Lyssinum

Бешенство — много полезной разнообразгой информации

Толковый словарь Ушакова:
БЕ’ШЕНСТВО, а, мн. нет, ср.

1. Водобоязнь, тяжкая заразительная болезнь животных и человека. 2. Крайняя степень раздражения, неистовство. Нервного человека легко довести до бешенства. ◊ Бешенство матки (мед.) — то же, что нимфомания.  (Прим. – симптомы со стороны МАТКИ, ПОВЫШЕННОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ – матка тоже взбесилась).
С сайта http://lady-forever.ru/publ/3-1-0-806: На самом деле в медицине не существует такого диагноза, как «бешенство матки». Под этим красноречивым названием скрывается понятие нимфомании, или женской гиперсексуальности, характеризующееся чрезмерным половым влечением. Необычное название к этому явлению прицепилось с легкой руки самого Платона. Дело в том, что термин истерия (бешенство) происходит от греческого слова histera, или «матка». По мнению Платона, матка — это некий зверь, поселившийся в теле женщины и жаждущий детородного вожделения. Когда ему долгое время не удается зачать, он приходит в бешенство и начинает блуждать по всему телу, доводя женщину до всевозможных недугов. Укрощали этого «зверя» и приманивали его на место, прикладывая к влагалищу различные благовония. Сейчас уже никто не верит в эти сказки, но термин «бешеная матка» довольно популярен. У названия «нимфомания» не менее поэтичное происхождение. Согласно древнегреческим мифам, нимфы заманивали мужчин в лес для удовлетворения своей похоти. Благодаря нимфам люди и познали «науку страсти нежной».

Общая информация:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Rabies
Вопрос: почему в островных государствах нет бешенства, ведь собаки и летучие мыши там есть? Бешенство встречается на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. Бешенство не регистрируется в островных государствах: в Японии, в Новой Зеландии, на Кипре, на Мальте. Это заболевание до сих пор не регистрировалось также в Норвегии, Швеции, Финляндии, Испании и Португалии.

Вопрос: почему именно эти виды животных подвержены бешенству? И почему вирус бешенства переходит межвидовый барьер? Что позволяет грызунам длительно носить инфекцию? Различают природный тип бешенства, очаги которого формируются дикими животными (волк, лисица, енотовидная собака, шакал, песец, скунс, мангуст, летучие мыши) и городской тип бешенства (собаки, кошки, сельскохозяйственные животные). Естественным резервуаром, возможно, являются грызуны, которые способны длительно носить инфекцию, не погибая в течение нескольких дней после заражения.[2] В Индии одним из основных переносчиков бешенства являются летучие мыши (3/4 случаев заражения людей от общей статистики заболеваемости бешенством).[3]
Различают три степени восприимчивости к бешенству животных:

  • высокая (кошки, крупный рогатый скот);
  • средняя (собаки, овцы, козы, лошади, приматы);
  • низкая (птицы).

Людям, укушенным бешеными или неизвестными животными, местную обработку раны необходимо проводить немедленно или как можно раньше после укуса или повреждения; рану обильно промывают водой с мылом (или детергентом) и обрабатывают 40-70 градусным спиртом или настойкой йода, при наличии показаний вводят антирабический иммуноглобулин вглубь раны и в мягкие ткани вокруг неё, после местной обработки раны немедленно проводят специфическое лечение, которое заключается в лечебно-профилактической иммунизацииантирабической вакциной.

Симптомы и течение болезни. Инкубационный период продолжается в среднем от 1 до 3 мес (возможны колебания от 12 дней до 1 года и более). На продолжительность инкубационного периода оказывает влияние локализация укуса. Наиболее короткая инкубация наблюдается при укусе лица, головы, затем верхних конечностей и наиболее длинная — при укусе в нижние конечности.

Выделяют 3 стадии болезни: I — начальную (депрессии), II — возбуждения, III — параличей.
I стадия. Заболевание начинается с появления неприятных ощущений в области укуса (жжение, тянущие боли с иррадиацией к центру, зуд, гиперестезия кожи), хотя рана уже может полностью зарубцеваться (прим. — рана еще не зажила, но уже зарубцевалась). Иногда вновь появляются местные воспалительные явления, рубец становится красным и припухает. При укусах в лицо наблюдаются обонятельные и зрительные галлюцинации. Температура тела становится субфебрильной — чаще 37,2-37,3°С. Одновременно возникают первые симптопы нарушения психики: необъяснимый страх, тоска, тревога, депрессия, реже — повышенная раздражительность. Больной замкнут, апатичен, отказывается от еды, плохо спит, сон у него сопровождается устрашающими сновидениями. Начальная стадия длится 1-3 дня. Затем присоединяются апатия и депрессия сменяются беспокойством, учащаются пульс и дыхание, возникает чувство стеснения в груди.

II стадия — возбуждения характеризуется повышенной рефлекторной возбудимостью и резкой симпатикотонией. Наиболее ярким клиническим симптомом бешенства является водобоязнь (гидрофобия): при попытках пить возникают болезненные спастические сокращения глотательных мышц и вспомогательной дыхательной мускулатуры. Эти явления нарастают в своей интенсивности так, что одно напоминание о воде или звук льющейся жидкости вызывает спазмы мышц глотки и гортани. Дыхание становится шумным в виде коротких судорожных вдохов.

В это время резко обостряются реакции на любые раздражители. Приступ судорог может быть спровоцирован дуновением в лицо струи воздуха (аэрофобия), ярким светом (фотофобия) или громким звуком (акустикофобия). Зрачки больного сильно расширены, возникает экзофтальм, взгляд устремляется в одну точку. Пульс резко ускорен, появляется обильное мучительное слюнотечение (сиалорея), потоотделение. На высоте приступа возникает бурное психомоторное возбуждение (приступы буйства, бешенства) с яростными и агрессивными действиями. Больные могут ударить, укусить окружающих, плюются, рвут на себе одежду (прим. — очень напоминает Bell, Hyos – бес вселился, тоже боятся воды). Сознание помрачается, развиваются слуховые и зрительные галлюцинации устрашающего характера. Возможна остановка сердца и дыхания. В межприступный промежуток сознание обычно проясняется, больные могут правильно оценивать обстановку и разумно отвечать на вопросы. Через 2-3 дня возбуждение, если не наступила смерть на высоте одного из приступов, сменяется параличами мышц конечностей, языка, лица.

Период параличей связан с выпадением деятельности коры большого мозга и подкорковых образований, отличается выраженным снижением двигательной и чувствительной функций. Судороги и приступы гидрофибии прекращаются. Окружающие часто ошибочно принимают это состояние за улучшение состояния больного, но в действительности это признак близкой смерти. Температура тела повышается до 40-42°С, нарастает тахикардия, гипотония. Смерть наступает через 12-20 ч от паралича сердца или дыхательного центра. Общая продолжительность болезни 5-8 дней, редко несколько больше.

Иногда заболевание без предвестников сразу начинается со стадии возбуждения или появления параличей. У детей бешенство характеризуется более коротким инкубационным периодом. Приступы гидрофобии и резкого возбуждения могут отсутствовать. Заболевание проявляется депрессией, сонливостью, развитием параличей и коллапса. Смерть может наступить через сутки после начала болезни. В качестве вариантов течения выделяют бульбарные, паралитические (типа Ландри), менингоэнцефалитические и мозжечковые формы болезни.

Вирус бешенства и патогенез
Возбудитель (вирус бешенства Neuroryctes rabid) относится к группе миксовирусов рода Lyssavirus семейства Rhabdoviridae. Имеет форму винтовочной пули, размеры от 90-170 до 110-200 нм, содержит однонитевую РНК. Вирус устойчив к фенолу, замораживанию, антибиотикам. Разрушается кислотами, щелочами, нагреванием (при 56°С инактивируется в течение 15 мин, при кипячении — за 2 мин. Чувствителен к ультрафиолетовым и прямым солнечным лучам, к этанолу к высушиванию. Быстро инактивируется сулемой (1:1000), лизолом (1-2%), карболовой кислотой (3-5%), хлорамином (2-3%).

Патогенез. После внедрения через поврежденную кожу вирус бешенства распространяется по нервным стволам центростремительно, достигает центральной нервной системы, а затем опять-таки по ходу нервных стволов центробежно направляется на периферию, поражая практически всю нервную систему. Таким же периневральным путем вирус попадает в слюнные железы, выделяясь со слюной больного. Нейрогенное распространение вируса доказывается опытами с перевязкой нервных стволов, которая предупреждает развитие болезни. Тем же методом доказывается центробежное распространение вируса во второй фазе болезни. Скорость распространения вируса по нервным стволам составляет около 3 мм/ч.

Прим. — вирус бешенства распространяется в соответствии в электромагнитным полем человека – оно указывает ему где центр – головной мозг: «Одна из гипотез объясняет распространение вируса бешенства по аксоплазме периферических нервов к ЦНС влиянием электромагнитного поля организма на отрицательно заряженные вирионы [Аnnаl N., 1984]. В опытах на мышах удается достичь лечебного эффекта, подвергая животных воздействию электрического поля, создающегося путем фиксации отрицательного электрода на голове, а положительного — на лапке. При обратном расположении электродов наблюдается стимуляция инфекции».

Нельзя отрицать также роль гематогенного и лимфогенного пути распространения вируса в организме. Интересно, что последовательность аминокислот гликопротеида вируса бешенства аналогична с нейротоксином змеиного яда, избирательно связывающимся с ацетилхолиновыми рецепторами. Возможно, этим обусловливается нейтротропность вируса бешенства, а связыванием его со специфическими нейротрансмиттерными рецепторами или другими молекулами нейронов объясняется развитие аутоиммунных реакций и селективное поражение некоторых групп нейронов. (Прим. – из мифов о Эриниях: Эриний и фурий изображали с волосами из змей, чёрной собачей мордой вместо лица и крыльями летучей мыши. Эринии – богини мести, КАРАЮЩИЕ МУКАМИ НАРУШИВШЕГО ЗАКОН)

Размножаясь в нервной ткани (головной и спинной мозг, симпатические ганглии, нервные узлы надпочечников и слюнных желез), вирус вызывает в ней характерные изменения (отек, кровоизлияния, дегенеративные и некротические изменения нервных клеток). Разрушение нейронов наблюдается в коре большого мозга и мозжечка, в зрительном бугре, подбугорной области, в черном веществе, ядрах черепных нервов, в среднем мозге, базальных ганглиях и в мосту мозга. Однако максимальные изменения имеются в продолговатом мозге, особенно в области дна IV желудочка. Вокруг участков пораженных клеток появляются лимфоцитарные инфильтраты (рабические узелки). В цитоплазме клеток пораженного мозга (чаще в нейронах аммонова рога) образуются оксифильные включения (тельца Бабеша-Негри), представляющие собой места продукции и накопления вирионов бешенства.

МИФЫ

Многие фольклорные источники указывают на возможность излечения бешенства сильными психическими практиками. Фольклор Индии утверждает, что однажды некий йог был укушен бешеной собакой. Используя аутотренинг, он не дал болезни развиться и не заболел. Прошло несколько лет, и вот однажды на приеме у раджи йог был публично оскорблен и сильно уязвлен. Он так расстроился, что многолетнее стабильное состояние психики разрушилось. Тут же на приеме у йога проявились симптомы бешенства и через несколько дней он скончался от болезни.


Вампиры и бешенство

Вопрос: Но вампиры – сверхсильные, бессмертные существа? Это люди, которые перебороли бешенство?
Вопрос: Какое отношение у бешеных к крови, ее виду? Известно, что красный цвет может привести быка в бешенство.

«Наравне с чумой и проказой, бешенство в течение веков[когда?] вызывало панику и породило массовый фольклор, пожалуй во всех странах и на всех континентах, где встречалось. В христианской Европе фольклор создал мифических существ — вампиров, чье поведение совершенно подобно поведению человека, больного бешенством. Вампирами становятся через укус другого вампира, равно также передается бешенство. Вампиры могут превратиться в летучих мышей и кусать людей в этом облике, а именно летучие мыши являются источниками заражения бешенством людей во многих странах обеих Америк. Вампир боится дневного света (синдром светобоязни у больного бешенством), не отражается взеркалах (есть указания на то, что больные бешенством не могут видеть свое отражение в зеркале: это вызывает у них отторжение, как и вода), вампир боится запаха чеснока и блеска серебра (больной бешенством может впасть в припадок от резкого запаха или блеска металла).

Вампир крайне боится святой воды (больной бешенством боится любой воды, хотя некоторые источники указывают, что иногда больной может выпить подкрашенную жидкость, чай и т.д.). Процедура лечения водой применяется, кстати, для снятия припадка другого психического заболевания — лунатизма, когда на пути лунатика ставят тазик с водой, так, чтобы он в него наступил и немедленно проснулся.

Православные и католические источники[источник не указан 240 дней] указывают на возможность излечения бешенства экзорцизмом (отчиткой). Современная наука считает подобное не соответствующими действительности. Вместе с тем известно, что антирабическую вакцину с осторожностью вводят эпилептикам и людям с ослабленной нервной системой. После введения вакцины пациенту рекомендуется находиться в состоянии покоя, не перевозбуждаться. А именно религиозные практики могут способствовать успокоению нервной системы. Это может косвенно свидетельствовать в пользу частичной правдивости мифа.

Есть мнения, что известный фольклорный персонаж граф Дракула был болен возвратной формой бешенства. Вместе с тем возвратная форма этой болезни у людей современной медициной не описана.»

Integral W Hellsing пишет: http://www.vampirizm.ru/forum/viewtopic.php?id=565
Один из испанских неврологов, после изучения антропологических данных и старинных медицинских рукописей, пришел к выводу, что вампирами были люди, страдающие болезнью бешенства. Ранее мифы о вампирах объясняли шизофренией…

Описания вампиров и больных бешенством людей похожи.

1. Приблизительно 25 % страдающих бешенством кусают других людей, многие из них, как и вампиры, не выносят зеркал и сильно пахнущих веществ. Если больной почувствует запах чеснока, которым принято отпугивать вампиров, или увидит отражение в зеркале, то у него могут начаться спазмы горла и мышц лица, больной может начать издавать хриплые звуки, оскаливать зубы, а у рта появится кровавая пена.

2. Большинство вампиров — мужчины, а бешенство среди них встречается в 7 раз чаще, чем среди женщин. Вампиры не выносят дневного света, и страдающие бешенством также нередко бродят по ночам.

3. Вампиры имеют ненормальную тягу к представителям противоположного пола, а бешеные из-за поражения болезнью мозговых центров, контролирующих эмоции и поведение, имеют повышенную сексуальную активность.

4. Способность вампиров превращаться в животных, например, в летучих мышей, может объясняться тем, что люди и животные со схожим яростным и странным поведением могли восприниматься как одно и то же существо.

5. В начале 18 века, когда вурдалаки были основной темой обсуждения на вечеринках, люди часто откапывали умерших для того, чтобы определить, являлись ли они вампирами или нет. Таковым считался мертвец, у которого шла кровь изо рта или тот, кто выглядел живым.
Изо рта людей, умерших от бешенства, кровь может идти еще долго после смерти. Если же тело закопать в холодных и влажных районах, таких как Балканы, то оно может сохраниться в хорошем состоянии еще на протяжении многих месяцев или даже лет.

6. К тому же эпидемия, вызванная этим заболеванием, была в Венгрии приблизительно в 1721-1728 годах — именно там и именно в это время появились и легенды о вампирах.

Фурии/Эринии

Английск: 1 неистовство; бешенство, ярость    2 (Fury) _миф. фурия; _перен. тж. сварливая женщина — like fury

Орест, преследуемый Эриниями

Эринии, в классической античной мифологии богини мщения. Римские фурии были аналогичны греческим эринниям, которые на земле и в загробном мире мстили за преступления, совершенные по отношению к родственникам, особенно за убийство. Их считали дочерьми первых хтонических божеств — Земли или Ночи; число эриний (фурий) строго не определено, обычно упоминались три: Алекто (непрощающая), Тисифона (мстящая за убийство) и Мегера (завистница). Самыми знаменитыми их жертвами были Алкмеон и Орест. У этрусков, в отличие от римлян, существовали собственные божества аналогичного рода.

Эриний и фурий изображали с волосами из змей, чёрной собачей мордой вместо лица и крыльями летучей мыши. Но существовали и другие изображения, на которых богини представлялись охотницами, с факелами и кнутами.

Есть мнение, что эринии представляют собой персонификацию образа бранящей матери, возникшую из детского страха смерти и угрызений совести Их голоса напоминали и рев скота, и собачий лай. Обнаружив преступника, они преследуют его неотступно, как свора гончих псов и карают за неумеренность, заносчивость, гордыню.

Место обитания безумных демонов — подземное царство Аида и Персефоны, где они прислуживают богам подземного царства мертвых и откуда они появляются на земле среди людей, чтобы возбудить в них месть, безумие, злобу.

Переломный момент в понимании роли эриний наступает в мифе об Оресте, описанном Эсхилом в «Эвменидах». Являясь древнейшими хтоническими божествами и охранительницами материнского права, они преследуют Ореста за убийство матери. После суда в ареопаге, где эринии спорят с Афиной и Аполлоном, защищающими Ореста, они примиряются с новыми богами, после чего получают имя эвмениды, («благомыслящие»), тем самым меняя свою злобную сущность на функцию покровительниц законности. Отсюда представление в греческой натурфилософии, у Гераклита, об эриниях как «блюстительницах правды», ибо без их воли даже «солнце не преступит своей меры»; когда Солнце выходит за свою колею и грозит миру гибелью, именно они заставляют его вернуться на место. Образ эриний прошел путь от хтонических божеств, охраняющих права мертвых, до устроительниц космического порядка. Позднее их также называли семнами («досточтимыми») и понтиями («могущественными»).

Досточтимыми, благосклонными эринии выступают применительно к герою раннего поколения Эдипу, убившему, того не ведая, родного отца и женившемуся на своей матери. Они дают ему успокоение в своей священной роще. Тем самым богини осуществляют справедливость: чаша мучений Эдипа переполнилась через край. Он уже сам ослепил себя за невольное преступление, а, оказавшись в изгнании, страдал от эгоизма сыновей. Также как защитницы правопорядка эринии гневно прерывают пророчества коней Ахилла, вещающих о его скорой гибели, ибо не лошадиное это дело — заниматься вещанием.

О происхождении эриний существовали разные сказания. По Гесиоду, их вызвало к жизни первое от начала вещей достойное проклятия преступление: они были дочерьми земли и произошли из капель крови, упавших с тела Урана, бесчеловечно изувеченного собственным сыном. Здесь они являются как бы воплощением проклятий и зложеланий, которые разъяренный отец призывал на голову своего нечестивого сына. С другой стороны, Софокл считает их дочерьми Геи и Скотоса (ночной мрак). Эсхил же просто называет дочерьми ночи. Кроме святилища в Афинах, у них священная роща в Колоне, известная как последнее пристанище несчастного Эдипа. В Афинах в их честь ежегодно совершался праздник, на котором им делали возлияния из молока и меда.

Энгельс в своем труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» говорит, что Бахофен прав, когда он в своем труде «Материнское право», пользуясь мифом о мести Ореста матери за убийство его отца, доказывает, что в этом мифе изображена борьба между гибнущим материнским правом и побеждающим его отцовским правом. В этом мифе защитницами материнского права являются Эринии. Они преследуют Ореста за тягчайшее по материнскому праву преступление; ведь он убил мать, свою самую близкую кровную родственницу, убил за то, что мать убила мужа, с которым в кровном родстве она не состояла. Боги же Аполлон и Афина в мифе являются защитниками отцовского права. Они заступаются за Ореста, так как считают его правым, раз он мстил за отца, своего ближайшего кровного родственника по отцовскому праву. Афина на суде ареопага подает голос за оправдание Ореста. Орест оправдан. Отцовское право, таким образом, победило материнское право (Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства).

Материал из Википедии — свободной энциклопедии:

Согласно мифу, эринии преследовали Ореста, за убийство матери, которое тот совершил по велению Аполлона. Аполлон смог лишь на время усыпить богинь-мстительниц, защищая Ореста. Конец же преследованию положила Афина-Паллада, проведя первый в истории мифической Греции суд, суд над Орестом, в результате которого герой был оправдан. Эринии пришли в ярость, поскольку суд отнял их исконное право карать муками нарушившего закон (мифический переход от мести к правосудию).

Однако Афина усмирила гнев богинь, убедив эриний остаться в Аттике, пообещав, что все афиняне будут воздавать почести древним богиням. С тех пор как эринии сменили гнев на милость, их стали называть Евмени́дами (от др.-греч.Εὐμενίδες, то есть милостивые, благосклонные). Евмениды[14] у Эсхила отождествляются с Мойрами[15].

Эринии, Эриннии, эвмениды (Erinyes, Eymenides), в греческой мифологии богини мести, рождённые Геей, впитавшей кровь оскоплённого Урана (Hes. Theog. 184-186). На хтонизм Эриний указывает также другой миф о рождении их от Ночи и Эреба (Aeschyl. Eum. 69, 321 след.). Эриний три: Алекто, Тисифона, Мегера (Apollod. I 1, 4). Они обитают в царстве Аида и Персефоны (Verg. Aen. VI 280, VII 563-571), появляясь на земле, чтобы возбудить месть, безумие, злобу. Эриния Алекто, напоённая ядом горгоны, вливает злобу в сердце царицы латинов Аматы, проникает в её грудь в виде змеи и делает её безумной (VII 341-384). В образе страшной старухи Алекто возбуждает к бою Турна — вождя рутулов (VIII 415-474) и вызывает кровопролитие (VII 475-546).

Вид Эриний отвратителен: это старухи с развевающимися змеями вместо волос, с зажжёнными факелами в руках. Из их пасти каплет кровь.

 

Геракл и другие супергерои

«разъезжал по стране и вызывал на поединок всякого, кто ему не подчинялся» —НА СПОР

В.А. Косарев. Гнев Геракла. Классическая филология на современном этапе. Сб. научных. трудов. М., 1996, с. 92-100.

Аполлодор (II, 4, 2) пересказывает миф следующим образом: «После сражения с минийцами случилось так, что Геракл был ввергнут ревнивой Герой в безумие и кинул в огонь собственных детей, которых ему родила Мегара, вместе с двумя сыновьями Ификла. Осудив себя за это на изгнание, он был очищен от скверны Теспием. После этого он прибыл в Дельфы и стал спрашивать у бога, где ему поселиться. Пифия впервые назвала тогда Геракла его именем и повелела ему поселиться в Тиринфе, служить в течение двенадцати лет Эврисфею и совершить десять подвигов, которые ему будут предписаны. Таким образом, сказала она, совершив эти подвиги, он станет бессмертным»3.

Согласно мифу, в результате своего бешенства, Алкид (от αλκή) — доблесть) получает новое имя Геракл, что значит «прославленный Герой». Между Герой и Гераклом, таким образом, также существует связь, характер которой до сих пор не совсем понятен.

После своего безумия Геракл стал способен к подвигам, обещающим бессмертие. Именно неистовое безумие Геракла открывает ему возможность для совершения знаменитых подвигов. Источники высокого боевого духа Геракла связаны с мотивом оборотничества, важным для мифо-эпического сюжета борьбы с чудовищем, который присутствует в сказаниях о Геракле, Зигфриде, Беовульфе, Торе 6. Трактовка этих образов часто имеет сходные черты.

Безумие Геракла является превосходной степенью того гнева,которым одарила его Гера. Ведь гнев — основная черта характера богини,и сама Гера как бы воплощается в сверхчеловеческом гневе героя, Геракл становится ее ипостасью, а гнев оказывается даром.   Вполне вероятно, что сопутствующим свойством такого дара была и неуязвимость героя.

В чистом виде мотив неуязвимости Геракла не встречается, но, как кажется, некоторые следы его отражаются в эпосе опосредованно. Геракл убил двух львов, а шкура одного из них была неуязвимой (Ароllod., II, 5, 1). Львиная шкура — один из главных атрибутов Геракла. Когда Геракл держал Кербера, дракон на хвосте последнего не мог прокусить Геракла. Умирает Геракл не от оружия, и даже не от яда, хотя яд и доставляет ему ужасные мучения, но добровольно взойдя на костер. Связь огня и неуязвимости, видимо, не случайна — огонь выжигал все смертное (Ароllod., III, 13, 6). Фетида обжигала Ахилла, чтобы сделать его бессмертным. Деметра закаляла в огне Демофонта (Ноm. Нуmn., V). Видимо, здесь перед нами следы обряда инициации, связанного с нашим материалом.

Ахилл

Наиболее гневный герой Илиады — Ахилл — обладает неуязвимостью, полученной им от матери-богини еще в детстве. «У Ахилла, самого доблестного из ахейских героев,— ужасающая, страшная «склонность», «способность» к эпическому гневу. Эпический гнев героя сопутствует едва ли не любому его деянию, а потому «склонность», «способность» Ахилла по существу всеобъемлюща»9. «Гнев, ярость — свидетельство сил эпического героя.

Берсеркры

Что касается слова «берсеркр», то трактуют его как «медвежья шкура», «некто превратившийся в медведя»20. Близнец и соратник berserkr — ultheðinn — слово, точно соответствующее славянскому волколаку 21.

Манера воевать по-германски в более поздних средневековых источниках описывалась, например, следующим образом: «…его войны (Одина) бросались в бой без кольчуги, ярились, как бешеные собаки или волки, кусали свои щиты, и были сильными, как медведи или быки. Они убивали людей, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Такие войны назывались берсеркрами» («Сага об Инглингах», VI). Доблесть германского воина — свирепая отвага и безудержная воинская сила. Этот способ ведения боя противоположен римскому рационально-геометрическому строю и соответствует скорее описанному многократно Гомером ряду поединков сильнейших передовых бойцов. Римляне придерживались согласованности военного строя, дисциплины. В противоположность им «германцы развивали мистическое wut; odhr — священное, божественное неистовство. Кто пал его жертвой, тот одержим богом»11.

Германские корни wut; odhr обозначают как боевую ярость, так и одержимость, божественную энергию поэта. К этим корням восходит имя одного из главных богов воинственного германского пантеона: «Водан, что значит «ярость», правит войнами и вселяет в людей храбрость перед лицом врагов»12. Существует версия, что Водан является скрытым виновником смерти своего сына Бальдра 13. Свиту Одина составляют волки и вороны. Воины, наиболее выдающиеся своим wut: называются berserkr и ulfheðinn.

В «Саге о Гисли» главному герою видится сон, предупреждающий его о грозящей опасности. Вот один из эпизодов сна: «Вперед бросился один из них со страшным воем, и я будто разрубил его пополам. И почудилось мне, будто голова у него волчья»19. Этот эпизод подразумевает берсеркра, с его особой манерой воевать, манерой, основывающейся на иррациональной, всесокрушающей ярости. В этой ярости человек выходил из себя, утрачивал человеческий облик. В «божественном» неистовстве (wut) он становился лютым зверем, тем самым зверем, шкуру которого он носит, которого почитает как тотем. Воплощается зверь в человека после инициации. Схватка со зверем, в результате которой поверженный противник поедается и воплощается в победоносном герое,— один из видов инициации.

Оборотням приписывают жажду человеческой крови. Вероятно, этот след обычая поедания поверженного противника-первопредка (зверь-тотем), либо врага. Так, Тидей, по Стацию, съел мозг ранившего его воина (Stat. Theb., VIII, 760).

Воплощение в зверя-первопредка и убийство воспитателя — инициация

Геракл обладает главным атрибутом оборотня-берсеркра, а именно шкурой (чтобы перестать быть оборотнем, надо сжечь шкуру — Сага о Волсунгах, Сигмунд с сыном надевают волчью шкуру), а также звериным неистовством первопредка. Зверь-первопредок, убитый при инициации, имеет многочисленные функции помощника и воспитателя воинов. Одно из самых популярных животных, выступающих в роли воспитателя,— конь. Конь сопровождает воина и при жизни, и после смерти. Кости и изображения коней, предметы упряжи постоянно находят в погребениях Европы и Азии. Кони некоторых героев имеют божественное происхождение. Конь Геракла Арейон рожден Деметрой (Раus., VIII, 25, 4), кони сына Дардана Эрихфония родились от Борея (Ноm. Il., XX, 219—229). Гарпия Подарга родила бессмертных коней, подаренных Ахиллу (Il., XVI, 148-151). Скакун Одина Слейпнир рожден Локи (Мл. Эдда. Видение Гюльви)22. Кентавр Хирон воспитывает Ясона, Тесея, Диоскуров, Геракла, Ахилла. Когда же воспитанник подрастает, воспитатель нередко гибнет от его руки. Кентавры Хирон и Фол умирают, раненые стрелой Геракла (Ароllod., II, 5, 4). Их смерть напоминает ритуальное убийство тотема-первопредка.

В некоторых случаях воспитатель остается представителем иного мира, но черты зверя теряет. Волшебный кузнец Регин — карлик (от человека его отличают лишь размеры),— представитель иного мира, как и кентавр, имеющий божественное происхождение (Ст. Эдда. Речи Регина), гибнет от руки героя (Сигурда). Регин — кровный враг Одина, Один — виновник убийства брата Регина, а значит Один, покровительствуя Сигурду, выступает как инициатор смерти Регина.

Тор — главный защитник Митгарда, наиболее доблестный, согласно эпическому идеалу, то есть яростный воин, перед тем, как «много странствовал, объездил полсвета и один победил всех берсеркров, всех великанов, самого большого дракона и много диких зверей», двенадцати лет от роду убил Лорикуса, своего воспитателя, и жену его Лору» (Мл. Эдда. Пролог)28.

На воспитателя как представителя иного мира может указывать лишь его происхождение. Персонаж становится полностью антропоморфным. Лин (брат Орфея) обучал Геракла музыке, а Геракл его убил, как обычно, в ярости (Ароllod., II, 4, 9).

Во всех приведенных случаях отец героя отсутствует, а на его месте стоит воспитатель. Отец может вообще не существовать — что утверждает о себе Сигурд (Сага о Волсунгах. Вот едут Регин и Сигурд; Ст. Эдда. Речи Фафнира),. либо не упоминаться в ходе данного сюжета саги, либо уже умереть ко времени, в котором разворачивается действие. У Геракла положение двойственное. Он имеет отчима Амфитриона, а настоящего отца, Зевса, непосредственно рядом с ним нет.’Поэтому Хирон воспитывает именно Геракла, а не Ификла. По сути дела, воспитатель выполняет все функции предка (или первопредка). Черты зверя и происхождение такого первопредка из иного мира уже не упоминаются, но реальный антропоморфный предок (вместо первопредка) заменяет отца героя. Поэтому вместо связи «человек-зверь (первопредок)» возникает сюжетное отношение «отец-сын».

В результате сюжет убийства одного другим получает разнообразные виды мотивировок: убийство зачастую становится случайным или совершенным по незнанию родства с сыном. К примеру, эпизод «Саги о Волсунгах» «Сигмунд с сыном надевают волчью шкуру», в котором Сигмунд, отец, убивает своего сына Синфьотли. В тексте саги лакуна, но контекст такой: они оба были тогда волками-оборотнями и Синфьотли провоцировал Сигмунда на поединок. В порыве волчьей ярости Сигмунд впивается ему в горло. Сигмунд оправдан здесь тем, что он не знал, что Синфьотли его сын, а лишь считал себя его воспитателем. А в «Песне о Хельги сыне Льерварда, о смерти Синфьотли» Старшей Эдды Сигмунд только говорит Синфьотли, чтобы он выпил отравленное пиво, и при этом пробует это пиво сам, хотя заведомо оно не может ему повредить, так как он неуязвим и снаружи и внутри.

Косвенным виновником гибели своего отца является Тесей, а костер, на котором погибает Геракл, поджигает его сын Гилл. В роде Инглигов убийство родича должно было совершаться постоянно из-за Гисли и Эндура, сжегших своего отца в его собственном доме (Сага об Инглингах, XIV).

Геракл убивает детей в безумии, по сути, это то же бешенство, что и у Сигмунда. Геракл тоже оборотень, детей он бросает в огонь, что может быть следом инициативного обряда, пути, ведущего к неуязвимости. Неуязвимость — характерная черта героев-оборотней.

Звериная атрибутика, сверхчеловеческая ярость героев говорит о постоянной связи с неким божественным первопредком, который в них воплощается. Сигурд сам себя называет «статным зверем» (Сага о Волсунгах)24, а Регин называет его волком (Ст. Эдда. Речи Регина, 13).

Для стяжания нужных качеств — ярости первопредка — надо этого первопредка убить, но первопредка-зверя заменяет герой-оборотень, поэтому он должен погибнуть. Сюжет требует поединка, исход которого неясен. Иначе говоря, ярость сама по себе требует человеческой жертвы. Жертва эта инициирована богами. Один — скрытый виновник гибели собственного сына, покровитель героев-оборотней. Сигмунд был волком, когда убил Синфьотли. Волк — животное Одина, поэтому Один — виновник гибели Синфьотли, так же, как и Гера, наславшая на Геракла безумие, виновата в смерти сыновей Геракла.

Мы начали с гнева, как важного качества эпического героя. У выдающихся героев это качество становится сверхчеловеческим, это сущность бога, воплощающегося в герое. Герой принадлежит богу, а результатом этой привязанности становится смерть тех, кто был близок герою. Жертвой Геракла становятся его дети. Убийство Геракла для них было бы равнозначно приобретению силы своего отца (Виламовитц-Меллендорфф считает, что дети Геракла погибли «одетыми медью» и с оружием в руках)25. Для Геракла убийство детей — повышение своей ярости, нечеловеческой мощи. Итак, Геракл убивает детей ради своей ярости. Этот качественно новый уровень ярости позволяет ему, с точки зрения героического идеала, совершить сверхчеловеческие подвиги и стать бессмертным.

Миф о минотавре

Самым известным мифом считается миф о Минотавре. Когда-то на острове жил царь Минос, который водил дружбу с некоторыми богами, а они делали ему разные подарки. Так, однажды Посейдон преподнес ему в подарок белого быка, только с условием, что тот принесет его в жертву и заколет на алтаре. Однако Минос не сделал этого. Тогда Посейдон наслал на быка бешенство, а на благоверную царя — Пасифию – сильную страсть к быку.

По ее просьбе мастер Дедал сделал чучело коровы, чтобы царица могла общаться с быком. Вскоре Пасифия родила Минотавра, который был получеловеком-полубыком. Тогда Минос приказал построить лабиринт, выбраться из которого не сможет никто, и направил туда Минотавра. Тот, в свою очередь, потребовал, чтобы каждые 7 лет ему давали на съедение 7 лучших юношей и 7 лучших девушек. Афинянам ничего не оставалось, как отдавать своих лучших детей Минотавру.

Горгона

Мифический образ Горгоны, с оскаленными зубами и дико выпученными глазами, – это воплощение самого ужаса и дикой, ослепительно-жестокой, холодно-мрачной одержимости.

Миф о созвездии Тельца

Другой вариант мифа о созвездии Тельца звучит так… Бог Посейдон послал царю Миносу — сыну Европы, владетелю острова Крит, молодого белого, как снег, жертвенного быка. Жалко стало Миносу губить такое прекрасное животное, и он отпустил его на свободу, а в жертву принес одного из своих быков. Этот поступок Миноса так разгневал Посейдона, что он вселил бешенство в посланного им быка. Взбешенный бык уничтожал на своем пути все, что попадалось. Бедствия, которые он причинял, становилсиь все более угрожающими, и над Критом нависла опасность полного опустошения.
Геркулес, прибывший на остров Крит по поручению царя Еврис-фея. схватил бешеного быка и укротил его (см. о созвездии Геркулеса). После этого он сел на него верхом, переплыл море и добрался до Пелопоннеса. Как ягненка, повел за собой Геркулес укрощенного быка и привел его в Микены. Увидел его Еврисфей, восхитился величественным животным, но не осмелился оставить его в своем стаде, а выпустил на свободу.

Почувствовав себя свободным, бык Посейдона снова разбушевался. Вихрем пронесся он по всему Пелопоннесу и помчался далеко на север. Он достиг Аттики, появился на Марафонском поле и начал бесноваться по всей округе. Бык опустошал посевы и уничтожал на своем пути все, что только попадалось на его кривые и острые рога. Невиданное бедствие постигло Аттику, от которого ее избавил герой Тесей. Он прибыл туда и сразу отправился на Марафонское поле. Увидел его бык и с яростью набросился па Тесея. Но Тесей схватил быка за рога мощными руками и так завернул ему голову, что чудовище беспомощно грохнулось на землю у его ног. Тесей опутал быка тяжелыми цепями и повел в Афины. Когда они пришли туда, он принес быка Посейдона в жертву богу Аполлону. А Посейдон превратил своего снежно-белого быка в созвездие Тельца и оставил его на небе.

В Мексике размножились вампиры. Настоящие

Вампиры – не сказка, а реальность, по крайней мере в обличии летучих мышей. А мексиканцы даже вынуждены сосуществовать с ними. Мексика – одно из первых мест, где европейцы увидели кровососущих летучих мышей – стала родиной современного мифа о вампирах, в котором смешались представления о летающих млекопитающих и старинная легенда о живом мертвеце. В южном мексиканском штате Чиапас переносимая летучими мышами эпидемия бешенства недавно унесла множество голов скота. Местные крестьяне мышей этого вида ненавидят – за тот вред, который они причиняют. А в отдаленных деревнях уже были случаи, когда пьющие кровь грызуны нападали на спящих людей.

Отделить миф от реальности очень сложно. Миф о вампирах зародился много веков назад в Восточной Европе, в нем говорилось о мертвецах, каким-то образом вернувшихся к жизни. И ничего о летучих мышах – поскольку летучие мыши-кровопийцы в Европе не водятся. Но в Мексике, куда испанцы прибыли в 1519 году, старый миф встретился с новым. До тех пор, пока испанцы попали туда, вампиры были просто живыми мертвецами, но когда Кортес высадился в Веракруз и увидел, как мыши пьют кровь у его лошадей, этот миф стал явью.

Еще один миф состоит в том, что мыши сосут кровь через дырочки в зубах. Но это не так – они просто кусают жертву, затем пьют ее кровь. При этом они достаточно благовоспитанны – они впрыскивают в укус природное обезболивающее и антикоагулянт, которые уже нашли применение в медицине. Сам по себе укус безвреден, и бешенство среди летучих мышей обычно распространено не более, чем у других животных. Однако поскольку мыши-вампиры кусают часто, то передача таким способом бешенства – обычное дело. Тем не менее, по данным мексиканских ученых, 95% заболевания бешенством людей вызывается другим, с виду гораздо более мирным млекопитающим – собаками.

Вампиров сложно найти – они живут маленькими группами на деревьях или в пещерах – другие виды гораздо более заметны. Некогда мексиканские вампиры вообще встречались очень редко и обитали исключительно в джунглях, но с сокращением лесов и распространением скотоводческих ферм источник их питания значительно расширился. К счастью, у вампиров есть привычка лизать друг друга, поэтому одна особь этого вида, пойманная сетью и обмазанная ядом, способна привести к гибели целой колонии. Это излюбленный способ борьбы с ними.

Самый большой ущерб мыши-вампиры, пожалуй, причиняют другим видам летучих мышей, которых уничтожают доведенные до отчаяния падежом скота фермеры. Сами мыши-вампиры в защите не нуждаются – они достаточно многочисленны – но именно реакция на них может таить угрозу для других видов.

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz