Organon §8

When all the symptoms of disease have been lifted, the disease is also cured in the interior.

It is not conceivable, nor can it be shown through any experience in the world that, after the lifting of all the symptoms of the disease and of the entire complex of perceptible befallments, anything else besides health remains or could remain such that the diseased alteration in the interior would be left unexpunged.

Comm: The old school’s material view of disease: When someone has been restored from his disease by a true practitioner of the medical art, in such a manner that no sign of the disease, no disease symptom remains, and all the signs of health have permanently returned, how can anyone, without insulting the human intellect, maintain that the whole bodily disease continues to dwell in the interior? And yet Hufeland, the former director of the old school, asserted, “Homeopathy can lift the symptoms but the disease remains,” (Hufeland, Die Homöopathie, p. 27, line 19). This he maintained partly out of grievance over the progress made by homeopathy for the welfare of humanity, and partly because he still holds an entirely material concept of disease. He has not yet been able to think of disease as a state of being in which the organism is dynamically altered by a morbidly mistuned life force- as a modified condition. Rather, he views disease as a material thing which, after the cure is accomplished, could still be left lying in some corner of the organism in order, some day during splendid health, to break forth at will with its material presence! This is how crass the blindness of the old pathology still is! No wonder that it could only engender a medical system which is solely occupied with scouring out the poor patient

Похожие материалы...  Organon §117

5 комментариев к “Organon §8”

  1. Vera Matafonova

    Перевод §8 Органона

    (Что есть истинное ИЗЛЕЧЕНИЕ; понятие здоровья)
    Если все симптомы болезни устранены, то и болезнь также излечена изнутри

    Невозможно представить, и невозможно доказать с помощью какого-либо эксперимента в мире, что после того, как были устранены все симптомы болезни и весь комплекс различимых поражений, остается что-либо еще кроме здоровья, или могло бы случиться так, что болезненные изменения внутри человека останутся неискорененными. (5)

    (5) Комментарий о материалистическом представлении старой школы о болезни:

    Если кто-то излечен от своей болезни истинным практиком медицинского искусства таким образом, что не остается никаких признаков, никаких симптомов заболевания, и окончательно возвратились все признаки здоровья, как можно, не впадая в противоречие со здравым смыслом, настаивать на том, что целое телесное (прим. – физическое, соматическое) заболевание продолжает пребывать где-то в недрах организма {этого человека}?  «И тем не менее, глава старой школы, Гуфеланд, утверждает это следующими словами: «Гомеопатия может устранить симптомы, но заболевание остается» (Hufeland, Die Homöopathie, p. 27, line 19). Он делает это отчасти будучи пристыженным благотворными для человечества достижениями гомеопатии, отчасти из-за того, что все еще придерживается сугубо материалистических представлений о сущности болезни» (*).

    Он до сих пор не способен воспринимать болезнь как состояние, в которое организм динамически переводится действиями болезненно расстроенной жизненной силы, – как измененное состояние. Напротив, он представляет себе болезнь как нечто материальное, что после завершения лечения может все еще скрываться «где-то в глубинных уголках организма с тем, чтобы однажды в период цветущего здоровья, вырваться на свет, к своему удовольствию, во всем своем материальном великолепии! Насколько потрясающа все еще слепота старой патологии! Не удивительно, что она только и может, что создать терапевтическую систему, занятую исключительно вычищением и выскребанием бедного пациента»(*).

    (*) Ганеман С. Органон врачебного искусства / Пер. с английского А.В. Высочанского, О.А. Высочанской. Под редакцией А.В. Высочанского. – М.: Симилия, ИМЕДИС, 2005.

  2. Vera Matafonova

    Вопрос 1: что имеет ввиду Ганеман, говоря о “комплексе различимых поражений” (“perceptible befallments”) и почему он отделен от симптомов болезни? У нас есть симптомы болезни (например, забывчивость, нервозность и т.д.), есть результат болезни – тканевые изменения – “болезненные изменения внутри человека” (“diseased alteration in the interior”) и есть “комплекс различимых поражений”… Может быть имеются ввиду функциональные расстройства, пока еще не получившие отражение в тканевых изменениях или функциональные расстройства+тканевые изменения? Как это должно выглядеть у человека, как их отличить?

    Вопрос 2 (по сноске 5): все-таки не очень понятно, почему Ганеман отделяет признаки заболевания от симптомов? Когда мы видим, что у человека что-то конкретное не на месте, не в том количестве, не вовремя – это симптом, на него есть рубрика в репертории, и в этот момент мы автоматически понимаем, что человек болен (т.е. различаем ПРИЗНАКИ заболевания). Или также как есть признаки здоровья, есть и общие признаки изменения состояния в направлении болезни, которые нельзя характеризовать как симптом (например, плохо выглядит, плохое настроение, нет драйва и т.д.)?

    Вопрос 3: Каковы ПРИЗНАКИ ЗДОРОВЬЯ? Человек может все что он желает, если эти желания не противоречат моральным нормам и закону? Или все-таки это драйв, настроение, желание двигаться вперед и т.д.+здоровые еда, сон, секс – то, что мы ищем у пациента, который начал принимать ремеди?
    И как мы определяем, возвратились ли они ОКОНЧАТЕЛЬНО? Что значит ВОЗВРАТИЛИСЬ? – т.е. человек должен вернуться в состояние ДО болезни – но какое это состояние и когда оно было? Если ребенок рождается уже больной, с определенным набором миазматических предрасположенностей, то когда мы можем говорить о том, что находимся в состоянии здоровья? Или мы можем говорить только о состоянии здоровья относительном по сравнению с тем, что было до начала рассматриваемого периода времени…

  3. 1. В чем пересекаются и чем отличаются понятия «симптомы болезни» и «комплекс видимых (различимых) проявлений»?
    2. «никаких признаков болезни, не симптомов болезни не остается» – это то состояние, когда и пациент не ощущает симптомов, и врач не видит их проявлений? А если врач считает, что болезнь излечена, а у пациента другое мнение (без видимых проявлений)?
    3. Как переводится permanently – «окончательно» или «навсегда»? Когда излечение можно считать окончательным? Когда симптомы болезни отсутствуют некоторое время? Каким должен быть этот период, дающий основание говорить об окончательном излечении?
    4. Что такое «признаки здоровья»? Это то же самое, что отсутствие симптомов болезни или за этим кроется еще что-то?
    5. «занимается вычищением (выскребанием) бедного пациента» – что называют вычищением? Попытки «изгнать» болезнь кровопусканиями, слабительными и рвотными средствами? Или другие способы?

  4. Анастасия Будина

    ВОПРОСЫ по Параграфу 8
    «Когда все симптомы болезни устранены, болезнь также вылечена изнутри.» Но мы знаем, что нет полностью здоровых людей, и реально не получается полного излечения, пока человек воплощен на Земле: все равно остаются какие-то симптомы, и нет предела совершенству. Что имел в виду Ганеман под полным устранением симптомов? Конкретную болезнь, может быть, острую? Потому что в хроническом состоянии трудно поделить симптомы на признаки нескольких различных болезней.
    Сколько нужно времени принимать препарат для полного излечения его симптомов? Часто ведь бывает, что человек перестает принимать препарат, и симптомы опять возвращаются. Как определить тот рубеж, когда человек перестанет принимать это ремеди, и симптомы уже не вернутся?

  5. Иегуда Куршен

    Основная проблема в понимании этого параграфа заключается в неправильном переводе слова “befallments“. Это не “поражения” и не “факторы” – это то, что может произойти, то есть вероятность события. Другими словами Ганеман указывает на устранение видимых симптомов болезни только как на часть решения проблемы. Остается еще вероятность возникновения проблемы, которую необходимо также устранить. Другими словами – недостаточно просто помочь подняться упавшему, также необходимо объяснить ему какой дорогой и как идти, чтобы не упасть вновь и не падать впредь.

    Правильный перевод:
    “Невозможно представить и невозможно доказать с помощью любого эксперимента в мире, что после устранения всех симптомов болезни и всего различимого комплекса того, что может случиться, останется что-либо еще, кроме здоровья, или что болезненные изменения внутри человека останутся неискорененными.

Оставьте комментарий