Phosphorus (Фосфорус)

Описание и показания к применению гомеопатического препарата

 

 

PHOSPHORUS – зябкий, но жар в ладонях. Желание черного шоколада, если хочет молочный – это не Ф.! При желудочных с-мах лучше от холодных напитков (в отличие от жаркого Lycopodium, которому при желудочных расстройствах лучше от теплого питья). Ребенок очень боится оставаться один (страх одиночества, страх оставаться одному, страх темноты), часто целует родителей. Для него характерна сильная жажда, т.к. фосфор предрасположен к обезвоживанию. При высокой температуре с симптомами, отличающимися от Ferrum phosph. (см.), у детей с устойчиво высокой температурой при отсутствии других симптомов дают фосфор. Боль, бегущая вверх по спине. Стремительная боль, идущая от копчика до самого темени, голова при этом запрокидывается назад.  Паралич сфинктера ануса. Коричневый стул с сильным зловонным запахом. Рвотные массы желтого цвета. При повышенной возбудимости нервной системы, неустойчивом АД. Фосфор имеет сильное ухудшение от жары. Отвращение к устрицам. Отвращение к фруктам. Желание сладкого, соли (2). Может быть желание соли и отвращение к сладкому. Желание холодного молока. Сильное ухудшение от употребления соли – отеки. Жажда очень холодной воды. Спокойный, мягкий, добрый. Очень восприимчив ко всему. Смеется, показывая все зубы. Очень мнительный, «заражается» симптомами, которые есть у кого-то с кем он общается. Интуитивно чувствует, как нужно общаться, чувствуют собеседника. Может доходить до стадии, когда очень трудно сосредоточиться на чем-то одном, но при этом присутствует робость, которая не позволяет пациенту смотреть врачу в глаза. Много говорит, меняет тему разговора, но отвечает на вопрос медленно, т.к. устает от своей речи и ему надо время, чтобы ответить. У него нет своей личности, индивидуальности, стержня. Ищет гуру, учителя. Дрожание (тремор) челюсти. Жжение внутри. Пронзающие боли в сердце. Лучше в тепле и лежа. Хуже в туманную погоду. Показан при наркозе хлороформом, когда происходит полная разбалансировка организма. Не переносит шерстяную одежду. Страх операции из-за страха смерти. Онемение кончиков пальцев. Средство после лучевой терапии и любых видов облучения, в т.ч. и электромагнитного, ожога током, удара током.

Cущность данного конст.типа – отсутствие четких личностных границ, и это является результатом как позитивных, так и негативных черт психики. Младенец, пока он не ощущает себя личностью, не отделяет себя и эмоции от окружающего мира. По мере взросления младенец начинает жить с помощью разума, а не эмоциями и отделяет себя от окружающего мира. По мере развития интеллекта появляется личность, которая идентифицирует эмоции (радость, страх) применительно к себе. Именно этот процесс идентификации себя с помощью своего интеллекта  не завершается до конца у Ph. Он воспринимает мир отчасти как новорожденный младенец – неотделимым от себя. Сенсорные импульсы ощущаются ими более остро и непосредственно, т.к. они не фильтруются интеллектом в той же мере, что у других людей (чувствительность ко внешним впечатлениям). В результате все впечатления оказывают на Ph. более сильное действие. Это касается как положительных так и негативных стимулов. Прекрасный закат позволяет ему испытать такой восторг, который мало кому доступен, восторг, который полностью обходит интеллект. Точно так же он будет остро переживать убожество и нищету трущоб. Это не будет ни негодованием Caust., ни состраданием Na mur. – Ph. просто впитывает в себя вибрации данного места, которые в принципе способны воспринимать все люди, но у остальных они блокируются «защитным слоем нечувствительности» и укорененности в собственном «я». Ph. улавливают эмоции других, часто не осознавая этого: «если я нахожусь в комнате с другими людьми и при этом мой мозг свободен от собственных построений и размышлений, то я перестаю быть хозяином себе; на меня начинают действовать личности окружающих, словно «я» во мне стало совсем маленьким и даже совсем исчезло». (Подобное описание м.б. применено и к Mercurius). В результате такой чрезвычайной открытости психики Ph. реальность для него становится гораздо шире и богаче, чем для остальных, но при этом возрастает риск запутаться и потеряться в обилии переживаний. Хотя у него очень развита интуиция, он столь же подвержен ошибочной интерпретации своих эмоций и может выдавать свои желания за интуитивные озарения, чем совершенно сбивает себя с толку. Нет человека наивнее Ph. (хотя к нему в этом отношении близки Puls., Baryta c., China). Детская наивность и непосредственность Ph. одних очаровывает, а других ужасает (легкомысленность). Словно дети многие Ph. остаются неиспорченными в порочном мире, они склонны к полному доверию (доверчивые), особенно если человек им приятен. Они «катастрофически оптимистичны» и всегда предпочитают думать о другом хорошее, а не плохое. Они становятся легкой добычей обаятельных недобросовестных менеджеров Lyc., которые продают им ненужный товар за большие деньги. Ph. легко впадают в панику. Из-за своей доверчивости и плохого осознания реальности, они склонны преувеличивать реальную степень риска и избыточно реагировать на любые угрожающие впечатления (пугается из-за мелочей). Женщина Ph. не в состоянии адекватно оценить состояние своего здоровья. Она может как преувеличить свои с-мы, так и проигнорировать действительно серьезные проблемы (особенно если она боится, что у нее имеется какое-нибудь угрожающее жизни з-ние). Для Ph. характерна летучесть, эфемерность в оценке реальности, что влечет за собой безответственность, не желание умственной сосредоточенности, (которая кажется им скучной или утомительной), уход от реальности. Ph. может занимать огромные суммы денег на преходящие увлечения – алкоголь или машину «феррари» или пожертвования голодающим детям, не задумываясь, сможет ли он отдать долг. Легкомысленный. Он никогда не оглядывается на прошлый опыт, который мог бы предупредить его об опасности, ни вперед, предугадывая возможные последствия его неосмотрительных поступков. Он просто верит, что дела будут идти так как он чувствует, а когда это не происходит, теряется и впадает в панику. Он щедр к нуждающимся (отчасти из заботливости, отчасти что не понимает истинную цену деньгам) и ожидает, что другие тоже не откажут ему в нужде. Обаяние Ph. и его способность выглядеть несчастным и трогательным в тяжелую минуту, позволяют ему найти человека, который его выручит. При этом он прибавляет к естественному огорчению немало искусной игры, чтобы завоевать симпатию и получить поддержку. Преувеличение и эмоциональная драматизация – характерная черта Ph. Когда они кому-то доставили неприятности, то они особо не зацикливаются на этом, т.к. не оглядываются назад, но если они оказываются лицом к лицу с причиненной ими болью, то м.б. потрясены и на короткое время переполняются раскаянием. Но когда это событие уходит в прошлое, их порхающий ум быстро переключается на что-нибудь другое. Ph. открыт огромному потоку самых разнообразных и несовместимых впечатлений. Его способность не фиксироваться на прошедших  событиях является своеобразной защитой, помогающей избежать эмоциональной перегрузки. Способность убегать от проблем – основа защитных механизмов Ph. Когда возникают трудности, он даже лучше, чем Lyc. или Sulf., умеет ускользнуть либо буквально, либо найдя себе более приятное окружение. Ускользанию от реальности могут помочь алкоголь, наркотики, погружение в фантастические фильмы или романы. Ph. может очень мало жить прошлым или будущим, но и в настоящем он проводит едва ли половину времени, т.к. главным местом его пребывания является его воображение (буйство фантазии). Женщина Ph. бежит из этого недружелюбного и требовательного мира, стараясь найти утешение в мечтах и фантазиях. Благодаря большой внимательности и  способности ценить красоту она строит стратегию выживания на уединении в мире природы, игре с животными или погружении в музыку и танцы, часто выражая эмоции, подавленные у ребенка деспотичными родителями (Carc.). Эта натура очень чувствительна, и «ужасные» вещи этого мира часто ставят ее в тупик. Поэтому она пытается создать вымышленный мир гармонии, избегая ситуаций, в которых чувствует себя как бы запертой, например толпы, узких помещений или высоких мест. Ph. нужна перемена мест (Tub.) – он «спринтер», на «длинной дистанции» он быстро устает и начинает скучать. Подобно Sulf. или Lyc. он стремится в основном играть, а когда ему не разрешают начинает капризничать. Азартные игры – одно из средств, с помощью которых Ph. получает волнующее возбуждение и пытается решить свои финансовые проблемы. Он склонен попадать в зависимость от чего-либо. У него может развиться патологическое пристрастие к азартным играм (это свойственно мужчинам). Женщина Ph. обычно убегает от реальности в отношениях с мужчинами или в фантазии о них. Она легко может влюбиться в случайного попутчика, который представляется ей рыцарем в доспехах. Когда прекрасная дама Ph. находит своего рыцаря, она реагирует на него 2 способами. Становится беззаветно преданной ему и посвящает ему всю себя. Это легко для Ph., имеющей распахнутое сердце и слабое чувство самоидентификации. Пока она любима, она будет счастлива оставаться в полной зависимости от партнера (то же самое отмечается у Puls., Na mur., Staph., Ign.). Но поскольку он для нее – все, малейшее ослабление его чувств будет восприниматься ею как катастрофа. Тогда она или будет устраивать скандалы, отчаянно пытаясь удержать его, или начнет проливать потоки слез, отказываясь есть, говорить и даже двигаться по нескольку дней. Отказ Ph. воспринимать грубую реальность жизни часто сочетается с любовью ко всему привлекательному и манящему, ярким людям. Женщины Ph. от природы очень грациозны (многие известные балерины относятся к этому типу) и любят модную одежду, подчеркивающую их стройную фигуру. Они хорошо умеют очаровывать других. Подобно Na mur. или Ign. они становятся очень соблазнительными, когда это им нужно. Как и у Ign., очарование и шарм Ph. часто привлекают к ним престижные связи, привлекательную работу. Ph. обладает большими артистическими способностями.

Похожие материалы...  Andrographis (Андрографис)

На приеме пациентка Ph., когда речь идет о ее глубинных мыслях и чувствах может стать несколько растерянной, т.к. не может точно сказать себе, кто она такая. После дачи л-ва пациент обычно осознает кто он такой и чего хочет, и как он раньше зависел от воли и одобрения других. Ph. имеет высокий уровень метаболизма с тенденцией к «быстрому сгоранию». Его волосы обычно светлые или рыжеватые, он склонен к острым воспалительным р-циям и ощущению жжения. Он легко возбуждается, а будучи счастливым буквально светится радостью. Их улыбка неотразима. Вследствие крайней впечатлительности психика Ph. реагирует на потоки внешних событий с намного большей силой, чем у обычных людей. Сейчас такая женщина безумно счастлива, а через минуту она полна отчаяния (смех чередуется с тоской»), т.к. ей сообщили какую-то неприятную новость или она увидела трагическое сообщение в СМИ. Подобный механизм эмоциональных качелей можно увидеть у Ign., но у нее настроение более драматично, а негативные эмоции более глубоки и длительны. Несмотря на то, что очень большое к-во самых разнообразных проблем может выбивать Ph. из колеи, они обладают достаточной эмоциональной упругостью и способностью восстанавливать равновесие после ударов судьбы, а после короткого периода депрессии или тревоги к ним вновь возвращается лучезарный энтузиазм. Из всех конст.типов Ph. имеет наиболее легкие эмоции. Lyc. или Tub., большую часть времени расслаблены и неэмоциональны, но им не хватает лучезарного жизнерадостного оптимизма Ph. Он очень легко общается. У них нет времени на тяжелые раздумья, и только грустная мысль притянет их к земле, – они уже опять в воздухе, паря над проблемой, независимо разрешилась она или нет. Ph. очень общителен. Ни один другой тип не радуется так хорошей компании и настолько не зависит от нее (желание компании). Когда он оказывается в одиночестве, он чувствует тоску и беспокойство, а в компании они расцветают, т.к. им нужно разделить свои мысли и чувства, в свою очередь получая их мысли и чувства. Философия Ph. проста – живи сегодняшним днем. В своем горе он также открыт, как и в радости, но в отличие от Ign. или Na mur., которые едят себя поедом, если вдруг они открыли кому-то свои чувства, Ph., поделившись своими переживаниями с другими, быстро чувствует облегчение. Он столь впечатлителен, что для уменьшения тревоги ему достаточно самого незначительного успокаивающего слова, а для выхода из депрессии – самого простого утешения. В радости Ph. очень игрив. Даже на работе женщина Ph. будет все время щебетать с большим к-вом своих друзей, которым нравится ее веселое общество. Большинство Ph. одарены художественными способностями, многие пишут стихи, становятся художниками или танцорами. Они отражают легкость своего духа в творчестве – им нравится искусство легкое, тонкое, эфемерное. Он предпочитает акварели письму маслом, а среди последнего выбирает легкую, размытую манеру письма, напр. Моне, отвергая более «тяжеловесный» реалистичный стиль. Великие танцоры балета часто Ph. О Нижинском говорили, что в моменты вдохновения он мог мгновенно воспарить в самом высоком прыжке, словно он был легче пуха. Им самим нравится использовать эту «эфирность» в отличие от China, которые обладают этим даже в большей степени, но их слишком низкая уверенность в себе мешает им себя проявить. Самолюбование (нарциссизм) Ph. не уменьшает, а даже добавляет им очарования в отличие от мозолящей глаза гордыни Lyc. или Nux. Подобно этим двум типам Ph. склонен к тщеславию и потаканию своим слабостям, но отличие его состоит в том, что при этом он не отделяет себя от других. Он терпим и восприимчив, легко перенимая чужие ценности. Он говорит то, что думает (непосредственность). Он может промолчать, если вы ему не понравились, но не будет лицемерить. Точно так же он не будет робеть, если ему захочется продемонстрировать свою любовь или дружеское расположение. «Частная жизнь» – понятие непонятное этим людям. Он ничего не может скрыть, то расхаживая голым по квартире при детях, то рассказывая постороннему детали своей личной жизни. Постоянно изменяющиеся внешние потоки впечатлений и эмоций не позволяют ему обрести устойчивый психологический центр. Непосредственно сразу он м.б. совершенно ошеломлен новыми и волнующими мыслями (особенно если они прекрасны или несут в себе угрозу) либо интенсивными, но преходящими эмоциями. В эти минуты для Ph. нет ни прошлого, ни будущего, ни его самого – есть лишь огромная всепоглощающая эмоция или мысль, лишающая его ощущения перспективы. Чтобы прийти в себя ему нужно несколько минут. Например, если Ph. влюбился, он пребывает в постоянном состоянии одурманенности, в котором растворяются все конкретные впечатления, либо которые окрашивают все в розовый цвет. Аналогично угроза собственной безопасности или безопасности его близких приводит его в состояние постоянного тревожного ожидания. Подобное мгновенное «затопление» слабого личностного ядра Ph. продолжается недолго и либо, уменьшаясь, переходит в состояние относительной стабильности, при которой он может связно мыслить, или сменяется другим, но столь же интенсивным впечатлением. Неудивительно, что в результате Ph. периодически впадает в интеллектуальное и эмоциональное истощение (психическая прострация), когда он впадает в апатию, напоминающую состояние зомби, при котором он или вообще ничего не хочет делать, или действует как во сне, функционируя на автопилоте (как во сне), пока спустя некоторое время не придет в себя и не обретет способность к нормальному мышлению. Отдаленные последствия впечатлительности Ph. заключаются в его склонности перенимать «я» окружающих и выдавать их за свое собственное. Например, подросток Ph. может безоговорочно перенимать от родителей все их стремления и взгляды, тогда как их сверстники уже начинают различать многие перегибы и недостатки своих мам и пап, вырастая из периода слепого подражания. Ребенок Ph. перенимает все моральные принципы и политические симпатии родителей, словно сделав с них копию. Поскольку родителям вообще свойственно думать, что они во всем правы, и настаивать на этом, ребенок Ph. растет в абсолютной уверенности, что родители во всем правы. Ужасное осознание, что родители тоже м.б. неправы приходит к ним гораздо позже, чем к другим конст.типам, причем это может стать для них настолько пугающим, что он так и не сможет до конца в это поверить. Ph. так срастается со своими верованиями, что остаться без них для него все равно что лишиться опоры во время урагана. Ph. способен подстраиваться под обстоятельства. Он склонен к развитию зависимости от чего-либо, т.к. не может устоять перед желанием еще раз пережить экстаз, который он уже испытал. Ph. м.б. или оживленным, игривым и экстравертным, или робким и тихим, в зависимости от того, насколько он был напуган в детстве и насколько он чувствует страх в данный момент. Ph. склонен к преувеличению, и если он любит какого-нибудь человека (или отвлеченный принцип), он будет возводить его на пьедестал, отчаянно сопротивляясь попыткам других сбросить его оттуда. Его отождествление с другим человеком ведет к полному копированию мнений, манер и даже привычек того, кем он восхищается и кого уважает. Он может отождествлять себя не только с конкретным человеком, но и с целой организацией или религией. В этом случае он становится самым ярым и фанатичным членом группы, моментально и без всякой проверки отбрасывая любые доводы, ставящие под сомнение догматы веры. Но как он творит идолов из тех, кого он любит, так он и преувеличивает недостатки тех, кто ему не нравится. Например, если его отец был суров и жесток, юный Ph. может поначалу искать его одобрения, любя его, невзирая на его личные качества, но в конце концов даже Ph. ожесточается, не выдерживая постоянных оскорблений и отец становится для него олицетворением всего существующего в мире зла, а все хорошие его качества перестают восприниматься. Но даже в этом случае Ph. может десятилетиями хранить надежду, что отец вернется к матери, и она волшебным образом превратит его в любящего отца, которым он никогда не был. Ph. не выносит дисгармонии и часто берет на себя роль миротворца, подчас принося собственные интересы в жертву ради спокойствия семьи. Ph. очень склонен к обобщению, чтобы справиться с потоком внешних впечатлений. Он опирается на свой прежний опыт, пытаясь уложить новую информацию в старый паттерн, не вдаваясь в тонкости и не улавливая различия. Если, например, спросить девушку Ph., что она думает о русских, она не задумываясь выпалит: «Они замечательные душевные люди! Я знаю одного человека из России, у него совершенно неподражаемая улыбка!» Если бы она была Na mur., она сказала бы совсем иначе: «Не знаю, у меня был только один знакомый русский, так что мне трудно сделать какие-то выводы». A Lycopodium попытался бы скрыть свое незнание вопроса за абстрактными рассуждениями о славянской душе, используя обрывочную почерпнутую из книг информацию. В основе нечеткости мышления, столь характерной для Ph. (и отличающейся от эксцентричности, разорванности мышления Arg.n.), лежит отсутствие прочного внутреннего стержня. Они могут четко ориентировать в своей профессиональной сфере, но остальная их жизнь – сплошное блуждание в неведомых мирах. Например, Ph. может не иметь понятия о состоянии своего здоровья, состояния своих финансов, даты рождения своей жены. Подобно Sulfur, Ph. игнорирует детали (хотя в отличие от Ph., Sulfur может знать малейшие детали предмета, которые его в данный момент интересуют), практические вопросы. Ph. не такой интеллектуал, как Sulfur, и скорее стремится вести легкомысленное и очаровательной существование, чем обдумывать глобальные идеи (фильм «Необычайная легкость бытия»). Он страдает некоторой рассеянностью ума и допускает множество мелких промахов в работе. Тогда как Sulfur будет игнорировать практические вопросы, отдавая все силы одному интересу, захватывающему все его помыслы, Ph. порхает словно бабочка с одного преходящего интереса на другой, удовлетворяясь лишь поверхностным знакомством с каждым из них. Он может обладать довольно острым умом и способностями, но быть при этом очень интеллектуально недисциплинированным и относится к числу самых неусидчивых и нетерпеливых студентов (за исключением тех ситуаций, когда предмет его обучения соответствует его «парящей» натуре – в балетной или художественной школе). Спутанность мышления Ph. особенно усиливается при стрессе. Расстроенный Ph. может совершать откровенно глупые поступки, например, положить грязную одежду в посудомоечную машину, а тарелки – в стиральную, а обнаружив свою ошибку, может как расхохотаться, так и начать рыдать. Ph. склонен периодически впадать в панику, когда различных впечатлений становится слишком много и он больше не в состоянии выдерживать бесконечный калейдоскоп мыслей и чувств, бурлящих у него в душе. Он особенно склонен к тревоге, когда на него что-то давит и когда он взволнован или попадает в новое окружение. Ph. в отличие от Calcarea или Puls. в душе – искатель приключений и пользуется любой возможностью, чтобы окунуться во что-то новое, но когда он погружается в неизведанное, на смену удовольствию от новых ощущений может прийти тревога. Особенно характерно это для детей Ph. Как и дети Ign., они очень возбудимы и в своем возбуждении могут перейти границы того, чего они в состоянии выдержать. Например, ребенок Ph. пригласил на день рождения очень много новых знакомых. Сначала он радостно веселится, возбуждаемый общением с новыми друзьями, кричит, танцует. Затем он перенасыщается возбуждением (возбуждение вплоть до экстаза), и при малейшей смене обстановки его адаптивные возможности не выдерживают. Например, появление клоуна, приглашенного поздравить его с днем рождения, вместо приятного удивления вызывает испуг. Если бы он не был так перевозбужден, он бы не испугался, но в сложившейся ситуации он уже не может переварить новое впечатление и в панике с рыданиями кидается к матери. Взрослый Ph. тоже склонен к тревожности, когда его жизнь начинает лихорадить. В такие периоды он выискивает проблемы, которых в действительности нет. Например, молодой человек накануне свадьбы начинает панически бояться попасть под машину, или начинает думать, что невеста его разлюбила (боится воображаемых вещей). На следующий день его страх может показаться ему смешным, или он вообще может забыть о нем, но пока он его чувствует это для него очень тягостно (Ваня Босюк?). Хотя Ph. в целом склонен к оптимизму (часто излишнему), под влиянием стресса он начинает видеть все в мрачных красках и ожидать самого худшего, что неизбежно провоцирует тревогу. К счастью, успокоить страхи Ph. гораздо легче, чем страхи других конст.типов, достаточно лишь небольшого ободрения. Слова ободрения и утешения оказывают на него огромное позитивное действие, точно так же, как малейшая опасность оказывает на него выраженное негативное действие. В одиночестве он более подвержен страхам, особенно когда он один ночью или в темноте (страх в одиночестве). Женщины Ph. более мужчин склонны к тревоге, особенно ночью и малейший шорох или тень моментально превращаются в привидений (как только поворачивает глаза, ему мерещатся лица). У Ph., как и у Med., есть страх приведений, и они гораздо более других верят в их реальность. Ph. часто страдают ипохондрией. Любой мелкий с-м или недомогание могут восприниматься ими как признак неизлечимой болезни. Но у него тревога о здоровье быстро уменьшается от успокаивающих слов врача, в отличие от Ars., который не верит врачу. Один из наиболее характерных страхов Ph. – необъяснимая боязнь, что вот-вот должно случиться что-то ужасное. Те Ph. кто пережил много страданий могут стать подозрительными, вплоть до паранойи. Если, например, мать была жестока к ребенку Ph., то, вырастая, он начинает относиться к любому человеку как потенциальному врагу, особенно к женщинам, имеющим сходство с его матерью. Если в результате пережитых страданий паронойя возникает у Na mur., то он становится колючим, огрызающимся на каждую воображаемую обиду. В противоположность ему подозрительный Ph. становится очень робким. Если он чувствует агрессию, он не ощетинивается, как Na mur., а уходит в безопасное место или старается вести себя как можно незаметнее. Если Ph. чувствует, что рядом никого нет, кто бы мог его защитить, то может впасть в панику и полностью замкнуться в себе, оцепенев от ужаса. Ph. очень суеверный. Чувство одиночества и изоляции от общества – он не получает достаточно внимания, поэтому ощущает себя безопасно только тогда, когда находится среди многочисленных друзей, которые дают ему много внимания и любви. Внешность: тело худое, вытянутое и очень гибкое, вплоть до гипермобильности суставов. Поза расслабленная, свободная, движения грациозные. Телосложение Ph. напоминает таковые у Tub., очень близкий к нему тип. Для обоих типов очень типичны веснушки и впалая грудная клетка. Лицо Ph.: глаза очень большие, обрамленные длинными ресницами. Большой рот. Во всех Ph. есть что-то озорное, а в мужчинах – легкий налет женственности. Внешняя неуклюжесть. Джулия Робертс – это Ph.

Похожие материалы...  Cenchris (Ценхрис)

Главное чувство Ф., что его не любят и о нем не заботятся, причем он реагирует на это любовью, заботой, дружелюбием и сочувствием, в надежде, что любовь и забота будут взаимны. Он д.б. чутким к чувствам других, чтобы завоевать их привязанность. Ф. чувствует себя отделенным от своей семьи и идентифицирует себя вне своей семьи. У него есть уникальный симптом: горячие приливы от возбуждения. Делюзия: его душат. Ф. очень чувствительны по отношению к окружающим, склонны притягивать внимание к себе. Но за этой чувствительностью прячется чувство, что он не получает достаточно внимания, заботы и любви. Это создает у него неуверенность, которая вынуждает его искать компанию, большее количество друзей. Он старается найти ту любовь, которой ему не хватает. Ситуация Ф. – это ребенок, который не получает внимания и любви от людей в своем доме и поэтому заводит множество друзей вне дома. При этом, Ф. часто не в состоянии иметь близких друзей, и большинство его связей поверхностные. У Ф. есть делюзия: он находится на отдаленном острове. «Я должен быть готовым к одиночеству и уметь жить на необитаемом острове». Такое чувство вызывает сильное желание компании, после чего может последовать утомление и слабость. Есть огромная потребность выйти из дому – места его изоляции, где он не может найти любви и заботы. Туберкулезный миазм у Ф. проявляется большой энергичностью и слабостью. Ощущение состояния другого человека на большом расстоянии типичны для Ф. Влюбчивый. Слишком быстрый рост. Очень сочувствующий. Causticum и Acidum nitricum тоже сочувствующие препараты. Но за этим сочувствием стоит определенный эгоизм. Они стараются что-то получить с помощью своего сочувствия, а Ф. сочувствует бескорыстно. Сочувствие Causticum. проявляется в тревоге за других, а Ф. чувствует тревогу других. У Acidum ntricum сочувствие обусловленное: пока вы его друг, он будет вам сочувствовать, но в тот момент, когда вы его обидите, он захочет вас убить. Поэтому его сочувствие не является искренним. Ф. может в начале дать улучшение, но потом, иногда через 3-4 дня может наступить обострение, ухудшение с-мов Ф. и здесь важно ждать, помятуя о том, что Ф. имеет отсроченное обострение!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

  Subscribe  
Уведомлять