти два отношения совершенно несхожи. Люди типа Lycopodium не жестоки, они трусливы. Они тревожатся за своё здоровье и испытывают тревогу при виде крови. Anacardium может даже наслаждаться видом крови. Кровь и насилие стимулируют его, его заглохшие эмоции возбуждаются от насилия. А на более поздних стадиях он не способен на более обычные формы эмоционального возбуждения. Он пережил много страданий, и потому его эмоции притуплены. Этот сценарий не похож на Lycopodium. Люди типа Lycopodium эгоистичны, любят доставлять себе удовольствие. Они принадлежат к числу тех, кто посещая семинары, конференции и т.п., не придерживается никаких ограничений. Они жаждут вступить в распущенные отношения с любой женщиной, которая их привлекает. Собственное удовольствие стоит на первом месте. Этот аспект Lycopodium иллюстрирует важные различия между этими двумя препаратами. Для распознавания пациентов типа Anacardium важно подчеркнуть, что у каждого конкретного пациента обычно доминирует одно из следующих патологических состояний: комплекс неполноценности, жестокость, либо двойная воля. Для того чтобы назначение Anacardium на основании одних только психологических симптомов было оправдано, у пациента следует обнаружить проявление хотя бы одного из этих качеств.

Общие сведения
Anacardium показан, конечно, и при физических заболеваниях, например, расстройствах желудка, ревматических и артритных состояниях, тугоподвижности шеи, рвоте беременных, запоре, дрожи и паралитической слабости, эпилепсии и т.д. Во многих из этих состояний очень характерным ощущением является ощущение притупленности — тупой пробки в поражённой части тела. Это ощущение может возникнуть в любом месте: в глазу, голове во время головной боли, желудке, прямой кишке в связи с запором, позвоночнике. Это ощущение пробки не следует путать с ощущением железного стержня в прямой кишке у Ignatia, а также ощущением комка или шарика в ректальной или перинеальной области у Sepia.

Ещё одно ключевое ощущение Anacardium — ощущение повязки вокруг какого-нибудь органа или конечности. Боль в любой области может сопровождаться ощущением сдавленности, как от повязки. И другие препараты вызывают похожее ощущение, но каждый своё. Ощущение повязки у Anacardium похоже на ощущение, вызываемое эластичным бандажом. У Anacardium это эластичное ощущение очень хорошо выражено и ограничено чёткими границами. Platina также вызывает ощущение эластичного бандажа, но это ощущение более размыто, чем у Anacardium. Tuberculinum вызывает ощущение типа обруча, особенно вокруг головы, будто голову сдавливает неумолимая железная лента. Cactus вызывает более болезненные сдавливающие ощущения, как от проволоки. У Anacardium, особенно у индивидов с робким, застенчивым темпераментом и неуверенностью в себе, часто встречается в качестве симптома тенденция ко вздохам и улучшению от вздохов. Общее улучшение наступает от еды. Он поест, и через один-два часа снова голоден и вынужден есть, в противном случае чувствует себя очень плохо. Ещё одна модальность Anacardium, которую он разделяет с Pulsatilla и Ferrum — улучшение от медленной ходьбы. Хуже от потирания и сна на боку. Беспокойство, возникающее каждые два-три дня. Симптомы перемещаются справа налево. Пациенту обычно хуже от холода, но тепло тоже иногда ухудшает его состояние.

Голова
Давящая головная боль в разных частях головы, будто в неё вталкивают тупой инструмент, хуже от движения, умственного напряжения, кашля и наклона головы назад. Лучше от еды, физических упражнений, сильного надавливания и сна. Ощущение пробки или тупого инструмента не всегда описывается именно в таком виде, иногда в описании может упоминаться твёрдость в голове или ощущение тяжести в каком-нибудь конкретном месте, ощущение куска металла или дерева в области головы и т.д. Головные боли истерического типа от сильных запахов. Головные боли желудочного происхождения. Периодические головные боли. Головокружение усиливается от наклона вперёд и подъёма, хуже от ходьбы. Маленькие фурункулы на коже черепа.

Глаза
Давящая боль, будто от пробки на верхней орбите (ревматическая рвущая боль). Предметы кажутся слишком далёкими. Зрение нечёткое (слабое). Синие круги вокруг глаз.

Уши

Они воображают, будто кто-то шепчет им в уши. С трудом слышат. Потеря слуха. Боль, как от пробки. Болезненные подёргивания в левом слуховом проходе, как электрические удары. Боль при стискивании зубов. Ощущение закупорки, как от ваты.

Нос
Потеря обоняния. Сенная лихорадка. Иллюзорный запах.

Лицо
Бледное. Без выражения; детское выражение. Подёргивание рта и пальцев рук во сне. Жгучая сухость наружных границ губ. Сыпь на левой стороне лица, покрытого мелкими пузырьками, которые выделяют жёлтую серозную жидкость и ужасно чешутся.

Желудок
Сильным ключевым признаком является общее улучшение от еды, но вскоре после еды симптомы возвращаются. Тошнота (особенно утренняя тошнота) и диспепсия смягчаются от еды. Тошнота беременных ослабевает от постоянной еды. Ощущение пустоты в желудке в 11 часов утра, напоминающее Sulphur. Давящая боль в желудке после умственного напряжения и спустя один-два часа после еды, во время переваривания пищи. Колотье при дыхании. Дыхание останавливается от еды и питья. Потеря аппетита, чередующаяся с чрезмерным голодом. Желание сладкого и соли и отвращение к фасоли и гороху.

Живот
Anacardium страдает запором, похожим на запор Nux-vomica. Частые тенезмы в течение дня при невозможности что-нибудь исторгнуть. Частые позывы на стул после еды. Давящая боль вокруг пупка. Боль ощущается как тупая пробка, вдавливаемая: в кишечник. Живот твёрдый. Болезненный метеоризм. Сильное урчание и метеоризм после еды.

Прямая кишка
Вялость. Безрезультатные позывы; безрезультатный стул. Ощущение закупорки прямой кишки инородным телом и неспособность исторгнуть даже мягкий стул. Сильные позывы на стул, но при попытке к опорожнению это желание исчезает. Зуд заднего прохода после полового акта.

Дыхание
Остановка дыхания (удушье) при кашле, глотании или питье. Напоминающий коклюшный кашель после разговора или еды. Кашель после еды со рвотой пищей и боль в затылке. Тупое давление в правом лёгком, будто от пробки. Затруднённость дыхания со внутренней тревогой и жаром.

Грудная клетка
Сердце: сопровождающееся муками сердцебиение у пожилых людей после умеренно острых недомоганий, таких как насморк. Ощущение внезапного опухания сердца с сильным страхом умереть. Двойные внезапные резкие колющие боли в сердце: внезапные резкие колющие боли ощущаются дважды подряд с последующей длительной паузой.

Спина и конечности
Характеристика, ассоциирующаяся с болью в спине, особенно в области шеи -ригидность. Тупое давление в плечах, как от груза. Болезни, поражающие спинной мозг, с паралитической слабостью; дрожь нижних конечностей, при этом больше всего поражаются колени; ощущение повязки вокруг всего тела или некоторых его частей; ощущение пробки, вдавливаемой во внутренности, особенно при движении. Беспокойство ног в положении сидя, лучше во время ходьбы.

Сон

Тревожный сон со вскриками и очень яркими снами, которые кажутся на следующее утро реальными; сны о мертвецах, об убийстве других людей или о том, как убивают больного, о преследовании, о пожарах, о старых событиях. Утром больной просыпается усталый и склонен опять заснуть.
Кожа

Anacardium присуща сыпь разных типов: пустулёзная, рожистая или в форме нейродерматита, состоящая из мелких пузырьковых поражений с бесцветной водянистой жидкостью. Эти поражения тесно группируются вместе. Сыпь довольно сухая и ужасно чешется. Зуд усиливается ночью. Зуд и жжение, вызывающие крайнюю раздражительность; пациент впивается ногтями в кожу, чтобы расцарапать. Сыпь, похожая на натуральную оспу. Чрезмерное шелушение. Кожные высыпания рожистого вида, быстро распространяющиеся и вызывающее мгновенное опухание. Кожа нечувствительна. Бородавки.

Симптомы
Психические и неврологические расстройства
Невроз страха, параноидальные состояния, шизофрения, комплекс неполноценности, эпилепсия, нейромышечные расстройства, миалгический энцефаломиелит. Апоплексия. Неврастения. Ипохондрия. Истерия. Потеря памяти. Умственная депрессия. Умственная слабость. Неуверенность в себе.
Расстройства пищеварения
Язва двенадцатиперстной кишки, диспепсия, геморрой, гиперхлогидрия.
Кожные высыпания
Рожистые воспаления, как при натуральной оспе, пустулёзный нейродерматит, экзема. Бородавки.
Прочие недомогания
Алкоголизм. Астма. Запор. Глухота, хроническая. Физическая слабость. Дисменорея. Мгновенный умственный паралич перед экзаменами. Головная боль. Заболевания сердца. Болезни печени. Пузырчатка. Ревматизм. Онанизм. Бред запаха. Ригидность шеи. Травмы сухожилий. Рвота беременных. Коклюш. Писчий спазм.
Этиология
Подавленная сыпь. Длительное умственное напряжение с тревогой. Экзамены. Половые излишества. Внезапные удары. Разочарования.
Связи
Anacardium хорошо действует после Lycopodium, Pulsatilla, Platina. После Anacardium хорошо действуют Lycopodium, Pulsatilla, Platina.
Антидоты
Clematis erecta, Croton tiglium, Coffea, Ranunculus bulbosus, Rhus toxicodendron, Juglans cinerea, вино.
Вредны: алкогольные напитки, холодное питьё, тёплая пища. Anacardium является антидотом при отравлении Rhus.

Случаи
1. Боль в левой части живота с грызущим ощущением в эпигастрии; «должен что-нибудь съесть, или боль и грызущее ощущение становятся невыносимыми», достаточно печенья. Этот симптом появлялся ежедневно годами, час варьировал. Anacardium 200 дал такое выраженное облегчение, ещё до того, как больная ушла из кабинета, что она забыла съесть свой завтрак, время которого давно прошло. В течение шести месяцев рецидивов не было. Спустя несколько дней после приёма Anacardium она заметила постоянный вкус и запах перечной мяты.

2. 2 ноября 1922 г., офицер 38 лет, в отставке, перенесший умеренную лихорадку и дизентерию на Востоке во время войны, после чего произошёл срыв нервной деятельности, вынудивший его отдыхать в течение шести месяцев. В 1918 г., пришёл ко мне с жалобой, что в течение года или больше его беспокоит болезненность желудка при касании или давлении, которая озадачила его семейного доктора. Она возникала в области под мечевидным хрящом, когда желудок был пустой, особенно в качестве первого ощущения утром, но проходило после еды. Не было никакой кислотности, тошноты или рвоты, и состояние кишечника было нормальным, но язык каждое утро был покрыт налётом, и больной заметил, как из кишечника некоторое время выходила слизь. Я обнаружил выраженную болезненность при касании или давлении на участке примерно в полкроны в той области, на которую жаловался больной, и некоторую тенденцию к отёчности, но не обнаружил никакой болезненности при касании или давлении над слепой кишкой. Я не изменил его диету, которая была разумно лёгкой, и назначил Anac. 3 ежедневно в виде порошка, содержащего треть лекарственного препарата.

Когда я увидел его через две недели, 17 ноября 1922 г., он смог сообщить, что дискомфорт и болезненность значительно меньше. Они больше не будили его в 5 часов утра, как раньше. Движения, ранее лишь наполовину связные, становились сформированными, и он не видел никакой слизи из кишечника. Спустя ещё две недели ему было ещё лучше, при этом он продолжал принимать тот же препарат, былой метеоризм значительно уменьшался, и он сказал, что «ощущает в желудке меньший дискомфорт, чем в течение последнего года». Болезненность при касании или давлении сильно уменьшилась, и слизь из кишечника больше не появлялась. Вскоре после этого он смог сообщить о полной свободе от своего недомогания, и я не смог найти практически никаких следов былой болезненности при касании или давлении над областью двенадцатиперстной кишки. После этого я иногда осматривал его и проверил тот факт, что слизь из кишечника больше никогда не появлялась, так что незначительная сопутствующая раздражительность толстой кишки исчезла с другими симптомами.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz