Взаимоотношения гомеопатических препаратов

По статье Герберта А. Робертса

  • Вспомогательные (Collateral). Родственные отношения — принадлежат к тому же или родственному ботаническому семейству или химической группе.
  • Совместимые (Compatible). Лекарства, удачно следующие друг за другом.
  • Дополняющие (Complementary). Частично соответствуют симптомам другого лекарства.
  • Несовместимые (Inimical). Несходные, конфликтующие, не следующие удачно.
  • Сходные (Similar). Лекарства, предлагаемые для сравнения по причине их подобия друг другу; обычно сочетаемые, если только не слишком сходные, как Nux vomica и Ignatia.

Термин «вспомогательный» ясен сам по себе и не требует каких-то особых объяснений. Сходство между такими лекарствами чаще всего основано на простом сходстве происхождения: между растительными средствами, например, или между растительными и минеральными лекарствами, при том, что для этих растений характерны определенные химические реакции в почве; между химическими веществами со сходной или близкородственной химической формулой или между группами элементов с примерно одинаковым атомным весом.

Примечательной иллюстрацией подобия, существующего у вспомогательных лекарств из одного ботанического семейства, могут служить симптомы, которые были получены во время прувингов представителей анакардиевых (Anacardiaceae): склонность к определенным психическим симптомам (или к психическим симптомам, имеющим общую направленность), общее беспокойство, общие кожные симптомы и сходные модальности. Все это создает группу, а индивидуальные особенности указывают на отдельных её членов.

Существование взаимоотношений между растением и почвой — давно установленный факт, и мы можем найти разнообразие симптомов, обнаруживаемых в прувингах разных частей растения, каждая из которых выполняет свою функцию. Сам Ганеман отметил сходство действия некоторых лекарств, которые давали аптекари в его время, пытая, по его словам, материю, и заставляя ее производить определенные реакции в своих определенных частях. Определенные характеристики отдельного растения просматриваются в прувингах как корней, так и ветвей, и дают нам возможность интересного сравнения с прувингами основных элементов почвы. Так, Belladonna и Calcarea имеют симптоматические взаимоотношения; мы находим, что минерал совместим с растением и дополняет его.

Анализ взаимоотношения между отдельными членами групп сложных солей свидетельствует в пользу существования вспомогательных отношений, и это характерно для всех групп.

Другое подобие, о котором мы нечасто задумываемся, существует между элементами с примерно одинаковым атомным весом. Phosphorus и Sulphur, стоящие рядом в таблице Менделеева, имеют как собственные выраженные характеристики, так и несомненно очень сходные симптомы. Как эти элементы встречаются в природе при сходных условиях, так и получаемые в прувингах симптомы указывают на сходные показания к назначению препаратов.

Мы предполагаем, что вспомогательные отношения между лекарствами растительного и неорганического происхождения может послужить отправной точкой для рассмотрения их и в качестве отношений дополнения одних для других. Мы ведь признаем, что растение, укореняющееся в почве, богатой определёнными элементами, само обогащается этими элементами, и они становятся его неотъемлемой частью, необходимой для существования.

То же можно сказать о двойных или сложных солях, исходные элементы которых каждый в своей степени создают природу вещества. Соответственно, очень часто мы находим, что сложные соли являются дополнительными для взятых по отдельности их составных частей.

Всё это позволяет нам установить, что некоторые лекарства дополняют одно другое, поскольку они имеют некоторые общие характеристики, общее сходство, но они глубже соответствуют конституции, чем назначенное первым лекарство, которое могло быть поверхностнее по своей природе, более соответствующее картине острой болезни или, возможно, слишком узким в области своего применения.

Дополняющие лекарства обычно имеют определённое сходство, их главное действие осуществляется в одном направлении, но они не настолько между собой сходны, чтобы антидотировать друг друга.

Разумеется, учитывая отношение дополнения, мы должны помнить о прувингах и других сходствах, помимо симптомов больного индивида, а также необходимо учесть симптомы нашего пациента, которые имелись ранее, прежде чем мы скажем, какое именно лекарство из числа других, вероятно также показанных в данном случае, является дополняющим. Мало сказать, что Calcarea carbonica дополняет Belladonna; необходимое для нашего пациента лекарство своим более глубоким действием может отличаться от тех, что обычно упоминаются в учебниках. В любом случае, на первом месте стоит индивидуальность пациента.

Несмотря на взаимоотношения между семействами и даже несмотря очень сходную симптоматику, мы не можем допустить, что лекарства всегда будут совместимыми или дополняющими. Согласно определению Кнерра, «сходные лекарства обычно совместимы, если они только не слишком сходны, как Nux vomica и Ignatia».

Имеется большое различие во мнениях относительно взаимоотношений лекарств, особенно в вопросе об их совместимости, и единого стандарта здесь не установлено. Принято говорить, что наши законоучители расходятся в суждениях почти по каждому пункту, когда речь заходит о безопасности назначения лекарств одно после другого. Уместно здесь вспомнить мудрый совет Геринга относительно назначения Lycopodium, а именно, что мы никогда не следует начинать лечение хронического случая с Lycopodium, разве что его симптомы выражены в ярчайшей степени. Мы полагаем, что ни Lycopodium, ни любое другое лекарство не должно назначаться ни в остром, ни в хроническом состоянии, до тех пор, пока мы не убедились, что оно действительно показано.

Итак, мы можем сказать, что проблема совместимости включает в себя несколько факторов: сходство и степень сходства лекарств; характерные симптомы пациента и степень, в которой они выражены и требуют назначения определенного лекарства; показано ли на самом деле новое лекарство, которое следует дать вслед за уже назначенным; оправдывают ли симптомы пациента назначение лекарства, относительно которого есть противоречивые свидетельства.

Все это в большой степени зависит от первого назначения: был ли препарат действительно показан, насколько выраженной была реакция на него, насколько мы улучшили состояние пациента своим лекарством. И снова: каковы характерные особенности пациента, выраженные им посредством возникших в ответ на лекарство симптомов? Но тут же этот вопрос оборачивается против нас самих: а насколько правильным было наше назначение? Когда нам следует думать о новом лекарстве, особенно если нам не удалось выявить все симптомы, или наше знание Материи медики оказалось недостаточным? Если уже прошло некоторое время, вопрос о совместимости теряет свою актуальность: назначенное лекарство уже, вероятно, прекратило свое действие, раз симптомы пациента требуют нового препарата.

Совместимость и несовместимость — две стороны одной медали; и несовместимые, и недружественные лекарства обращены к одному углу, разница лишь в градусе. Установив, что вскоре после назначения первого лекарства потребовалось назначить другое, и перед нами возникла проблема совместимости лекарств, мы начинаем спрашивать, почему одни лекарства несовместимы с другими. На это мы можем только ответить, что иногда определенные лекарства, нередко имеющие похожее действие и, возможно, близкое происхождение, не только мешают друг другу, но и расстраивают у пациентов естественный ток жизненной энергии, стимулированный предыдущим лекарством. В основе всего этого лежат жизненная энергия пациента, которая находит своё индивидуальное выражение в болезни, и жизненная сила лекарств, развитая путём потенцирования.

Лекарства, перечисляемые некоторыми из наших экспертов в качестве несовместимых, демонстрируют сходство симптомов. Например, Nux vomica и Ignatia, Lachesis и Ammonium carbonicum, Zincum и Nux vomica, Rhus toxicodendron и Sulphur, Rhus toxicodendron и Phosphorus и другие, классически считающиеся недружественными друг другу при последовательном назначении. Во многих таких случаях мы прослеживаем симптоматическое сходство более чем на одном участке действия, или же они имеют особое влияние на нервную систему или систему желез в организме или на какое-то расстройство, имеющее основой глубоко лежащие функции реагирования индивида. Так, мы находим, что назначения животных лекарств очень часто противопоказаны в непосредственной близости друг от друга, и чем выше подобие симптомов, тем больше риск; чем подобнее лекарства, тем больше антагонизм между ними и тем вероятнее, что второе лекарство нанесёт вред пациенту.

Лекарства-антидоты обладают силой, аналогичной таковой несовместимых лекарств, но они прерывают действие первого лекарства без какого-либо воздействия на организм, и жизненная энергия, нарушенная первым лекарством, встречается с подобием, симптоматически соответствующим нарушению, после чего естественный порядок вещей восстанавливается.

Более того, в случае антидотирующего лекарства мы редко используем направление болезнетворного подобия. Это означает, что мы не станем рассматривать использование животного лекарства для антидотирования другого животного лекарства; мы обратимся к другой по своему происхождению группе. Антидотирующие лекарства имеют определённые симптоматические отношения, однако общее действие антидота, как правило, имеет более мягкий характер и более соответствует нарушенному состоянию.

Некоторые лекарства, имеющие широкий спектр действия, являются антидотами для большого количества лекарств; их антидотирующий эффект является частью их картины симптомов без выраженного сходства с лекарством, требующим антидотирования. Например, такие лекарства, как Nux vomica и Pulsatilla, имея по своей природе широкий спектр действия, подобны по своим симптомам многим лекарствам, и из-за этого подобия мы часто с большим успехом используем их в качестве антидотов.

Проблема взаимоотношений лекарств, совместимости, дополнения одним другого и несовместимости, связана и другими факторами, среди которых лишь немногие имеют фиксированные стандарты. Мы имеем дело с испытанным лекарством, примененным к изменяющемуся состоянию здоровья пациента, но мы не можем точно измерить реакцию, которую можно получить от какой-либо комбинации лекарств, использованных в какой-либо последовательности

Решение проблемы лежит в нашей работе со случаями — тщательном наблюдении и регистрации всего обнаруженного; выбор лекарства и точное назначение зависят от нашего знания Материи медики и учета всех факторов. Тогда нам не придётся задумываться над взаимоотношениями лекарств, за исключением разве что небольшого число затянувшихся случаев, которые потребуют назначения ряда следующих одно за другим лекарств.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz