Практика гомеопатии от Веги Розенберга

Семинар в Москве, апрель 2013
Расписание семинаров Веги Розенберга

Мы считаем, что, если мы что-то говорим тихо, никто не слышит. Некоторые люди говорят, что устают у меня на уроках… Вам нужно понимать, что в начале, когда вы подвергаете свое тело воздействию большого количества света, оно устает. По мере того, как тело привыкает, вы чувствуете себя все более и более наполненным энергией. Но я, как учитель, всегда буду опустошен, потому что я всегда отдаю. Когда я несколько дней преподаю, поскольку энергия других людей поднимается — моя энергия в конечном счете поднимается тоже.

Когда ты помогаешь другим людям развиваться, если ты поднимаешь их, если даешь им инструменты, позволяющие принимать больше света и больше энергии, твоя энергия тоже поднимается. Но нужно некоторое время на настройку, пока ваше существо привыкает к количеству получаемого света.

Кроме того, надо быть реалистами. Я подвергаю вас воздействию большого количества информации, и, если вы пойдете по тому пути, который я вам показываю, вы увидите, что очень много. На самом деле по жизни вы редко будете сталкиваться с ситуациями, о которых узнали в течение двух дней семинара. Оглянитесь на два дня назад и скажите, в том ли же состоянии находится ваше сознание, так ли оно работает, как два дня назад, остались ли прежними ваши установки, остался ли прежним ваш взгляд на жизнь? А ведь мы только начали.

Естественно, что при прохождении чего-то подобного вначале возникает чувство утомления. Когда вы берете группу из 500 солдат и начинаете проводить с ними специальные тренировки, первые две недели они ругаются и жалуются на усталость. И это не потому, что командир сосет их энергию, просто он их заставляет делать что-то, к чему они не были приспособлены раньше. Через 2–3 недели они привыкают, они легко вскакивают и делают вещи, про которые раньше даже не подозревали, что на такое способны. После этого вы берете 12 таких парней, забрасываете на территорию врага, и они спасают 50 людей и привозят их. Но вначале они страшно ругались.

Сплетничать и говорить гадости проще всего. Как правило, я никому не позволяю записывать мои лекции. Сейчас я сделал исключение. Мои лекции – это не обычные лекции. Если вы дадите кому-то послушать запись, и этот человек не присутствовал на семинаре с начала и до конца, он подумает, что я ужасный человек, что я говорил вещи, которые ни в коем случае нельзя говорить. Потому что он не будет иметь представления о том, как я вам преподаю. А то, как я преподаю, невозможно объяснить за 2 минуты.

Я показываю, что в мире есть самые разные расы людей, и это не плохо. Плохо, когда вы хотите кого-то убить из-за его расовой принадлежности. Но понимать, что существуют разные расы – в этом нет ничего дурного. Понимать, что каждая раса сильна в чем-то одном и слаба в чем-то другом – это не ограниченность мышления, а скорее наоборот.

Мы все можем жить и работать в мире, чтобы сделать его лучше. Но если записать меня, когда я говорю про один тип людей, – например, про шотландцев, что они жадные, – и дать эту запись кому-то послушать, он скажет, что я нацист. Поэтому я не позволяю себя записывать. Потому что, когда я говорю хорошие вещи, этого никто не слушает.
У всех людей есть свои сильные и слабые стороны, и мудрость в том, чтобы все это видеть и стараться стимулировать людей в соответствии с этим пониманием.
Вам стоит научиться контролировать то, что вы говорите.

В 45м году мой отец был членом коммунистической партии, но это не делает меня коммунистом. Поэтому глупо говорить кому-то, что я коммунист. Хотя, закономерно, что, если мои родители были русскими, я выгляжу как русский.

Надо перерасти весь подобный мусор. Если вы не сможете этого сделать, это повредит вашей способности рассматривать случаи, у вас не будет четкости.
У вас есть иллюзия, что взятие случая – это система. Одни гомеопаты во всех случаях опираются в первую очередь на иллюзии, другие все случаи ведут с опорой на страхи, третьи все делают, опираясь на название препарата, – а я вам говорю: попробуйте один день ходить на одной ноге, второй – на другой ноге. Попробуйте ходить на одной руке или завтракать ногами. Почему никто так не поступает? Надо использовать обе руки и обе ноги, только тогда вы будете жить полной жизнью. Надо использовать все конечности и все органы чувств. Если вы это понимаете, то вы умный человек.

В одном случае особенно важно использовать иллюзии, в другом основную роль будут играть чувства, в третьем – страхи. В каком-то случае самой важной окажется вагина. Вчера, например, весь случай был о том, что клиентка торговала своей вагиной. Она сама это сказала. Еще в каком-то случае самыми важными могут быть сны. И не надо себя ограничивать, не старайтесь найти какую-то одну систему. Большинство людей любит попробовать разное, но в итоге найти одну систему, потому что это дает им чувство уверенности. Но чувство уверенности обманчиво. Нельзя пользоваться только одной системой!

Когда вы ремонтируете машину, вы не пользуетесь исключительно маленькими ключами, или большими, или только молотком, или лишь сверлом, вы используете все инструменты. Почему вы считаете, что в гомеопатии можно пользоваться только одним инструментом? Подумайте, ведь так не может быть! Если вы действуете подобным образом, то кому-то, стоящему в стороне и наблюдающему за вами, покажется, что вы глупы. И не важно, какая у вас научная степень и сколько институтов вы закончили. Если вы считаете, что все должны говорить исключительно по-китайски, а все другие языки ни к чему, вы узко мыслите. Вы должны знать, когда говорить по-китайски, когда по-гречески, а когда по-английски. Чем больше языков вы знаете, тем быстрее разберетесь в происходящем вокруг, и тем мощнее будут ваши результаты.

Гомеопатия ведет людей к просветлению. Только сперва вы должны достигнуть просветления сами. Но если вы будете начинать из очень узкого места, шанс помочь кому-то очень мал. В случае каждого клиента, который сюда приходит, существует множество препаратов, которые сработают. И это вводит в заблуждение, потому что вы даете препарат и видите, что что-то происходит. И вы думаете, что это верный препарат, но это не так.

Правильный препарат обычно полностью меняет жизнь человека, его мысли и то, что с этим человеком происходит. Я часто вижу людей, которые принимаю 50 прекрасных препаратов в течение 20 лет, но при этом выглядят старыми, усталыми, узколобыми, негативными, и те же плохие вещи, которые происходили с ними 20 лет назад, сейчас стали только хуже. И какое из средств, что они принимали, сработало?

Гомеопатия – это не наркотики, которые вы принимаете, что-то чувствуете и думаете: о, сработало! Должно произойти нечто существенное, должны быть перемены в том, как вы думаете, в отношениях с людьми вокруг вас, с вашими достижениями. Все должно поменяться. И обычно нужное средство – это не одно из этих пятидесяти. Так что не позволяйте так легко вводить себя в заблуждение.

Я могу взять случай и после двухминутного опроса сказать, принимал клиент средство, которое сработало, или нет. Даже если клиент говорит, что препарат сработал, это еще не значит, что это так. Существует еще более поразительная вещь. Есть люди, которые принимали сработавший препарат, но говорят, что он не сделал ничего, а гомеопат при этом достаточно глуп, чтобы им не поверить.

Предположим, к вам приходит мужчина, который никак не может найти работу, 10 лет сидит без нее, и последние 8 лет ни одна женщина не соглашается с ним встречаться, и все, за что бы он ни взялся, ему не удается, и еще у него болит поясница. Он приходит к вам и просит выписать ему что-то от поясницы. Вы ему даете средство, и он находит работу, подругу, у него начинает все получаться, но спина продолжает болеть. Вопрос: средство сработало? Конечно, да! Но клиент ничего не замечает, ведь он-то хочет, чтобы у него спина прошла! И если вы будете проверять, сработало ли средство чисто по болям в спине, чем вы тогда вообще занимаетесь?

Обычно у таких людей боли в спине тоже уменьшается, но полностью не проходят. Нельзя издеваться над позвоночником 10 лет подряд и хотеть, чтобы за неделю все прошло. Если все в общем улучшается, и позвоночник становится на 30% лучше, это очень хорошо. Через 3–4 года позвоночник станет на 90% лучше. И вся жизнь человека за это время изменится. У него будет женщина, хорошая зарплата, и он не будет попадать в неприятные ситуации.

Время – это все, что у нас в гомеопатии есть. Когда я иду в больницу, в интенсивную терапию или реанимацию, то у меня есть считанные минуты, и я ожидаю, что все будет происходить очень-очень быстро. И вот, подобных ситуациях, я вижу гомеопатов, которые говорят: давайте я попробую дать одну дозу и подожду, посмотрю, что происходит. А я вам скажу, что произойдет – клиент умрет. Гомеопатия не работает быстро. Нужно время, которое нельзя терять!

Я, конечно, рад, что у вас есть такой идеал – дать всего одну дозу. Это отлично сработает для здорового младенца, у которого кожная сыпь. Но если вы не дадите кому-то, кто может в любую минуту умереть, верное средство, которое в считанные минуты покажет результаты на больничных приборах, чтобы стало видно, что все жизненные показатели улучшились, что пульс улучшился, кровяное давление, кислород, что сердцебиение стабилизируется, сахар возвращается в норму, – если вы не сможете повлиять на все эти показатели, то человек умрет.

Так что у меня для вас очень плохие новости. Для большинства гомеопатов по всему миру подобное нереально. Людей учат разным вещам, но, когда я вижу человека в больнице, я предпочитаю держать свое мнение при себе. Если такие гомеопаты попробуют лечить моего ребенка, они меня будут видеть только с другой стороны прицела. И это не шутка. Люди в реанимации – умирают, и там уже нет места для игр.

Многие думают, что гомеопатия – это такой экспресс-курс, который можно быстро пройти и выучить, но это не так. Она столь же трудна, как и аллопатическая медицина. И я могу сказать вам на примере тех врачей, которые учились у меня. После того как они проучись у меня 3–4 года, увидели результаты и знают, сколько времени у них ушло на учебу, они приходят ко мне и говорят, что в мединституте было намного легче. Я это говорю не для того, чтобы вас напугать. Я не верю, что студентам можно помочь, напугав их. Тем не менее, поскольку гомеопатия настолько широка, люди склонны думать, что лекции по гомеопатии – это что-то типа занятий йогой, но это не йога.

Я занимался карате. Так вот, можно заниматься карате много лет, и стороннему наблюдателю, который видит, как красиво вы двигаетесь, вы будете казаться очень опасным. Он не понимает, что первая же оплеуха, которую вы получите просто от какого-нибудь амбала в уличной драке, который никогда никакому карате не обучался, вас вырубит.

Да, обычно вы не попадаете в уличные потасовки, но гомеопатия затрагивает третьих лиц, и этим людям угрожает опасность, и это ваша ответственность. И если вы беретесь за лечение, то ваша ответственность в том, чтобы сделать все от вас зависящее. Это не может быть экспериментом. Эксперименты возможны, если вы имеете дело с довольно здоровым человеком. Такому человеку вы говорите: я учу гомеопатию и могу попробовать тебе помочь, возможно, это сработает, возможно, нет. Но не человеку в больнице! Не тогда, когда люди движутся к своему концу. Там уже не место для игр.

У меня очень много студентов, которые учатся у меня не из-за гомеопатии. Они хотят выучить и все остальное. За годы учебы они выучивают заодно и гомеопатию. И забавно видеть кого-то, кто изначально совершенно не интересовался гомеопатией, но через 6–7 лет стал очень хорошим гомеопатом. Я видел людей, которые были аллопатами, инженерами, бухгалтерами, которые приходили на мои лекции не для того, чтобы учить гомеопатию, но сегодня они – гомеопаты. Мой брат говорил, что если осла привязать рядом с университетом, то он, в конце концов, станет инженером. Он говорил мне это, когда я был маленьким. Это была единственная польза, которую он мне принес. Обо всем остальном, что он мне сделал, я говорить не буду. Я предпочитаю помнить о хорошем.

Я прошу прощения за то, что мне пришлось с вами об этом говорить, но я хочу, чтобы вы все осознавали. Я уверен, что все вы взрослые, умные люди, и у каждого из вас развитое чувство ответственности. Проблема не в вас. Проблема в том, что очень многие учителя оказывают гомеопатии плохую услугу. Поэтому вы должны взять на себя еще большую ответственность. Убедитесь в том, что вы не являетесь хорошим человеком, который служит злу, потому что очень легко служить злу, не ведая того. Просто надо на секунду закрыть глаза и притвориться, что вы не видите. И после этого маленький демон возьмет вас за руку и будет делать с вами все, что захочет.

Существуют всякие китайские высказывания, которые называются поаны – это короткие высказывания, ведущие к просветлению. Когда я их читал много лет назад, они казались странными, я думал: какая необычная духовная практика! Но по мере того как годы шли, я понимал все больше и больше этих высказываний, и, хотя я не пытался выучить их наизусть, они все равно застряли у меня в голове. Иногда я пользуюсь ими во время преподавания также, как использую историю о своем отце, или кабалистические истории. Я приведу вам два примера из этих поанов, и вы скажете: что за дурацкая логика!?

«Однажды ученик спросил учителя: куда текут все воды мира? Учитель встал и помочился».
Я прочел это и подумал: мой отец прав, все религии очень примитивны. Мы не будем пускаться в объяснения, какая мудрость была в том, что учитель помочился, потому что в нашу сегодняшнюю программу это не входит.
Но потом я прочел еще одно высказывание, которое, на мой взгляд, звучало очень глупо.
«Просветление – это одноглазый человек, который падает в колодец своей смерти с одним открытым глазом».
Какие, однако, чудные вещи пишут эти китайцы! И у меня заняло много времени, чтобы понять, что это значит. Просветление – это стопроцентное осознание. Человек никогда не закрывает глаза, никогда не позволяет себе напиться, никогда не позволяет, чтобы его дурачили и им играли, даже если у него всего один глаз, и даже когда он понимает, что долетев до дна пустого колодца, он умрет. Он понимает, что у него осталось еще несколько секунд жизни. И за эти секунды он пытается убедиться в том, что он выучит тот урок, который ему остается, поэтому он не закрывает глаза. Чтобы в тот момент, когда он покинет этот мир, даже самая последняя секунда его жизни стала тем воспоминанием, которое он возьмет с собой.

Посмотрите фильм «Матрица» – это очень важный фильм. В первой части главному герою надо выбрать: выпить синюю пилюлю или красную. Если бы он выбрал оставаться спящим, он бы избежал опасности и любой боли. Он бы жил в прекрасном воображаемом мире. Но после выбора пилюли он просыпается в не самом приятном окружении, в безобразном мире, где много боли, страдания. Но это реальный мир, и это дало ему возможность расти. Важный мотив этого фильма – о предавшем его приятеле – парне, который встречается с агентами. Он говорит: я усну снова, можете меня обратно подсоединить к компьютеру, и я вернусь в воображаемый мир. Только обещайте мне большой дом и освобождение от налогов. То есть он хочет променять реальную жизнь на фантазию только потому, что в ней будет большой дом и освобождение от налогов.

В фильме был только один такой персонаж, но в реальной жизни вы удивитесь, увидев, что 95% людей делают такой выбор. Люди довольно плохо справляются с болью, они делают все, что могут, чтобы ее избежать. Они готовы поверить в любую ложь, чтобы не чувствовать боли. Наша проблема в том, что мы считаем, что боль – это плохо. Но это не плохо. Боль – это дар, позволяющий узнать о себе вещи, которые иначе мы бы никогда не узнали. Это ключ, который указывает на то, что плохо с вашей жизненной силой и подсказывает, какое средство надо принять, чтобы это изменить. Если вы делаете все, чтобы избежать боли, — вы не даете себе возможность увидеть, что не так с вашей жизненной силой, и не принимаете никаких препаратов, чтобы ее исправить.

Жизненная сила – это наиболее насыщенное энергетическое тело, которое может изменить даже ваши гены, развить более сложную, утонченную генетику. Таким образом, вы развиваетесь как вид. Поэтому не надо бегать от боли, она вам на пользу. Исцеление – это не то же самое, что побег, вот подавление – да. Я не говорю о том, что вы должны намеренно подвергать себя боли, не обязательно бить себя молотком по голове, чтобы понять, что такое боль. Я говорю лишь о тех вещах, которые все равно присутствуют в вашей жизни. В дальнейшем вы увидите, что все, что я вам говорю, проявляется в случаях, которые мы видим.

Вопрос из зала: как понять, что то, что тебе кажется реальным, на самом деле не является изощренной фантазией?

Изначально это трудно, требуются специальные знания. Я вам эти знания даю, но я не всегда здесь. Прежде всего, все связано с вашими решениями, и по этой причине многие из вас сейчас тут. Кто-то меня послушал в первый день и решил, что я полный идиот, и сейчас эти люди ходят и говорят всякое-разное. Соответственно, решение жить по правде – самое важное. Это не значит, что мы всегда должны всем говорить всю правду. Вся правда не всегда полезна для всех. Многие из вас выносят свои суждения о лидерах вашей страны и других стран. Я так не делаю, и я объясню, почему.

Когда вы становитесь лидером, вы не получаете младенца, который только сейчас родился, вы получаете нацию, которая давно сформировалась. И у нее есть много минусов и болезней. Вам надо быть действительно хорошим доктором, чтобы излечить нацию. И чтобы это сделать, не надо говорить клиенту, что у него очень тяжелое заболевание, и он скорее всего умрет. Лучше сказать, что у него серьезное заболевание, но мы можем с ним справиться, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь. Чтобы человек не терял надежды, пока он жив.

Итак, лидер не может всегда говорить всю правду, и доктор тоже часто делает клиент лучше, если дает ему надежду. Вы будете удивлены тем, сколько людей поправляются сами, просто потому что вы дали им надежду. Я вам приведу несколько примеров, и это действительно реальные случаи, которые происходили.

В американском госпитале было двое людей, которые поступили с диагнозом пневмония, и эту пневмонию им вылечили, но по ошибке им обоим сказали, что у них СПИД. Они оба сильно заболели и у них обоих были все симптомы СПИДа, вплоть до падения уровня лимфоцитов. Понимаете, были все симптомы полностью развитого СПИДа! Один парень даже практически уже умер. И вдруг, по какой-то причине, был повторен анализ, и им сообщили, что диагноз был ошибочным и никакого СПИДа у них нет. За неделю они полностью поправились и выписались. Но врачи не сообразили, что вместе с этими парнями анализ сдавал еще один человек, у которого тоже ложно диагностировали СПИД. Так вот этому человеку не повезло. Он, не имея СПИДа, умер от его развившихся симптомов. После его смерти вскрытие показало, что никакого СПИДа у него не было. И это очень страшно. Это показывает, насколько слабы люди.

А теперь я расскажу еще одну историю, касающуюся непосредственно меня.
Я много лет жил в Нью-Йорке. Я вижу, что здесь (в Москве) люди говорят о трафике примерно также, как о погоде. Меня успели так напугать вашими пробками, что я думал, что никогда сюда не поеду. Но вот я уже два дня в Москве, и я вижу, что пробки вовсе не такие страшные. Я в Манхеттене водил такси, хуже этого ничего не бывает. И только сейчас, через много лет, я понял, что происходило.Как-то друг моего отца из России (мы куда-то собирались поехать все вместе) сказал: «Нет, только не на Манхеттен, не на моей машине, у вас там жуткие пробки». А я спросил: «Можно я сяду за руль?» У меня была не маленькая машина, у меня был огромный Бьюик размером с грузовик. И я сам сел за руль, и в итоге все убедились: пробки не так уж ужасны. Да, пробок много, но все дело в вас. Если вы попадаете туда, где невозможно двигаться, это ваша реальность.

Я работал таксистом в Бруклине и вначале думал, что могу обслуживать только 3–4 человек за день. Но если обслуживать 3–4 человек, особо много не заработаешь, потому что в американских такси нет счетчика, деньги берутся за сам факт посадки пассажира. В желтых такси есть счетчики. Но лицензия таксиста там стоит полмиллиона долларов, и это не подходит молодому парню без денег. Я неделю возил по 3–4 человека и решил, что больше в эти игры не играю. Я пошел и купил самую лучшую карту Нью-Йорка, и ночью, когда не было пробок, объездил все улицы. Этим я занимался неделю. Для себя отмечал разные новые пути. Я стал известным, меня прозвали «Быстрым Дьяволом», потому что я успевал развести 10 человек за день. И люди настаивали на том, чтобы их вез я, потому что я мог проехать из одного конца города в другой очень быстро.

То есть путь всегда есть. Вопрос в том, сколько вы готовы в него вложить. Насколько открыто ваше сознание. Вы занимаетесь тем, что все время кого-то критикуете или поиском решения? У людей, которые все время кого-то критикуют, очень темная и горькая жизнь. Это ваши родители. Это мои родители. До сих пор я вижу, как борется моя мать, которая может видеть только пробки. Она видит лишь самое тяжелое – такова старая русская закалка. Меняйте то, что вы думаете, думайте позитивно. Думайте, что это возможно, но и прилагайте усилия, чтобы это произошло, и все изменится. Если вы думаете позитивно, но ничего не делаете, не изменится ничего.

Есть люди, которые приходят на мой семинар и решают: я буду думать позитивно, и развешивают по всему дому стикеры, на которых написано: «Я стану миллионером». Я им звонил в 10 утра, и они еще спали. Я спросил: «почему спите»? — и они ответили: «еще рано». Тогда я посоветовал им снять стикеры со стены, потому что миллионеры не могут спать в 10 утра. Они уже ищут пути зарабатывания денег. Поэтому недостаточно просто сказать, надо делать.

Я потратил полдня, чтобы обучить вас теории, и полдня, чтобы обучить практике. Но вы привыкли, чтобы весь день была практика, а это немного проблематично, потому что пока вы не найдете силу внутри себя, волшебная палочка, которую я вам даю, вам не поможет. Научитесь быть терпеливыми, я не зря трачу ваше время. Я не могу научить вас всей системе за три дня. Когда закончится сегодняшний семинар, вы увидите, что вы многое выучили и по-другому на все смотрите. Если вы не будете тренировать свой мозг в этом направлении, через неделю вы забудете мои уроки.

Собственно, почему я вам рассказал про то, как я водил такси в Нью-Йорке? Это к тому, что я не согласился с тем, что мне все говорили, мол, если я успел развести 3–4 человека, я должен быть очень доволен. Но за 3–4 поездки в день я заработаю долларов 50–60. И что же, я буду работать с 7 утра до 10 вечера, портить свои нервы и не иметь никакого времени на себя, возя людей? Зачем я тогда работаю? Я боролся с воображаемым дьяволом, который именовался «пробки». И когда я это понял, я стал зарабатывать 200 долларов в день и заканчивать работу в 6–7 вечера.

Таким образом, я изменил свои установки и стал что-то предпринимать: купил карту и проверил все дороги. Например, я обнаружил, что можно объехать вокруг супермаркета и сэкономить полтора часа. Я нашел дорогу со знаком «тупик» в конце, но там, если проехать по грунтовке, можно попасть на скоростное шоссе – и это вместо того, чтобы ехать в объезд 45 минут. Но если бы я не искал, а принимал на веру все, что мне говорят, это было бы невозможно.

И то, что я делал, работая таксистом, — я делаю в случае с гомеопатией. У меня нет учителя, который учил меня гомеопатии. Я пробовал все, и я нашел путь, и он в том, чтобы пользоваться всеми возможными системами. Мой талант таков, что если сейчас вы включите меня в проект, которым я никогда раньше не занимался, – это может быть проект для NASA или какого-нибудь финансового института, – я изучу систему и найду способ сделать то, что раньше все считали невозможным. Я это делал во многих системах много раз.

Так или иначе, гомеопатия – это одна из систем, которые я люблю больше всего, потому что вижу, что получается реально помочь многим людям. Но я работал и на военном заводе, и там я был вице-президентом в 21 год. У меня в подчинении было 50 инженеров, которые объясняли мне, что последние 50 лет все шло так-то и так-то, и есть несколько проблем, которые решить невозможно, просто надо научиться с ними жить. Я взял спальный мешок, расстелил его рядом со станками, которые они не могли отладить, и спал там. Я просыпался ночью, смотрел на станок, думал о нем и засыпал дальше. Через несколько дней я проснулся и понял, что делать. Я разобрал станок и поменял одну часть, заставил станок делать то, что он раньше не мог.

Я учил и других людей делать то, что могу я. Но прежде всего, нужно поверить в то, что это возможно. А чтобы увидеть, что это возможно, не надо думать узко. Чтобы достичь желаемого, нужно использовать все возможные системы. Все, о чем кто-либо говорит, имеет определенную ценность. Просто надо собрать все вместе, не надо позволять, чтобы чьи-то слова на вас влияли. Вы знаете, сколько раз в жизни мне говорили, что я чего-то не могу? И каждый раз я делал невозможное. Но речь идет не обо мне, а о вас. Делайте то же самое. Оставайтесь открытыми и пытайтесь снова и снова. И у вас все получится. Это не первый класс, который я учу. У меня тысячи студентов по всему миру, и я научил их это делать.

Я постараюсь быть политически корректным. Я вижу много студентов из самых разных стран, но, когда они собираются в одной комнате, и мы смотрим случаи, каждый предлагает разные средства. Но они все – гомеопаты. Мои студенты после того, как они проучились у меня несколько лет, для одного случая предлагают одно и то же средство. Это кажется мне более верным и с научной точки зрения более логичным. Давайте вернемся к Реперторию. Вернемся к нашим Материя Медика. Давайте держаться основ. А вот уже поверх них мы можем добавлять наше понимание гомеопатии. И не надо устраивать тут всякие духовные путешествия, потому что они далеки от реальности. Ганнеман специально говорит о беспристрастном наблюдателе. Он говорит, что непредвзятый наблюдатель хорошо осознает всякие трансцендентальные спекуляции, которые не могут получить подтверждения на деле, и не будет обращать внимания на что-либо в гомеопатии, что не может быть подтверждено.
(Читают 6 параграф Органона)

Когда вы оперируете самыми разными фантазиями, вы безусловно найдете какие-то средства, которые сделают что-то, но вы не найдете правильное средство. Не бойтесь того, что я делал вчера со случаем. Да, я потратил на него больше времени, но вам такое проделать придется всего несколько раз, потом вы ускоритесь. Это практика. Это был первый раз. Со временем вы будете работать все быстрее и быстрее. Не бойтесь пробок, бойтесь бояться пробок.

Надо бояться только одного – страха. Потому что страх вас парализует. Он парализует ваше сознание, ваши чувства и вашу возможность принимать решения. Оставайтесь с открытыми глазами, даже если вы считаете, что падаете в пустой колодец. Вы не знаете, что произойдет за секунду до того, как вы ударитесь о землю.
В еврейских науках есть целая энциклопедия судебных случаев тысячелетней давности. И мой отец всегда говорил: не надо это все читать, это все примитивно. Но я туда заглянул, прочитав Талмуд. Эти люди были совсем не примитивны. Они были очень мудрыми.

Знаете, что они говорили?
Вот ситуация: два человека идут по пустыне, а воды, чтобы выжить, хватает только одному, и если они разделят воду на двоих, то точно умрут оба. Так что воду нужно отдать кому-то одному, так хотя бы один человек выживет. Как думаете, может другой принять эту воду? Кто думает, что можно взять воду? А кто думает, что нет? Почему нет? Верно, нельзя. Потому что вы не знаете, что произойдет завтра. Может быть, вы найдете источник, может, завтра вас кто-то спасет. Может, пойдет дождь. Вы не знаете будущего, и вы не можете принять решение, которое кого-то убьет, даже если этот человек согласен умереть.

Все эти высказывания китайских мудрецов, и из Талмуда – они все как матрица. Они учат нас мудрости. Если вы выберете создать лучшую реальность, все станет возможным. Но если вы решите, что это невозможно, вы потерпите неудачу.
Когда я занимался карате, у меня все очень хорошо получалось. Но был один парень, который был чемпионом Африки, он происходил из Южной Африки, и он был абсолютно сумасшедший. Он служил в Южной Африке в спецназе, и после того как он 6 лет прослужил в армии, он приехал в Израиль и пошел добровольцем в израильскую армию. И в Израиле он тоже пошел в спецназ в высоком чине. Он выиграл чемпионат Африки по карате, но японцы сказали, что они никогда не дадут ему пояс выше черного.

Знаете, в карате есть первый дан, второй, третий и т.д. Но я хотел понять, кто этот человек, которому говорят, что ему дадут лишь черный пояс, но при этом он выиграл чемпионат. Он не сможет пойти дальше. Я пошел к нему учиться. И когда я вошел, он сказал: «Я очень жесткий учитель, ты уверен, что хочешь учиться у меня? Потому что, если ты не будешь выполнять мои требования, я тебя просто убью». Я рассмеялся. А он сказал: «Ты не смейся, я тебя правда убью». Разумеется, я ему не поверил.

Он меня немного потренировал и однажды позвал меня на личную тренировку – только он и я. Там он меня спросил: «Хочешь быть лучшим»? Я ответил: «Да». Он сказал: «Тогда сражайся со мной или умри». Я спросил: «Как же я буду с тобой сражаться, ты же мастер, а я только ученик?» На это он ответил, что это решение надо было принимать в начале, когда я соглашался у него учиться, теперь уже поздно. Теперь я должен сражаться. Я стал с ним драться, у меня не было выбора. Он меня так избил, что я поверил, что сейчас умру. И пока он меня бил, он орал: «Защищайся или умри!» И я ему поверил, потому что он не играл. Я двигался с трудом.

Где-то в несуществующем месте я встал на ноги и решил, что убью его. Он стал снова на меня наступать и пытаться ударить. Помните, в «Матрице» есть момент, когда все замедляется? Когда видно, как летят пули, и главный герой может от них уворачиваться? Это то, что со мной произошло. Вдруг все замедлилось, и пока он на меня надвигался, я сжал кулак так, что был уверен, что разобью ему голову. Я почувствовал, что у меня очень много времени. И когда он приблизился, я так сильно ударил его в солнечное сплетение, что он отлетел на 4 метра. Он с трудом встал и сказал: «Вот теперь я тебя правда убью». Он опять подошел, и я врезал ему еще раз. Он уже не встал.

Он сказал: «Хорошо, теперь ты усвоил. Теперь пошли мыться». После мы с ним вместе поели, он извинился за то, что он так меня избил. Он сказал: «Твоя проблема в том, что ты слишком добрый. Я видел, что это надо из тебя выбить, потому что ты не веришь, что другим людям можно причинить боль. И это серьезная проблема. Но больше у тебя ее не будет». Я не знаю, насколько он меня вылечил, но вот эти несколько секунд, когда все замедлилось, были тем самым местом просветления.

Два года спустя я был в Израиле на горе Кармель – это то место, где, если верить Ветхому Завету, пророк Илья поднялся на Небо. Я никогда первым не начинаю драться. Со мной были хорошие ребята, с которыми мы обедали перед пятничным кино. Несколько раньше тем же вечером мне сказали, что какие-то преступники каждый вечер в пятницу убивают на горе людей, и, если мы их вдруг увидим, лучше убежать. Я не поверил. Я подумал, почему, когда мы сидим в таком прекрасном месте, никого не трогаем, нам кто-то может хотеть доставить проблемы? Но я ошибся.

Их пришло человек 20, у них были цепи, разбитые бутылки, и они не собирались играть в игрушки. Этим вечером я их всех отправил в больницу. Единственное, уже никому не пришлось меня бить, чтобы все замедлилось. Когда они пришли, я понял их намерения. Один амбал подошел ко мне, взял бутылку и разбил ее об стол и пошел с ней на меня. Все замедлилось. Я отошел в сторону, поймал его руку и сломал ее. Это был их главарь. Потом я разделался со всеми остальными. Я никогда не думал, что у меня столько сил. Это было, словно в кино. Я буквально чувствовал, как мой кулак входит в их ребра, и они ломаются. Многие из них убежали. Я как бы очнулся и увидел, что бегу за ними. Я себя остановил. Мои друзья ко мне подошли. В этой драке никто мне не помогал. Они все были слишком хорошими мальчиками, чтобы пачкаться. Мы ушли, и вместо того чтобы чувствовать себя хорошо, я чувствовал себя ужасно, потому что покалечил столько людей. И неважно, что я понимал, что иначе они бы меня убили. Мне все равно было плохо.

Мало у кого в жизни был такой опыт, как у меня. Я очень много всего учил, многое пытался сделать, поэтому я через многое прошел. Но я использую весь этот опыт, чтобы учить чему-то более тонкому и глубокому. Я понимал, что чтобы заниматься более продвинутой гомеопатией, я должен попасть в это место, где все замедляется.

Когда человек приходит ко мне на прием, для вас он двигается очень быстро. Но у меня в голове это происходит медленно. Обычно для меня 5 минут – это очень много, через 5 минут я уже хочу, чтобы клиент ушел. Представляете, как я чувствовал себя вчера, когда мы разбирали случай? Но то, чему я вас учу, постепенно научит ваше сознание попадать в то место, где все замедляется. Это происходит, когда ваш мозг работает очень быстро. И из-за того, что он так работает, кажется, что все остальное замедляется. Это место находится внутри человека – это место просветления. Вы можете найти его, обучаясь боевым искусствам, или, когда вы занимаетесь гомеопатией, и даже когда вы занимаетесь любовью. Но у вас должно быть очень чистое и высокое намерение, иначе вы будете еще одной дрессированной собачкой.

В конечном счете, чтобы научиться перемещаться в это состояние сознания, я много практиковал карате. Именно на тренировке был мой переломный момент, который привел меня туда, где я смог узнать эту практику и научиться ей пользоваться. Если бы я не практиковался, наверно, в тот день мой учитель меня бы убил. Он знал, что делает. Он не взял нетренированного ученика, которого он бы просто бросил в логово льва. Я был обучен. Мне просто надо было научиться перемещаться в то место, где все замедляется. И доказательство этому – то, что все получилось. И когда на меня напали в настоящей жизни, мне не надо было, чтобы меня били, чтобы перейти в это состояние, достаточно было знания об опасности. Оно переключило меня. И с тех пор я уже мог переключаться автоматически, в любое время, когда хочу. Я и сейчас в этом состоянии.

Видите, у меня нет никаких записей, которыми я бы пользовался. Но при этом ничего из того, что я хочу вам донести, не ускользает. И это не только мой дар. Это ваш дар тоже, но вам нужно иметь правильные установки и нужно быть открытыми и хотеть прилагать усилия. Если вы хотите быть критичными и правыми, вы никогда туда не дойдете. Поэтому я делюсь с вами личными вещами, которые вроде не имеют отношения к гомеопатии, чтобы вы поняли, что у каждого из нас есть при себе очень сложное оборудование, просто надо понимать, на какие кнопки нажимать.
Я использовал это состояние, чтобы готовить или чинить станки.

Я вспоминаю, как ехал по Лонг-Айленд – большому шоссе в Нью-Йорке – на котором по 6 полос в каждом направлении. Я вел машину и был очень уставший. Это была пятница, движение было очень напряженным. Я увидел, что передо мной произошла авария. Я был на средней полосе, но увидев эту аварию, посмотрел в зеркало заднего вида и, подрезав двоих, успел выскочить с этого шоссе со скоростью 80 м\ч – это где-то 150 км\ч. И через несколько секунд после этого я увидел жуткую вещь: столкнулось несколько десятков машин. За мной с шоссе съехал еще один парень. Я спросил у него: «Откуда ты здесь взялся?» Он ответил: «Я заметил, что ты быстро оттуда сваливаешь и поехал за тобой. Понимаешь, я был десантником, и я увидел, как аккуратно ты осуществил свой маневр, и я понял, что ты не пьян, что ты просто увидел опасность. Я решил сделать так же».

Только мы с ним не попали в эту аварию. Там погибло очень много людей. То есть мой учитель по карате спас мне жизнь, потому что в момент, когда я увидел аварию впереди, все вокруг стало двигаться медленно, и мне показалось, что выбраться с этого хайвэя важно. Все хотят достичь этого состояния, но никто не хочет оставаться с открытым глазом. Знаете, что делают многие люди, когда они видят впереди такую аварию? Они закрывают глаза.

Итак, просветление – это одноглазый человек, который падает в пустой колодец с широко открытым единственным глазом. Теперь поняли? Именно поэтому я сказал, что у меня Шаолинь для гомеопатов. И моя мечта так обучать – давняя мечта. Я еще не преподавал в России, но я уже выучил студентов, которые могут это делать. Хотя много людей в процессе отпадает, и они меня ненавидят, потому что никто не хочет смотреть на все.

У всех нас была какая-то боль в жизни, и в сущности, чем более ты мил, тем больше у тебя боли. Чем ты умнее, тем больше боли. И никто не хочет, чтобы ему напоминали об этой боли, никто не хочет иметь с этим дело. Но если бы я считал, что нормально выйти замуж ради денег, тогда я бы никогда не понял, что не так со вчерашней клиенткой. Если бы я считал, что нормально заставлять других завидовать, я бы тоже этого не понял. Понимаете? Надо работать над собой.
У вас нет такой роскоши, как гомеопатическая система, которая вам позволит спокойно подобрать препарат. И при этом вы останетесь со всем тем мусором, который предлагклиенает вам мир. Вы должны его увидеть, избавиться от него, и тогда ваши глаза будут работать как лупа и даже микроскоп.

Я не говорю, что это сделает вашу жизнь легче, это просто даст вам больше сил. Когда у вас больше силы — это не значит, что вам легче. И это то, что вы успели наработать за 2,5 дня. Я старался все делать как можно мягче, тем не менее, многим с этим пришлось тяжело. Те, кто выжили, тем удалось. Это работающая система. Кроме того, вы уже стали такими хорошими, что не будете тратить свое время на разных людей, вы не сделаете ошибку, которую сделали сегодня.

Я уверен, что половина из вас тратит время на то, чтобы спорить с людьми и убеждать их, что гомеопатия работает. Я этого не делаю. Я постоянно встречаю людей, которые считают, что гомеопатия — ерунда. Знаете, что я им говорю? Что они правы. Мне-то какая разница? Почему меня это должно волновать? Это не мое дело. Почему тогда вас должно это волновать? Вам надо самоутверждаться? Вам важно, чтобы вас приняли? Кто может вас принять? Кто тот человек, который скажет, что вы достойны? Кто тот человек, который может вам сказать, что вы хороший человек? Кто скажет: да, детка, ты теперь взрослый человек, и тебе не нужно ничье разрешение? Такого человека нет. Бог такого не создавал.

Поскольку вы пребываете в этом состоянии, когда ожидаете одобрения от других, именно поэтому жить становится все труднее и труднее. Никогда не будет того, кто вам скажет, что вы в порядке. Такого человека не предполагается. Вы сами должны сказать это себе. Вы должны сделать себе карту дорог, которая позволит вам не попадать в московские пробки. Вам надо объездить московские рестораны, где вас не обдерут как липку. Как возможно, что они идут в супермаркет и покупают продуктов на 10 долларов, готовят из них еду, за которую вы платите 300 долларов? Они вас разве золотом кормят? Я это терплю сейчас, но, если я сюда начну приезжать, поверьте мне, что у меня будет список хороших ресторанов. И я также буду знать, как быстро к ним проехать. Я это делаю в каждом месте, где бываю. А люди удивляются: как это возможно? Это невозможно? А я отвечаю: просто посмотри. Посмотри в меню! Они говорят: «Там, наверно, ужасная еда». Ну так попробуйте и скажите! А люди удивляются: «Потрясающе, я этого места не знал, даже не думал, что такое может быть». То есть это ваша система верований.

Я приехал на Кипр. Они там подают рыбу. Если вы киприот, рыба вам обойдется в 20 евро, но, если вы турист, она обойдется вам в 100 евро. А если вы русский, то в 150 евро. Так обстоят дела, я не преувеличиваю. Но я все сделал четко. Я им сказал: «Такую суму я заплачу только один раз. Если вы будете обращаться со мной как с киприотом, я к вам буду приходить несколько раз в неделю и приведу друзей. Если мне надо будет заплатить не как киприоту, вы меня больше не увидите. Нет проблем».

Вы решаете, какой будет ваша жизнь. И в любой системе есть выигрышный путь. Просто хотите ли вы приложить усилия, чтобы его найти, или попытаетесь быть правыми? Потому что, если вы просто пытаетесь быть правыми, вселенная убедит вас в обратном. Я думаю, что я могу привести еще много примеров, но этих достаточно.

Своих студентов я учу еще петь. Я не знаю, возможно ли это в России, но я учу их стрелять, самообороне и терпению. И вы удивитесь, но, когда люди учатся петь, они обнаруживают, что могут подбирать препараты. Или люди учатся стрелять, а потом обнаруживают, что могут подбирать препараты. Вы спросите: как это возможно? Какое это имеет отношение к гомеопатии?

Что написано в книге — неважно! Основной инструмент – это вы. Хорошая винтовка должна быть хорошо смазанной, начищенной и находиться в руках кого-то, кто умеет стрелять. А тот, кто не умеет дышать, не умеет стрелять. Все связано. И мне надоело слышать, что одна из присутствующих студенток не способна громко говорить.

Просит ее: «Задайте вопрос так, чтобы ваш голос ударил в противоположную стену. Не думайте о людях, представьте, что ваш голос подобен ракете, и он может стену пробить. Представьте, что ваши слова ударяют в нее».
Видите, что происходит? Она сказала, что ей это трудно. Ей трудно, потому что ее учили, что говорить громко нельзя, я в этом убежден.
Не бойтесь, я вас не обижу. Позвольте челюсти отвалиться, как у мертвого. Видите, что вы челюсти не даете расслабиться? Собственно, это упражнение – показывает.

Можете встать и сделать. Если вы не можете это сделать, вы не можете петь.
Дышите животом. А теперь задайте ваш вопрос. Не думайте, как вы это делаете, просто задайте.

Вопрос: как быть с родственниками, которые не верят в гомеопатию?

Улучшение (громкость голоса) не на сто процентов, но процентов на 30. Я вам помогу. Эти родственники – люди, которые запретили вам говорить. Те, кто пытался уничтожить вашу способность высказываться о себе. Как у вас с обезьянами в зоопарке? Когда они в вас бананами швыряются, вы обижаетесь? Когда они поворачиваются к вам своим красным отвратительным задом, вас это обижает? Нет! Ваши родственники ведут себя точно так же, как обезьяны в зоопарке, а то, что они выглядят как люди, не должно вас обманывать. Я люблю родственников, и обезьян в зоопарке тоже люблю, тут нет никакого противоречия.

Все, что нас останавливает, это боль, на которую мы не хотим смотреть. Девушка плачет – она не хочет видеть, кто такие ее родственники. Никто не хочет видеть. Но вы же не думаете, что если вы не будете видеть, кто они такие, они от этого изменятся?

Видите, до какой степени на нее влияет ее семья? Ее душат, она не может говорить. Вы думаете, это неважно? Я могу назвать вам заболевание, которое у нее будет, если она не избавится от этого прямо сейчас. Я думаю, что сейчас, когда я это сказал, вы и сами можете догадаться, что это. У нее либо будет зоб, проблемы с щитовидкой, с голосовыми связками, либо опухоль в этой области. Возможно, даже злокачественная. Это все не так просто, как кажется.

Самое важное, что вам нужно сделать, чтобы стать сильными – это понять, что нет ничего дурного в том, чтобы чувствовать боль. Если вы готовы короткое время чувствовать боль, то она исчезнет и больше не вернется. Это не значит, что ваши родственники плохие. Это вопрос перспективы. Их точка зрения от моей находится на таком же расстоянии, какое существует между человеком и обезьяной. Во всех остальных областях они могут быть прекрасными людьми, просветленными, помогать другим, но в этой области они ограничены. И вам совсем не обязательно быть такой же, как они. У них есть право оставаться слепыми.

Если у вас когда-нибудь будет шанс помочь им увидеть то, что вы видите, вы должны прийти к ним свободной от боли. Не должно быть никаких эмоциональных блоков. Если их не будет, когда вы будете говорить о гомеопатии, они не будут знать почему, но они вам поверят гораздо легче, чем, когда вы говорите придушенным голосом.
Она сейчас не страдает. Не каждый, кто плачет, страдает. Сейчас, после того как она на это посмотрела, она станет сильнее. Когда кому-то больно, не надо его немедленно утешать. Иногда боль необходимо, чтобы кого-то вылечить. Речь идет не о том, чтобы заставить ее чувствовать боль все время.

Если кого-то поместить в состояние постоянной боли, это нанесет вред, потому что боль будет выкачивать всю энергию. Но если вы идете в место, где полно гноя, в этот момент, когда вы прокалываете нарыв, больно. После этого вы можете прикоснуться к этому месту, и больно не будет, потому что гной уже вышел. Поэтому утешать кого-то, когда боль доброкачественная – это подавление. Это значит делать ситуацию недоступной, невидимой.

Существует естественный процесс выздоровления. Когда ребенок здоровый и сильный, и он заболевает, у него поднимается очень высокая температура – это то же самое, что с девушкой происходит сейчас. Эти слезы как высокая температура. Бактерии умирают, температура опускается, и жизненная сила научается иметь с этим дело. В следующий раз, когда она заразится, организму уже не понадобится поднимать такую высокую температуру и болеть так долго. Все произойдет очень быстро и быстро закончится.

Если вы даете аспирин, чтобы сбить температуру, организм не научится избавляться от бактерий. Это не то же самое, как если бы я дал ей гомеопатический препарат – я при этом не мешаю ей. Помните, я говорил, что, когда человек здесь сидит, не надо ему сочувствовать, потому что вы помешаете процессу. Если я попрошу кого-то из вас встать, и вы захотите мне помочь, это будет хорошо, потому что вы сможете что-то преодолеть. И не надо никого утешать. Надо посмотреть и идти дальше.

Сегодня последний день занятий. Я на 100% убежден, что к следующим моим занятиям вся эта тема станет легче, потому что девушка посмотрела на что-то, на что она не хотела смотреть и на что мы не хотим смотреть.
Кто хочет осознавать, что его родители глупее него? Никто такого не хочет. Вы хотите считать свою семью ниже вас? Никому такое не понравится, потому что это приводит к отдалению.

Фокус в том, чтобы распознавать те части, которые отличаются, и тем самым преодолеть боль отделения, а дальше создать новый тип отношений. И тогда вы будете любить родных за то, кем они являются.

Не надо любить их за то, кем они являются по вашему мнению. Любите их за то, кем они являются на самом деле. А кто они есть? В данном случае они — люди, закрытые по отношению к гомеопатии. И большой шанс, что они не переменятся. Но если вы преодолеете свою боль, будете говорить громко и продолжать идти своим путем, и вы будете продолжать любить своих родных, даже если будете видеть, что иногда они подобны обезьянам, однажды они увидят, что вы делаете что-то, что они считают невозможным. И тогда они скажут: «А давайте попробуем, мы все остальное уже перепробовали, может, все эти твои странные штуки сработают». Именно таким образом я стал настолько успешен.

Я иду туда, где люди говорят, что гомеопатия – полная ерунда. Я предлагаю: давай договоримся, что это полная ерунда, это не работает, это черная магия, но вы уже все остальное перепробовали, все возможности медицины, так давайте попробуем это, что вам терять? И тогда люди называют меня колдуном. Но эти люди, которые называют меня колдуном, возглавляют больницы. Я, может, и колдун, но я лечу семьи этих людей. Будьте такими же колдунами, не каждый примет вас. Чтобы любить кого-то, совершенно не обязательно знать, что он на том же уровне, где и ты.

Я любил своего отца до его последнего дня. Он был потрясающим отцом. За последние 10 лет его жизни он сказал множество вещей, которые сделали меня тем, кто я есть. Но я уже их прошел. Отец был очень важен для меня. И в последние годы, когда он снова стал маленьким мальчиком, я его целовал, обнимал, кормил, заботился о нем, как о маленьком ребенке, и были дни, когда я плакал, чтобы понять, как этот большой человек стал младенцем. Но я любил его за все, что он мне дал. И это не плохо. Это сделало меня сильнее. Но оставим семью. Принимайте родных такими, какие они есть. У вас нет выбора. Если вы не будете этого делать, они все равно останутся теми, кем являются. Вы не можете этого изменить.

Когда люди не хотят иметь дело со своей болью, они начинают обращаться к наркотикам, они идут в кино, на шопинг, они все время бегают к холодильнику, чтобы поесть, они себе морочат головы всякими фантазиями. Но они теряют возможность дать боли уйти полностью. Боль навсегда не уйдет, если вы действительно не посмотрите на то, что ее причиняет. Тогда она уходит очень быстро.

Жизненная сила так устроена, что, когда вы действительно идете в свою боль, она уходит. И поверьте (обращается к плачущей девушке), то, что вы чувствуете сейчас – это самая основная боль. В следующий раз, когда вы об этом подумаете, боли будет уже меньше. Через 3–4 раза боли вообще не будет. Тогда вы увидите, насколько вы любите свою семью, и вы почувствуете еще больше любви, но ваша боль будет идти из места силы. Не из места, где находится маленькая девочка, которая боится говорить.
С тех пор, как начались эти занятия, вы задавали очень хорошие вопросы. Вы были очень хорошей студенткой. Вы очень хорошо все делали и воспринимали. Сильно мешает, когда видишь кого-то, у кого такой потенциал и кому можно столько всего предложить, но кто при этом боится говорить. Я понимал, что это связано с чем-то, что происходит дома. И я не думаю, что тот, кто это с вами сделал, хотел вам навредить.

Мы растем такими, какими нас воспитали наши родители, и обычно мы поступаем со своими детьми также, считая, что даем им самое лучшее. И в процессе эволюции надо разорвать эту цепочку, посмотреть на правду и воссоздать себя. Дать себе разрешение быть кем-то новым. И отсюда происходит сила.
Время от времени я буду каждому из вас предоставлять такую возможность. Для нее это был голос, для кого-то другого будет что-то еще. Я буду спрашивать вас, хотите ли вы этого, я не буду вас принуждать. Я столько раз подобное делал для самого себя, что сегодня у меня это занимает считанные секунды. И если я вдруг вижу, что я делаю что-то не так, как должно быть, я чувствую крайнюю боль на несколько секунд или меньше. Я решаю это поменять, и я иду дальше, как будто ничего не произошло, и это великий дар, который доступен всем. Но для большинства из нас есть две или три вещи в жизни, которые вызывают этот блок. И у каждого он свой. Здесь это легко было увидеть, потому что каждый раз, когда девушка вставала и пыталась говорить, она задыхалась.

Для кого-то это может быть нога. Вот смотрите: Иегуда сломал ногу. Иегуда – это не просто кто-нибудь, он очень мощный человек, очень сильный. И он очень хороший гомеопат. Но почему он сломал себе кость и ему так трудно ее вылечить? Потому что он не хотел принимать эту теорию об обезьянах. А откуда я это знаю? Потому что, когда он делает ошибку, он очень расстраивается. Когда вы видите, что обезьяны кидаются в вас яблоками, разве вы будете обижаться? Вы должны принять для себя теорию, что если кто-то в вас кидает банан, вы не злитесь, если кто-то с вами не согласен, вы тоже не злитесь, а продолжаете делать то, что вы делали. Есть много людей, которые думают, что знают больше чем вы. Если у людей было много разных проблем, они обычно стоят в стороне и наблюдают, потому что они понимают, что ничего не предрешено изначально. Нужно посмотреть на процесс с самого начала до самого конца, чтобы принять решение. Но это не то, чему нас учат дома.

Нас обучали тому, что мы сразу знаем ответ и сразу должны вмешаться в процесс. Кто-то не верит в гомеопатию? Может быть, он прав, нет проблем. Будьте мудрыми. Если бы будете вести себя так, в конце концов, может быть, и ваша семья откроется. Если вы будете с ними спорить и попробуете доказать, что гомеопатия работает, они будут еще более уверены в обратном и создавать вам больше препятствий. Они будут сокрушаться на предмет, что случилось с моим сыном или дочерью. Не растрачивайте свои силы.

Мой папа говорил: это твое счастье, что американцы – самый тупой народ в мире, потому что, если бы было иначе, у тебя не было бы, на что жить. Представьте себе, что он мне это говорил, а я продолжал заниматься гомеопатией. У него было совершенно закрытое сердце, и вместо того чтобы сделать ему центур шунтирование, я давал ему препараты, и сердце открылось. У него была грыжа, я дал ему препарат, и грыжа исчезла. У него было несколько инсультов, я занимался им, и он снова стал нормальным.

Он мне объяснял, что гомеопатия ничего не делает, и это американцы такие тупые, я продолжал целовать его, гладить и давать препараты. Перед тем как он умер, он с трудом говорил. Он сказал: «Только сейчас я понимаю, насколько ты меня любишь». Я ждал этого всю мою жизнь. Разумеется, я не сидел и не ждал, когда он скажет, что понимает. Но в тот самый момент понял, что это было очень важно для него, – что есть кто-то на свете, кто его любит так сильно.

Он всегда меня любил. Он был человеком, прошедшим Вторую мировую войну, и все, что в нем осталось, было негативным. Прежде чем он покинул этот мир, у меня получилось преподнести ему подарок, – он наконец-таки понял любовь, что любовь выше и больше любого негатива. Но он был самым лучшим на свете отцом.

И я не должен быть таким же коммунистом как он, я не должен верить в тот негатив, в который верил он, я беру от него только то хорошее, что он давал. И вы берите от своей семьи и вашего окружения только самые хорошие вещи.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz