Organon §3

To be a genuine practitioner of the medical art, a physician must:

1. clearly realize what is to be cured in diseases, that is, in each single case of disease (discernment of the disease, indicator),
2. clearly realize what is curative in medicines, that is, in each particular medicine (knowledge of medicinal powers),
3. be aware of how to adapt what is curative in medicines to what he has discerned to be undoubtedly diseased in the patient, according to clear principles.

 

In this way, recovery must result.  Adapting what is curative in medicines to what is diseased in patients requires that the physician be able to:

1. adapt the most appropriate medicine, according to its mode of action, to the case before him (selection of the remedy, that which is indicated),
2. prepare the medicine exactly as required,
3. give the medicine in the exact amount required (the right dose),
4. properly time the repetition of doses.

Finally, the physician must know the obstacles to recovery in each case and be aware of how to clear them away so that the restoration of health may be permanent.   (If the physician has this insight, discernment, knowledge and awareness) then he understands how to act expediently and thoroughly, and he is a genuine practitioner of the medical art.

 

Throughout the Organon, Hahnemann uses various terms to refer to different modes of knowledge, understanding and perception. These include references to intellectual knowledge as well as knowledge based upon participative experience. See knowledge and realize in the Glossary.
Похожие материалы...  Organon §38

10 комментариев к “Organon §3”

  1. Вера Матафонова

    Перевод §3 Органона

    Врач лишь тогда может быть истинным практиком целебного искусства, когда он:

    ясно осознает, что необходимо лечить при болезни, то есть в каждом отдельном случае болезни (умение распознать болезнь, показание),

    ясно осознает, что целебно в лекарствах, то есть в каждом конкретном лекарстве (знание целебных свойств), 

    отдает себе полный отчет в том, как применить то, что целебно в лекарстве к тому, что, как он распознал, несомненно болезненно у пациента, в соответствии с четкими принципами.

    При таком подходе должно иметь место выздоровление. Применение целебных свойств лекарств к тому, что болезненно у пациента, предполагает, что врач способен:

    подобрать наиболее подходящее лекарство в соответствии с характером его действия к рассматриваемому им случаю заболевания (выбор ремеди, которое показано в данном случае);

    приготовить лекарство точно так, как требуется;

    дать в точности то количество (объем) лекарства, которое требуется (правильная доза);

    надлежащим образом установить время повторения доз (*).

    Наконец, врач должен знать обстоятельства, препятствующие выздоровлению в каждом случае, и отдавать себе отчет в том, как устранить их таким образом, чтобы восстановление здоровья было окончательным. [Если врач обладает таким пониманием, проницательностью, знанием и осведомленностью], тогда он понимает, как действовать рационально и основательно, и он является истинным практиком целебного искусства.

    (*) В переводе А. Высочанского говорится о «периоде повторения доз». Мне кажется, что здесь речь идет не только о периоде, а об индивидуальном графике приема препарата. Например, в остром случае прием ГЛС может понадобиться по мере возвращения симптомов, тогда четкого периода повторения нет до стабилизации состояния.
    Получается, что стратегия назначения в целом складывается из пунктов 3 (нужная потенция) и 4.

    Прим. Любопытно, слово «medicine» имеет такие значения в английском словаре: медицина, лекарство, медикамент, талисман, амулет, магия, колдовство.
      

  2. О стратегии назначения Ганеман говорит постоянно, но что-то конкретное мы учим из параграфов посвященных психическим заболеваниям и лихорадкам 238, 270 и т.д.
    Но до их понимания можно подняться лишь после тщательного изучения всего текста Органона.

  3. Юлия Баркова

    1.Как распознать болезнь? Как определить, что именно должен лечить врач?
    2.Нужно ориентироваться на запрос больного или на то, что мы видим?
    3.Что значит принцип амито?
    4.Каковы критерии приготовления лекарства?
    5.Какими должны быть дозы в начале лечения и потом?
    6.Как определить правильную дозу?
    7.Существует ли схема приема ремеди единая для всех или же надо ориентироваться на каждого клиента в отдельности?
    8.Как распознать препятствия мешающие выздоровлению?
    9.Что будет, если препарат будет подобран неверно?
    10.Как правильно в случае ошибки менять препарат?
    11.Как правильно подобрать препарат?
    12.Возможно ли, что качества одного лекарства для одного клиента целительны, а для другого они же губительны?
    13.Как понять, что лекарство подобрано верно?
    14.Как скоро должны появиться признаки того, что препарат действует?
    15.Нужно ли говорить с клиентом о препятствиях к выздоровлению?
    16.Нужно ли рассказывать клиенту о целебных свойствах его препарата?
    17.Нужно ли рассказывать клиенту о том, как готовят препарат?
    18.Нужно ли говорить с клиентом о том, что будет в случае нарушения схемы приема препарата?
    19.Стоит ли применять в своей практике препарат, о котором ты ничего не знаешь? Или стоит использовать только знакомые препараты?
    20.Если препарат приготовлен неверно и это оказывает не то воздействие, которое ожидается, то надо взять препарат из другой аптеки или поменять препарат?
    21.Стоит ли заканчивать лечение, когда первоначальный симптом исчез?
    22.Как понять, что твое лечение разумно и рационально?
    23.Как понять, что препарат подходит?
    24.Как правильно менять дозу?
    25.Должны ли препятствия к выздоровлению у клиентов с похожей картиной болезни быть одинаковыми или это все индивидуально?
    26.Как долго может длиться лечение?
    27.Как понять, что лечение окончено? Или прием препаратов нужен на протяжении всей жизни?
    28.Если есть симптомы одинаково яркие, но при этом требующий разных препаратов, то мы выбираем один препарат или два?
    29.Если подходит несколько препаратов, как выбрать нужный?
    30.Могут ли отрицательные проявления, с точки зрения клиента, быть критериями положительного процесса?
    31.Должен ли гомеопат уметь сам приготовить препарат?
    32.Возможно ли смешение препаратов в лечении?

  4. Родина Наталья

    1. Что такое ремеди? 2. Как правильно разводить ремеди? 3. Как можно проверить качество препарата (ремеди)? 4. Что включает в себя понятие “правильная доза”? 5. Почему устанавливаются определённые временные рамки приёма ремеди? Почему важно их выдерживать? 6. Как правильно подбирать дозу? 7. Как переходить на следующие разведения? 8. Что является основанием для перехода на следующие потенции? 9. На что опираться при принятии данного решения? 10. Где таится причина болезни? 11. Как правильно определить болезнь и нащупать истинные симптомы болезни? 12. Как определить необходимость подключения второго препарата? 13. Достаточно ли одного препарата, для полного излечивания больного? 14. Как правильно назначать препарат, если у пациента несколько болезней? Как определить с чего начать, с чем работать в первую очередь? 15. Как определить, какой препарат давать первым, а какой присоединять, менять, корректировать? 16. Какие симптомы наиболее важные? 17. Что делать, если несколько причин вызывают несколько болезней? 18. Как работают одновременно два и более препарата? 19. Могут ли препараты усиливать действия друг друга? 20. Что делать, если ошибся с ремеди? 21. Как сильно может навредить неправильно подобранное ремеди? 22. Что может препятствовать выздоровлению больного? 23. Как можно устранить эти препятствия? 24. Можно ли давать ремеди (по тихоньку) близкому человеку, без его принятия и согласия гомеопатии как метода лечения (алкоголизм или предрасположенность к раковым образованиям)? 25. На каком уровне необходимо понимание проблем пациента, его жизни и т.д., для подбора правильного ремеди? 26. Если пациент не раскрывается или не помнит всех обстоятельств, как правильно подобрать ремеди? 27. Как подбирать ремеди младенцам и детям с особенностями в развитии? 28. Что важно понимать при подборе препаратов с такими пациентами? 29. Как распознать болезнь? 30. Откуда берётся болезнь у маленьких детей, новорожденных? 31. Виноваты ли в этом родители? 32. Облегчится ли состояние и ускорится ли выздоровление сложных детей, если параллельно лечить родителей? 33. Что является рациональным в гомеопатии?

  5. 1. Какие принципы применения лекарств ?
    2. В параграфе указано “восстановление здоровья”, значит речь идет только о хронических заболеваниях?
    3. Какие могут быть неточности приготовления препаратов сегодня?
    4. Как вообще готовят препараты?
    5. Рассказывает ли врач тонкости приготовления пациенту?
    6. Правиная доза – на что ориентироваться – возраст или степень болезни?
    7. Как проявит себя болезнь при неправильной дозе?
    8. Что происходит,если человек выздоровел,но продолжил принимать лекарства?
    9. Какие бывают препятствия мешающие выздоровлению?
    10. Бывают ли в гомеопатии несовместимые лекарства?
    11. Есть препараты со схожими свойствами, как выбрать какой именно?
    12. Если нет сдвига при лечении, в первую очередь менять препарат или производителя лекарств?
    13. Что такое ремеди?
    14. Какие признаки течения болезни проявляются для изменения дозы или частоты приема?
    15. Если человек болеет несколькими непересечными болезнями , с какой начинать лечение?
    16. Как определить, что больной выздоровел и болезнь не вернется?
    17. Если в одной семье болеют дети примерно одного возраста одной болезнью, то их лечить индивидуально ( препараты могут отличаться)?
    18. Если врач сомневается в выборе лекарства, дозе, сроке, стоит ли озвучивать этот факт пациенту?
    19.Подсознательное нежелание выздороветь, есть мешающим фактором при лечении гомеопатией?
    20. Какие болезни не лечатся гомеопатией?
    21. Есть ли средства от зависимости ( алко нарко никотин)
    22. Если да, можно ли их применять без ведома больного?
    23. Почему болеют дети , если с родителями все в норме ( в плане физическом и духовном)
    24. Если человеку все-таки предназначено стать истинным практиком, сколько проб и ошибок ему предстоит?
    25. Может ли истинный практик не справится с задачей вернуть здоровье?
    26. Сколько лет изучения гомеопатии и работы с пациентами ушло у Вас, уважаемый Иегуда, что бы назвать себя истинным практиком?
    27. Нужно ли истинному практику обращаться за помощью к лабораториям , рентгенам и др благам ( или наоборот) медицины?
    28. Какие обследования проводит гомеопат кроме осмотра и слушания пациента ?
    29. Если к гомеопату обращается больной низкодуховный ( неправильно живущий) есть ли смысл его лечить? Как действует динамическое лечение на таких людей?
    30. Какие принципы жизни истинного практика?
    31. Может ли истинный практик заниматься деятельностью не связанной с гомеопатией помимо лечения для заработка ?

  6. 1. «четко понимать» – это знать точно, не сомневаясь?
    2. Если есть сомнения – их нужно отбросить или проверить? Если человек не сомневается – он уверен в выбранном пути. Если есть сомнения – он ищет и находит несколько путей.
    3. Что продуктивней – знать или сомневаться?
    4. «что должно быть вылечено при заболеваниях» – как это понимать? Что-то должно быть вылечено, а что-то нет? Отложено до того времени, когда часть проблем со здоровьем будет решена? И тогда переходить к следующим?
    5. «ясно понимать, что целебно в лекарственных средствах» – это знание перечня целебных свойств?
    6. Или механизма (способа) действия? Или в совокупности перечень свойств и способ (характер) действия?
    7. Могут ли у уже известного средства появляться (проявляться) новые свойства?
    8. Если могут – это зависит от конкретного случая пациента, его особенностей?
    9. Или от изменившейся окружающей среды, ее воздействия на человека?
    10. Хотя, наверное, воздействие среды меняет человека. На физическом уровне-то точно меняет. А может ли окружающая среда (не социум, а воздействие геомагнитных полей, излучения) духовно изменить человека? И, если может, то как?
    11. «отдавать себе отчет» – это четко понимать, как необходимо действовать в конкретном случае, или нести ответственность за свои действия и их результаты? За здоровье и жизнь пациента?
    12. Пациент должен разделять эту ответственность?
    13. «как использовать то, что является целебным в средствах к тому, что он выявил точно у страдающего у пациента» : если свойства препарата не «перекрывают» все проявления нарушения здоровья пациента – можно ли его использовать?
    14. 100%-е совпадение свойств препарата и симптомов пациента – это идеальный случай или достаточно частый?
    15. Если нет 100%-ного совпадения, нужно искать другое средство или использовать несколько препаратов?
    16. А если и совместное использование не «перекрывает» проявления болезни полностью? Что делать в этом случае? Помочь справиться с частью симптомов? А как при этом поведет себя то (субстанция, причина), что вызвало болезнь? Отступит или притаится?
    17. «как использовать то, что является целебным в лекарствах к тому, что он выявил точно у страдающего у пациента» – нужно ли говорить пациенту про то, что увидел в нем врач (что подлежит лечению, но на что пациент не жаловался)?
    18. Нужно ли говорить пациенту о свойствах назначаемого средства и механизме его действия? А если после этой информации он откажется от лечения? Это его выбор или «прокол» врача?
    19. Или кому-то нужно давать эту информацию, а кому-то нет? Как это можно увидеть, узнать?
    20. «в соответствии с четкими принципами» – что это за принципы? Что может мешать врачу узнать эти принципы и следовать им (я имею в виду личность врача, его качества)?
    21. Может ли пациент (или его болезнь в своем проявлении) мешать следованию этим принципам?
    22. «Таким образом, должен быть результат (выздоровление)». А если только частичный результат (улучшение)? Или это вопрос времени и нужно продолжать лечение этим же средством? Или нужно менять средство? Или использовать совместно?
    23. Если пациент, достигнув устраивающего его результата, отказывается от дальнейшего лечения, нужно сразу согласиться с его выбором или попробовать уговорить его продолжить лечение?
    24. Если лечение прервано таким образом, пациента неизбежно ждет «откат» симптомов или у него есть шанс сохранить здоровье на этом уровне (до которого он дошел)?
    25. Что заставляет пациентов прерывать лечение в том случае, когда есть улучшения?
    – что они недостаточно быстрые?
    – что его устраивает текущее состояние?
    – что он никогда не был полностью здоровым, не знает этого состояния, боится его или не верит в него?
    26. «Подбирать наиболее подходящие лекарства, в соответствии с их механизмом (характером) действия, в конкретном случае, который есть перед ним (выбор средства, на который указывает случай)» – если врач видит несколько средств, подходящих конкретному случаю, выбирать следует то средство, которое перекрывает большее количество симптомов или то, которое работает с симптомами, больше всего беспокоящими пациента?
    27. Или то, которое работает с наиболее яркими симптомами, присущими именно этому пациенту с его особенностями?
    28. «подготовить лекарство точно в соответствии с требованиями» – вроде бы понятно, что нарушения в приготовлении изменят свойство препарата. Но свойства исходного вещества все-таки останутся теми же, поэтому препарат, изготовленный с нарушениями, будет действовать в нужном направлении, но слабее? Или свойства изменятся глобально?
    29. Какие нарушения в приготовлении препарата являются критичными (до той степени, что его вообще нельзя применять)?
    30. «дать лекарство в точном необходимом количестве (правильную дозу)» – доза- это только кол-во гранул или какая-то другая характеристика? Например, совокупность кол-ва гранул и потенции (или, например, как вариант расчета точной дозы – произведение кол-ва гранул на потенцию средства)?
    31. Как определять дозу? Она зависит от состояния пациента, его возраста, веса, длительности болезни, остроты случая, или от совокупности всех условий?
    32. Бывает ли необходимым менять дозу, не меняя потенции?
    33. Как правильно определять время повторения доз? Глядя на реакцию пациента, вернее его болезни, на предыдущую дозу?
    34. Или сразу придерживаться какой-то периодичности? Тогда как определить ее?

  7. Мария Ксандопуло

    Для того чтобы быть истинным практиком медицинского искусства, врач должен:
    1. четко осознавать, что подлежит излечению в болезни, то есть, в каждом единичном случае болезни ( умение распознавать болезнь, индикатор (указатель),
    2. четко осознавать, что целебно в лекарстве, то есть, в каждом индивидуальном препарате (знание силы лекарства),
    3. отдавать себе полный отчет, как адаптировать (приспособить) то что целебно в лекарстве к тому, что он (врач?) разглядел бесспорно больным в пациенте, согласно чистым принципам.
    Таким образом, выздоровление должно произойти в результате. Приспособление того, что целительно в лекарстве, к тому, что расстроено болезнью у пациентов, требует, чтобы врач был способен :
    1.применить наиболее подходящее лекарство в соответствии со способом его действия к случаю, находящемуся перед ним ( выбор препарата, который показан),
    2.приготовить лекарство точно как требуется,
    3. дать лекарство в точно требуемом количестве ( правильная доза),
    4. правильно рассчитать время повтора доз.

    Наконец, врач должен знать препятствия к выздоровлению в каждом случае и быть осведомленным, как их рассеять (убрать), так чтобы восстановление здоровья могло быть необратимым. (Если лекарь обладает способностью проникновения в суть, знанием и осведомленностью) тогда он понимает, как действовать целесообразно и основательно, и он истинный практик медицинского искусства.

    На всем протяжении Органона, Ганеман использует разные термины, направляющие к разным видам знания, понимания и восприятия. Это включает ссылки на интеллектуальное знание так же как и знание, основанное на участвующем опыте. Посмотрите (термин) знание в словаре и поймите его.

    1. Мария Ксандопуло

      Знание индивида (или группы индивидов) — это обладание проверенной (каким-либо способом) информацией, позволяющей решить какую-либо практическую задачу. Знание противоположно незнанию (отсутствию проверенной информации о чём-либо), но противопоставляется также и вере[5].

      1. Мария Ксандопуло

        Четыре врага человека знания
        Четыре врага человека знания

        И на своем пути он встречает четырех извечных врагов, в конечном счете четыре главных человеческих слабости. Вот как они описываются в диалоге из книги «Учение дона Хуана», который считают одним из самых талантливых образцов творчества Кастанеды:

        «— Когда человек приступает к обучению, он никогда не знает точно, какие препятствия ждут его впереди. Цель его расплывчата и иллюзорна, а устремленность неустойчива. Он ожидает от своего обучения выгоды, которой никогда не получит, потому что еще не подозревает об истинной цели выбранного пути и предстоящих испытаниях.

        Постепенно он начинает учиться, сначала понемногу, затем все больше и больше, и вскоре его охватывает смятение. Истинная картина никогда не совпадает с той, которую он ранее нарисовал себе, и его охватывает неуверенность. Учение оказывается не таким, каким его ожидают увидеть. Каждый шаг таит в себе новые задачи и дается все труднее, и страх, который человек начинает испытывать, никогда не рассеивается, а растет безжалостно и неуклонно. Путь знания оказывается полем битвы.

        И таким образом перед человеком появляется его первый извечный враг — страх! Это действительно ужасный враг, коварный и безжалостный. Он таится за каждым поворотом, нанося удар внезапно и неумолимо. И если человек, дрогнув перед его лицом, обратится в бегство, страх положит конец его поискам.

        — Что же происходит с этим человеком дальше?

        — На первый взгляд ничего особенного, кроме того, что он никогда уже не станет человеком знания. Он может стать хвастуном или слабым испуганным человечком, но в любом случае будет побежденным. Первый враг разделался с ним.

        — Что же нужно делать, чтобы победить страх?

        — Ответ прост: не сдаваться и не убегать. Человек должен одолеть свой страх и вопреки ему сделать следующий шаг, и еще шаг, и еще. Несмотря на то что страх его будет беспредельным, он не должен останавливаться. Это главное правило. И рано или поздно наступит такой день, когда страх отступит. Человек ощутит в себе уверенность. Его устремленность закалится в борьбе с первым врагом и окрепнет. Обучение перестанет быть пугающей задачей, и тогда человек может сказать не колеблясь, что побил своего первого главного врага.
        — Это происходит сразу или постепенно?

        — Постепенно, но страх исчезает в один прекрасный миг.

        — А может страх вернуться, если с человеком случится что?то непредвиденное?

        — Нет. Тот, кто научился преодолевать страх, свободен от него до конца жизни, потому что вместо страха приходит ясность, которая рассеивает его. Теперь человек знает свои желания и знает, как ими управлять. Он может делать открытия и совершать новые шаги в обучении, и все становится предельно ясным. Человеку кажется, что для пего больше не существует тайн.

        И именно ясность оказывается его вторым извечным врагом. Эта ясность, достигнутая столь большой ценой, рассеивает страх, но она же и ослепляет.

        Благодаря ей человек никогда не сомневается в себе. Она дает уверенность, что он ясно видит все насквозь. Благодаря ясности человек обретает мужество и не остановится ни перед чем. Но здесь есть подвох, заблуждение. Если человек поверит в свое мнимое могущество, второй враг одержит над ним победу. Человек будет топтаться на месте в своем обучении, бросаться вперед, когда надо выждать, и бездействовать, когда нельзя медлить. Ему кажется, что путь знания пройден до конца, и он застрянет на этом пути и будет топтаться на месте, пока не лишится всех сил и потеряет возможность достичь нового знания.

        — Что же с ним случится после такого поражения? Он умрет?

        — Нет, не умрет. Просто второй враг остановит его, и вместо человека знания он может стать, к примеру, отважным воином. Но ясность, которая далась ему такой дорогой ценой, никогда не сменится обратно тьмой и страхом. Все будет для него ясным, только он уже не будет стремиться к новому знанию.

        — Что надо делать, чтобы избежать здесь поражения?

        — То же, что и со страхом: не поддаваться ослеплению ясностью и пользоваться ей только для того, чтобы видеть, и продолжать тщательно взвешивать все перед каждым шагом. А прежде всего надо помнить, что эта ясность — в сущности иллюзия. И однажды человек на самом деле увидит, что его так называемая ясность была всего лишь миражом, гипнотизирующим ориентиром. Только так он одолеет своего второго извечного врага и достигнет такого положения, в ко — тором уже ничто не сможет повредить ему. И это не будет уже заблуждением, подделкой. Человек станет по — настоящему могущественным.

        И тогда он поймет, что сила, за которой он так долго гонялся, наконец в его распоряжении. Он может делать с ней все что захочет. Его союзник подчиняется ему, его желание — закон. Он видит сущность всего вокруг. И, сам того не замечая, оказывается перед третьим врагом — силой!

        Это — наиболее коварный враг, и сдаться ему проще всего: ведь в конце концов обладатель силы действительно непобедим. Он хозяин любого положения, который вначале идет на обдуманный риск, а в конце концов устанавливает свой закон — закон хозяина.

        В этот момент человек редко замечает, что его третий враг уже победил его, и не подозревает, что битва уже проиграна. Сила сделала из него жестокого человека, раба собственных прихотей.

        — И тогда он теряет силу?

        — Нет. Ни силы, ни ясности человек не потеряет уже никогда.

        — В чем же будет его отличие от человека знания?

        — Человек, ставший жертвой собственной силы, до самой смерти не узнает, что же с ней в действительности делать. Сила — лишь дополнительный груз в его судьбе. Такой человек не является хозяином самого себя и использует свою силу на никчемные дела.

        — Если человек потерпел однажды поражение от какого?нибудь из этих врагов, оно окончательно?

        — Конечно. Раз уж человек побежден, это навсегда.

        — А может ли, например, тот, кто побежден силой, обнаружить свою ошибку и исправить ее?

        — Нет. Если человек сдался, с ним покончено.

        — Но, возможно, он был ослеплен силой лишь временно, а потом решил от нее отказаться?

        — Ну, значит, битва еще не закончена и он все еще пытается стать человеком знания. Человек побежден лишь тогда, когда оставил всякие попытки и отрекся от самого себя.

        — Но в таком случае получается, что человек может отречься от себя и продолжать бояться целые годы, но в конце концов победит свой страх.

        — Нет, это не так. Раз уж человек поддался страху, он никогда не сумеет его победить, потому что будет избегать пути знания и никогда не отважится на новую попытку. Но если даже находясь в центре своего страха долгие годы, этот человек не оставит попыток учиться, тогда рано или поздно он победит свой страх, потому что на самом деле никогда ему не поддавался.

        — Каким образом можно победить третьего врага?

        — Человек должен умышленно не поддаваться своей силе. Он должен осознать, что якобы покоренная им сила в действительности ему не принадлежит и никогда не будет принадлежать, и научиться владеть собой, бескорыстно пользуясь завоеванным знанием и не идя на поводу у собственных желаний. Если человек способен увидеть, что без владения собой, без сдержанности ясность и сила хуже иллюзий, тогда он достигнет такого положения, когда все будет в его власти, и узнает, как использовать полученную силу.

        Таким образом он победит третьего врага и подойдет к концу в своем обучении, и тут, практически без предупреждения, его встретит последний враг: старость. Этот враг самый безжалостный, и его нельзя победить окончательно, можно лишь отогнать на время.

        Это пора, когда человек победил страх и избавился от безудержной, ослепляющей ясности, пора, когда вся его сила в его распоряжении, но это также и время, когда им овладевает неодолимое желание отдохнуть, забыться. Если человек поддастся этому желанию, если он позволит своей усталости усыпить себя, то проиграет последнюю битву, и четвертый враг поразит его, превратив в ничтожного старика. Желание отступить возьмет верх над его ясностью, силой и знанием.

        Но если человек стряхнет с плеч усталость и проживет свою судьбу до конца, тогда его можно будет назвать человеком знания, пускай лишь на тот краткий миг, когда он сможет отогнать последнего, непобедимого врага. Этот миг ясности, силы и знания стоит всех усилий».

        Не правда ли, мы сталкиваемся с этими врагами (по крайней мере, с тремя из них) постоянно, и не обязательно в описанном выше порядке? Каждому знакомы чувства страха, ясности и силы, и каждый испытывал искушение поддаться трем великим врагам. Оглянитесь вокруг, и вы увидите немало забитых, боящихся всего и вся человечков; всезнаек, кичащихся тем, что они поняли что?то; наслаждающихся своей силой и властью молодчиков в спортивных костюмах и бюрократов. Все эти люди проиграли одному из врагов, а чаще всего, каждому из них, и по большому счету, им уже незачем готовиться к битве со Старостью — она тоже проиграна, заранее.

  8. Мария Ксандопуло

    If the physician clearly perceives what is to be cured in diseases, that is to say, in every individual case of disease (knowledge of disease, indication), if he clearly perceives what is curative in medicines, that is to say, in each individual medicine (knowledge of medical powers), and if he knows how to adapt, according to clearly defined principles, what is curative in medicines to what he has discovered to be undoubtedly morbid in the patient, so that the recovery must ensue – to adapt it, as well in respect to the suitability of the medicine most appropriate according to its mode of action to the case before him (choice of the remedy, the medicine indicated), as also in respect to the exact mode of preparation and quantity of it required (proper dose), and the proper period for repeating the dose; – if, finally, he knows the obstacles to recovery in each case and is aware how to remove them, so that the restoration may be permanent, then he understands how to treat judiciously and rationally, and he is a true practitioner of the healing art.
    Если врач чисто (ясно) воспринимает, что подлежит излечению в болезнях, то есть, в каждом индивидуальном случае болезни (знание болезни, указание), если он четко усматривает, что целебно в лекарствах, то есть, в каждом индивидуальном лекарстве (знание сил лекарств), и если он знает, как согласно четко определенным принципам, применить то, что целебно в лекарстве к тому, что он обнаружил несомненно болезненного в пациенте, чтобы наступило излечение-
    применить это как в отношении наибольшего соответствия способа воздействия лекарства случаю перед ним (выбор препарата, показанного лекарства), так и касательно точного способа приготовления и требуемой величины (количества) (надлежащей дозы), и надлежащего периода для повторения дозы;- если, наконец, он знает препятствия для выздоровления в каждом случае и осведомлен, как их убрать, так чтобы излечение было стойким, тогда он понимает, как лечить разумно и рационально, и он истинный практик врачебного искусства.

    перевод А. Высочанского:
    Если врач ясно понимает, что следует лечить при заболеваниях или, лучше сказать, в каждом индивидуальном случае болезни (знание болезни, показание), если он ясно понимает, что является целебным в лекарствах, или, лучше сказать, в каждом индивидуальном лекарстве (знание лекарственных свойств), и если он знает, как применить в соответствии с ясно определяемыми принципами то, что целебно в лекарстве, к тому, что является несомненно болезненным у его пациента, так, чтобы добиться восстановления здоровья — применить лекарство, наилучшим образом подходящее как с точки зрения его действия в данном случае болезни (выбор средства, показанного лекарства), так и с точки зрения точного его приготовления и требуемого количества (правильная доза) и надлежащего периода повторения доз — если, наконец, он знает препятствия, мешающие выздоровлению в каждом случае, и осведомлен о том, как устранить их так, чтобы выздоровление стало окончательным, то он понимает, как лечить разумно и рационально, и является истинным практиком целебного искусства.

Оставьте комментарий