Вангелис (ч.3) Мифы в гомеопатии

Во всем мире эти мифы воспринимаются как правильные, но являются ошибочными.

  1. Миф о малых и больших препаратах. Малыми препараты являются якобы потому, что мы их плохо знаем. Но в природе есть частые и редкие феномены, в фармации есть частые и редкие лекарства. Как может быть иначе в гомеопатии? Якобы нужны испытания всех веществ в природе. Но только насекомых на земле существует 1,5 млн. растений – 0,5 млн. И это все нужно испытать? Но опыт показывает, что имеющимися препаратами мы можем вылечить очень многих пациентов. Малые препараты не должны использоваться так же часто, как полихресты. Ганеманн, Кент, Витулькас были очень хорошими гомеопатами, и у них не было компьютера. Ученые-естественники не могут полагаться на компьютер. А если будет 1,5 млн. препаратов, то без компьютера станет обходиться невозможно. Компьютер не может лежать в основе естественной науки. Препараты, которые мы знаем, могут помочь большинству наших больных – 80% наших больных. Может быть, остальные 1,5 млн. препаратов помогли бы оставшимся  20% больных.
  1. Большие учителя говорили, что Арсеникум – холодный препарат, но так не всегда, он может быть теплым – 1–2 степени, но не 3. То же самое с Калькареа карбоника – можно дать ее теплому пациенту – 1–2, но не 3.

Если ее муж умер, и Пульсатилла должна стать сильной натурой, – это возможно.

3.Если мы прочитаем про гомеопатический препарат все по всем Материям Медикам, то мы его сможем узнать всегда – еще одна большая ошибка. Необходимо знать дифференциальный диагноз с другими препаратами. Надо знать все препараты, у которых есть общие характеристики с данным.

  1. Если даете правильный препарат в неправильной потенции, то он может не подействовать. Правильный препарат действует в любой потенции – если в 6Х потенции давать чаще, все равно будет действовать. Но улучшение на 3% пациент не почувствует, как улучшение. 10–15% улучшения мы чувствуем легко. Любой человек почувствует улучшение на 20%.

Все потенции действуют, но низкие нужно давать чаще.

Все выше 30 потенции действуют длительно, не существует одной четкой потенции – диапазон потенций: 200– 10М. Любые потенции можно давать от 30 до 10М, если уверен в препарате. Если не уверен – 30–200.  200 – очень высокая потенция.

Ганеманн давал самую высокую потенцию 30. Нет точной потенции, но есть точный препарат. Через 5 лет в хронических случаях это может быть другой препарат, через 2 дня в остром случае это может быть другой препарат.

Если мы даем вообще не потенцированный препарат, и если давать его часто, он все равно даст эффект, но этот эффект не будет продолжаться долго, как после потенцированного препарата.

В древние времена людям с депрессией давали золотую пыль, чтобы их излечить. Люди, которым стало лучше от золотой пыли, принадлежали к типу Аурум, они стремились быть богатыми.

О Хеллеборусе 1,5 тысячи лет назад было известно, что он лечит ментальные расстройства.

Совершенно не надо беспокоиться о правильности потенции, а только о правильности препарата: заботиться надо о частоте повторения, о потенции 2-го назначения.

Правильный препарат – это цель первого приема пациента. На втором приеме надо не только дать правильный препарат, но и сделать это в правильное время. Для второго назначения даже правильный препарат, данный в неправильное время, подействует неправильно, как будто вы дали неправильный препарат при первом назначении.

  1. Потенцированный гомеопатический препарат имеет дополнительные терапевтические возможности, в отличие от непотенцированного. Возможности (набор терапевтических влияний) те же, но сила больше у потенцированных препаратов (видимо имеется в виду «дополнительно потенцированный препапрат в того же разведения» – прим И.К.)
  1. Со времен Ганемана существует такой миф: антидот может присутствовать в ежедневной пище: пиво, вино, уксус, кофе, пряности, кондитерские изделия. Все это не антидотирует правильный препарат. Правильный гомеопатический препарат очень трудно антидотировать. Так что не ставьте ограничений пациентам.

Ментол может антидотировать Натриум муратикум, если его ежедневно использовать месяц.

Те продукты, которые ухудшают состояние данного пациента, могут со временем антидотировать. Натриум карбоникум хуже от молока, но если долго его употреблять, – хотя пациенту от этого хуже, – это может стать антидотом. Но после Натриум карбоникум он уже не будет так чувствителен к молоку.

Кофе наверняка антидотирует гомеопатическое лечение. Но здесь речь идет не об одной, а о 20 чашках кофе каждый день в течение месяца. Если пациент говорит, что ничего не изменилось от приема гомеопатического препарата, может ли это быть от одной чашки кофе?  Врач может ответить да, но это не так. При отмене кофе сильный организм сам восстановится и поднимется на ту высоту, на которой был до кофе. Нужно подождать 1 месяц – не поднимется ли сам организм. Если организм слабый, может, потребуется еще 10–12 доз в потенции 12.

Некоторые вещества, к которым пациент повышенно чувствителен (солнце, горе, пластик (если аллергия на пластик), запах краски) – могут служить антидотом, если действуют в течение длительного времени.

Главный антидот правильного гомеопатического препарата – время. И наоборот можно сказать: гомеопатия – антидот времени.

Происходит это двумя путями: 1 путь – пациент выглядит моложе, чем положено его возрасту, и мы его возвращаем в молодость – это эффект на физическом уровне.

На нефизическом уровне похожий эффект – препарат улучшает способность пациента взаимодействовать более полно. Это общий опыт всех нас – когда мы на пике отношений с кем-то, то время исчезает.

Можно пить кофе один раз в месяц или в 20 дней, это не антидотирует правильный препарат. В кофе без кофеина кофеин все равно присутствует.

Стоматолог – антидот гомеопата, так как блокирует нервные окончания близко к мозгу.

 

Нюансы в психиатрии.

Лекарства от ментальных болезней (антидепрессанты, транквилизаторы) не антидотируют гомеопатию. Даже при шизофрении можно на фоне аллопатического лечения давать гомеопатический препарат, но когда улучшится состояние, уменьшить дозу аллопатии, так как его передозировка в этой ситуации возможна, а это уже антидотирование. Более здоровый ментально организм плохо переносит аллопатические психотропные лекарства.

Что касается антидепрессантов, –.если вы не психиатр, вы юридически не можете их отменять. Гомеопатический препарат можно давать вместе с аллопатией. Когда больному станет лучше, психиатр снизит дозу лекарств.

Простые транквилизаторы – Валиум – не являются сильными препаратами для организма – если вы съедите 5–20 упаковок Валиума, вы не умрете. От 200 таблеток Валиума вы не умрете, вы будете спать 3 дня. Если примите 3 упаковки аспирина – вы умрете.

Аспирин не антидот, если пациент не принимает 30 таблеток в день.

 

  1. Потенция 30 СН не может вызывать длительный эффект и якобы нужно давать ее много раз (речь о хронических случаях). У пациентов со средней жизненной силой организма длительность результатов после 30СН может длиться 6,5 лет. Неправильно писать, что препарат действует 30 дней или 46 дней.

После Ганеманна, Кента и Геринга большие шаги в гомеопатии не были сделаны. Подобие, потенция, практическая теория, – это их открытия. Органон, Лекции по философии Кента, письма по гомеопатии Кента – главные труды. Эссенции препаратов, которые были открыты Кентом, и законы излечения Геринга. Ничего важного за последние 100 лет не создано. Прибавились научные достижения, телекоммуникация, радио…

В 1840–1860 гг. 50% врачей в США были гомеопатами. В то время в каждом штате был гомеопатический госпиталь в 100 коек. Столь широко гомеопатия была распространена благодаря Герингу.

А многие гомеопаты верят, что много важного произошло в последние 100 лет.

Вклад в гомеопатию сделали: Кларк (написал 3 тома Материи Медики), Аллен (20 томов), Бенингаузен – великий гомеопат, Паскеро в Латинской Америке, Ортего в Латинской Америке, Култер, Тайлор. Современные гомеопаты: Витулькас, Шанкаран, Моррисон. Вклад современных гомеопатов – нормальный шаг в гомеопатии, это должно было быть сделано. Их вклад нельзя сравнивать с великим вкладом Ганеманна. После него были написаны хорошие книги, но история гомеопатии не развивалась.

Есть очень хорошие книги, информацию для которых берут из других книг, не крадут, но и ничего нового не привносят. Например, Материя Медики Берике, глава «Агарикус» – о ментально-эмоциональных и физических уровнях (это придумал не Витулькас).

Хорошие гомеопаты – отличные наблюдатели. Это препараты, у которых острый ум, они автоматически, быстро не подходят к людям.

Люди, которые способны понять совокупность, хорошо видят часть.

Любовь к гомеопатии – единственный способ стать хорошим гомеопатом.

Без жертвования невозможно стать хорошим гомеопатом.

При шизофрении физические симптомы исчезают, тело становится очень крепким, у шизофореников очень редко бывает рак.

Вангелис посещал психиатрический госпиталь в Греции, где больные шизофренией живут 30–40 лет. Он разговаривал с хирургом. оперировавшим в этом госпитале и сделавшим  более тысячи операций. Этот   хирург был очень впечатлен силой физического организма психиатрических больных. После операции больным не назначали никаких антибиотиков, но они очень быстро поправлялись.

Вопрос: почему они такие крепкие? Вывод: все проблемы поднялись на ментальный уровень. Зимой больные спали без одежды на снегу и не заболевали пневмонией. Вот почему аллопатические лекарства против шизофрении не антидотирует гомеопатический препарат, а по мере улучшения ментального они заболевают физически и становятся более чувствительны к аллопатии.

Они также хорошо переносят правильное гомеопатическое лечение. Надо тщательно наблюдать, когда больному станет лучше – лучше давать 200-тую потенцию каждые 3–5 дней в течение месяцы-двух, но в самом начале, после первого приема, не давать препарат 1 месяц, наблюдать. Если полностью уверен в препарате, переходить на  1М. Желание дать 10М без уверенности в препарате – проблема самого гомеопата.

Консерваторы дают низкие потенции и редко, импульсивные – очень высокие потенции и очень часто. Если дана высокая потенция  неправильного препарата, побочные эффекты тянутся очень долго. Правильный препарат даже в малой потенции вызывает более длительный результат, так как он имеет очень большое подобие к организму.

Чем ближе препарат к правильному, тем большее влияние он оказывает, и чем выше потенция, тем сильнее это влияние и дольше длится.

Подобие – как любовь – должно быть притяжение и точное соответствие, и ему не надо сильного воздействия на вторую половину – достаточно взгляда и человек меняется.  Мой препарат – моя естественная вторая половина, мой абсолютный любовник, это единственный фактор, который может сделать меня здоровее.

2 вещи улучшают вид человека – гомеопатический препарат и его вторая половина.

 

  1. Всегда должно начинать лечить пациента, дав нозод, чтобы открыть случай. Опыт это не подтверждает, и в этом нет логики.

В классической и неклассической гомеопатии Материя Медика – комплементарные дополняющие средства – Силика идет после Пульсатиллы (Кент пишет, что Пульсатилла – более поверхностный препарат, а Силика глубже, поэтому даем сначала). На самом деле все комплементарные препараты могут идти в любой последовательности: Флюорик ацидум, Силика, Пульсатилла – могут следовать в любом порядке друг за другом. Пульсатилла может быть холодной. Силику дали, а может быть, это холодная Пульсатилла.

Силицея – минеральный аналог Пульсатиллы.

Аллен пишет: это знание не имеет применения.

Кент говорит: «Вы должны понимать о человеческом бытии». Невозможно без этого улучшиться как гомеопату. Что происходит внутри Пульсатиллы и других препаратов – вот что важно понять. Нужно понять человека. Для этого, в том числе, нужно заглянуть внутрь себя и наблюдать за собой, и как внутреннее выражается наружу. Уметь понимать в одно и то же время внутреннее ощущение и видеть его внешнее выражение. Быть внутри себя и снаружи в одно и то же время. И тогда понимать пациентов становится легче. Поэтому мы и предоставлены все время себе.

Фрейд сказал, что не существует такой человеческой патологии, которую не понял бы врач в себе. Невозможно понимать и наблюдать за другим, не сделав это с собой. Фрейд видел всю человеческую патологию в себе, он не был здоров, но это было хорошо для других, он обладал сильным исследовательским умом.

Цвет, который пациент выберет из всего многообразия, говорит о личности.

Кент был самым большим гомеопатом после Ганеманна, но это не значит, что все, что он говорил, было абсолютно правильно. У великих ошибок меньше, Витулькас – самый великий на сегодня в науке гомеопатии. Хороший ученик не тот, кто всегда хорошо говорит об учителе, но самый хороший ученик – тот, кто превзошел учителя. Миссия ученика –  продвинуться вперед от учителя, иначе он только копирует. Реальный факт, которым учитель может гордиться, – не аплодисменты учеников, а ученики, его превзошедшие, продолжившие его путь.

 

(Материалы семинара Зафириу Вангелис 9 марта – 12 марта 2001, Москва)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz