Органон §5-7

Вебинар 07.10.2012 Перевод и разбор текста

§ 5
Добиться исцеления (пациента) врачу поможет знание о наиболее вероятной причине, вызвавшей острую болезнь, а также информация о наиболее значимых факторах на протяжении всей истории продолжительной изнуряющей болезни, что позволит ему обнаружить фундаментальную причину болезни.
Фундаментальная причина продолжительной изнуряющей болезни обычно связана с хроническим миазмом. В своих изысканиях, врач должен
принимать во внимание:
1.видимые особенности телосложения (физической конституции) пациента (особенно в случаях продолжительной болезни)
2. его ментальные и эмоциональные черты (особенности его духа и нрава)
3. род занятий пациента
4. образ жизни и привычки
5. общественные и семейные взаимоотношения (взаимоотношения за пределами и в пределах его дома)
6. возраст пациента
7. его половую функцию, и т.д.

(Edited by Wenda Brewster O’Reilly / Перевод Веры Матафоновой)

Комментарий:

Есть два вида истинных причин
1. Явные, возбуждающие острую болезнь (§ 7)
Болезнь, если она острая, может естественным образом исчезнуть в короткое время…(Введение)
2. Скрытые, фундаментальные, связанные с хроническим миазмом и…………….
… Острые местные поражения (например, воспаление отдельных частей, рожистое воспаление и т.д.), которые вызваны не внешним
повреждением.., а динамической, или внутренней причиной, наиболее надёжно поддаются лечению (гомеопатическими) средствами, наиболее соответствующими видимому состоянию, наружному и внутреннему, … Но если эти болезни не поддаются воздействию (гомеопатических) лекарств полностью и если в поражённой области и в состоянии в целом, несмотря на правильную схему
лечения, ещё остаются следы болезни, которые жизненная сила не может восстановить до нормального состояния, следовательно, острая
болезнь (как нередко случается) вызвана псорой, которая до этого времени оставалась скрытой внутри, а теперь проявилась и может развиться в какую-либо явную хроническую болезнь. (§ 194)

§ 6

Беспристрастный наблюдатель, даже самый проницательный, признающий ничтожную ценность не подкрепленных знаниями сверхчувствительных умозрительных построений, не различает в каждом отдельном случае болезни ничего другого, кроме изменений в состоянии тела и души, проявлений болезни, поражений, симптомов, которые внешне различимы с помощью чувств.
То есть, непредвзятый наблюдатель различает только отклонения от прежнего состояния здоровья больного в настоящий момент, которые
1. ощущаются самим пациентом
2. отмечаются окружающими
3. наблюдаются врачом
Эти воспринимаемые (прим.- всеми органами чувств) признаки отображают болезнь в ее целостности, т.е. вместе они образуют истинную и единственно возможную целостную форму болезни.

Я не понимаю поэтому, как врачи у постели больного, могут предполагать, что они должны искать и способны найти то, что нужно излечить в болезни, только где-то в скрытых и неразличимых (прим. – с помощью органов чувств) внутренностях организма, не уделяя пристального внимания симптомам или не руководствуясь непосредственно этими симптомами в лечении.

Я не понимаю, как могут они быть настолько нелепыми и самонадеянными, что пытаются разглядеть произошедшие изменения в невидимых внутренностях тела, не обращая внимания на симптомы, или как могут они пытаться обратить эти изменения с помощью неизвестных (!) лекарств, называя впоследствии {свои действия} единственно основательным и рациональным лечением.

Практик медицинского искусства никогда не сможет увидеть духовную сущность вызывающую болезни, (прим. – как никогда не сможет увидеть) жизненную силу, и никогда необходимости видеть ее. Чтобы {получить возможность} вылечить заболевание, ему необходимо только наблюдать и чувствовать ее болезненные проявления.

Поэтому, разве не то, что предъявляется {нашим} органам чувств в виде симптомов заболевания, и должно быть в глазах медика самим заболеванием? Что еще хочет обнаружить старая школа в скрытых недрах организма в качестве prima causa morbi, в то же время отвергая и высокомерно презирая {доступные} проявления болезни, четко различимые с помощью органов чувств, симптомы, которые внятно и громко рассказывают нам {о болезни}?
«Что же еще кроме этих симптомов они собираются излечивать?»

(Edited by Wenda Brewster O’Reilly / Перевод Веры Матафоновой)

§ 7

В случае, когда отсутствует явная возбуждающая или поддерживающая причина, которую надо устранить, (прим. — то) нет ничего кроме болезненных симптомов, и только (прим. – эти выявленные) симптомы болезни могут определить средство для их ослабления, но следует принимать во внимание вероятность (прим. — влияния) миазма и доп. обстоятельства (§ 5)
Нет нужды говорить о том, что каждый разумный врач немедленно устранит любую возбуждающую или поддерживающую причины, после чего недомогание обычно отступает само по себе. Например:

1. вынесет из комнаты сильно пахнущие цветы, вызывающие дурноту и истерические состояния;
2. удалит из роговицы инородное тело, вызывающее воспаление глаза;
3. ослабит тугую повязку, грозящую привести к некрозу раненой конечности и заменит ее более подходящей;
4. выделит и перевяжет раненую артерию, предотвратив развитие шока;
5. попытается рвотными средствами удалить проглоченные ягоды красавки;
6. удалит инородное тело из какого-либо отверстия тела (носа, пищевода, ушей, мочеиспускательного канала, прямой кишки, влагалища);
7. раздробит камни мочевого пузыря;
8. вскроет сросшийся задний проход новорожденного и т.д.

Совокупность этих симптомов есть внешняя зеркальная картина внутренней сущности болезни, то есть нарушение жизненной силы, должна быть главным или единственным средством, при помощи которого болезнь может дать знать о необходимом для нас лекарстве – единственным обстоятельством, определяющим выбор подходящего лекарства – то есть, короче говоря, совокупность симптомов должна быть главным и, на самом деле, единственным обстоятельством, которое должен учитывать врач в каждом случае болезни и устранять при помощи своего искусства для того, чтобы болезнь была излечена и трансформирована в здоровье.

Врачи старой школы думали преодолеть и подавить лекарствами единственный из множества болезненных симптомов. Эти однобокие мероприятия получили название симптоматического лечения, справедливо заслуживали всеобщее призрение, так как не достигали полезных результатов, а наносили большой вред. Единичный симптом в такой же мере является болезнью, как и нога (является) человеком. Этот единичный симптом лечился антагонистическим средством и, за незначительным улучшением наступало выраженное обострение.

Edited by Wenda Brewster O’Reilly / Перевод Татьяны Журавель, Веры Матафоновой)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz