Ганемановское учение о псоре в лечении детских болезней

Антипсорное лечение является особой областью применения гомеопатии. Оно воздействует на причину до того, как начнется формирование следствия.

Не кто иной, как Константин Геринг сказал, что какое бы предположение Ганеман не выдвинул в качестве факта, для того, чтобы БЫТЬ фактом, оно еще нуждается в подтверждении; и какую бы теорию он ни выдвинул, она является только теорией и, как приговор в шотландском правосудии, не несет в себе доказательства. [«Шотландский приговор» — приговор, выносимый при некоторых уголовных делах, означающий только то, что вина не доказана; а также неубедительный приговор или заявление. — Прим. пер.]

Ганемановское учение о псоре включает в себя факты и теоретические предположения, и история развития гомеопатической школы показывает, что если первые принимаются, то последние полностью отвергаются большой частью его последователей, а остальные принимают их только в модифицированном виде более или менее индивидуальной интерпретации. Но невозможно отрицать, что ганемановское Учение о хронических болезнях оказывает самое серьезное практическое влияние на наши подходы к лечению и привело к внедрению в медицину совершенно нового класса лекарственных препаратов и расширению их концепции, а также к более широкому изучению нашей Материа Медика.

Приношу свои извинения за представление перед собранием практических врачей вопроса, имеющего так много теоретических предпосылок к его практической части, но лишь такой подход послужит пропуском тому врачу общей практики, чьей целью будет радикальное излечение, а не простой паллиатив. Факты, содержащиеся в концепции псоры бесценны, их распознавание — признак гениальности; теория же о точной природе псоры относительно менее важна, и может и не быть истинной.

Только немногие сегодня согласны с тем, что псора является всего лишь результатом подавления чесотки; но это подавление надо воспринимать в более широком плане, поскольку представление о том, что чесотка является несомненным фактором продуцирования многих трудноизлечимых форм патологии и скрытых хронических заболеваний, не связанных напрямую с местным кожным проявлением, — это, безусловно, часто наблюдаемый факт, если не полностью установленная истина.

Еще одним фактом является то, что большинство хронических болезней на определенной стадии своего развития имеют кожные проявления или выделения со слизистых оболочек. Наличие патологических проявлений на коже или слизистых оболочках показывает, что болезнь смещается на периферию организма, удаляясь насколько возможно от более жизненно важных и более значимых зон человеческого организма.

Витальная сила при осуществлении своей защитной функции перемещает миазм в те ткани и области, где он может нанести наименьший вред существованию организма. Следовательно, принуждение его к обратному перемещению снаружи внутрь путем проведения интенсивного местного лечения неминуемо должно помешать радикальному излечению.

Готовность, с которой кожные заболевания лечатся исключительно местными воздействиями, и с которой мы подсушиваем выделения из слизистых, бесконечное совершенствование местных, механических и хирургических способов лечения, — при пренебрежении к исключительно конституциональному и внутреннему лечению, количественный рост всякого рода специалистов, общей тенденцией которых является подавление местных проявлений заболевания, — все это перемещает псору в более жизненно важные органы и области организма и ведет к увеличению количества неизлечимых хронических болезней, лежащих на человечестве тяжким бременем.

Большинство из этих так называемых индивидуализированных заболеваний являются только проявлением действия этого внутреннего дезорганизующего фактора, который является истинной первопричиной большинства хронических заболеваний. Как представляется, факторы, лежащие в основе теории псоры, неоспоримы. Каковы же они?

  1. У многих пациентов постоянное и размеренное течение заболеваний происходит от смешанного воздействия тех или иных внутренних причин.
  2. Определенно показанные данному пациенту лекарства не проявляют того действия, которое, согласно закону подобия, они должны осуществлять.
  3. Часто подавление или исчезновение кожных заболеваний сопровождается серьезным вредом, причиняемым более жизненно важным органам, так, например, астма или другие дыхательные дисфункции возникают после исчезновении экземы. По моему представлению, это отражает проявление взаимоотношений, существующих между кожей и внутренними органами.

Основными формами проявления псоры являются туберкулезный, золотушный и рахитический диатезы. Мы все знакомы с ними, поскольку они встречаются у детей.

Часто болезнетворная тенденция является следствием коклюша, кори, гриппа и т.д., поэтому во время лечения этих острых заболеваний, и особенно в период выздоровления от них, необходим постоянный прием антипсорических препаратов. Золотушный диатез по своей патофизиологии близок к туберкулезному, и известны случаи, когда туберкулез излечивался спонтанно. В чем причина этого?

Неоспоримым фактом является то, что ввиду особых способствующих обстоятельств бациллы могут найти пристанище у любого, кто подвержен туберкулезу, но когда благоприятные условия для их роста и развития не создаются присутствием псоры, готовящей подходящую почву для развития
бактерий, их рост остается лишь местным, и болезнь будет иметь тенденцию к спонтанному исцелению. Антипсорическое лечение изменяет условия развития бактерий и укрепляет иммунитет.

Псора является причиной ранимости тканей, подрывает их сопротивляемость к чужеродному вторжению, снижает способность белых кровяных телец, плазмы крови и т.д. к разрушению бактерий. Антипсорические средства восстанавливают эту способность и таким образом защищают организм от атак извне.

Одним из наиболее распространенных проявлений псоры, особенно у детей, является ненормальное протекание острых болезней; их течение маскируется, и очевидно показанные и тщательно подобранные препараты не проявляют своего действия. Динамика заболеваний становится непредсказуемой, быстрой и опасной.

Правильным подходом к их лечению, в свете гомеопатии, является выбор наших препаратов из антипсорического раздела Материа Медика, и именно в нем необходимо искать подобные средства. Часто вместо Acon., Вгуоп. или других так часто применяемых полихрестов это может быть Sulphur, Calcarea или Lycopodium, которые будут корреспондироваться не только с острыми формами заболеваний, но и с глубинным дискрастическим фактором.

Маленький пациент при этом не только быстрее поправится, но и будет избавлен от тягот медленного восстановления, и при этом определенно будет меньше детского крика, так часто слышного при использовании других методов лечения. Медленное выздоровление после отдельных заболеваний всегда является признаком влияния псоры и указывает на необходимость применения антипсорических препаратов.

Ребенок бывает ослаблен борьбой с заболеванием, латентно протекающие процессы активизируются, и сил для восстановления у него остается немного. Кратко говоря, анемия, слабость, атрофия, нарушение питания являются лишь некоторыми из наиболее заметных проявлений всего многообразия этих псорических диатезов, можно сказать, состоящих из «суммы всех биологических препятствий, которые тормозят, ухудшают, отягчают и видоизменяют естественное течение заболеваний». В таком широком понимании, в качестве показателя дискразии теория псоры является истинной.

В настоящий момент, вне зависимости от породившей её причины, величайшее зло псоры в том, что она является органическим и перманентно существующим фактором, передаваемым в человеческой семье по наследству. Этот фактор передачи по наследству и загрязнение жизненной силы создают постоянную почву для развития хронических заболеваний. Наследственность воздействует на почву и
способствует развитию определённых конституций. Грауфогль показал, что развитие острых заболеваний идет по пути, определенном этими типами конституций, и, вероятно, наши препараты работают аналогичным же образом.

Псора может изначально обуславливаться подавлением кожных заболеваний и при передаче по наследству являться полиморфным патологическим фактором, являющимся аналогом подагры, которая считается пищевым диатезом, но способна передаваться от родителей к ребенку, претерпевать серьезные модификации при таком наследовании.

Каждый опытный практический врач рано или поздно приходит к тому, что для того, чтобы достичь истинного постижения динамики заболеваний у детей, особым объектом наших терапевтических воздействий должна стать почва, на которой они развиваются, то есть физическая организация наших маленьких пациентов, измененная в большей или меньшей степени в результате наследственной передачи.

Именно здесь располагается поле битвы с проникающими извне болезнетворными бактериями, комбинирующимися с внутренним загрязнением жизненной силы, и состояние этой почвы определяет течение и исход борьбы. Если же говорить о практической части нашего учения, то оно таково: без применения антипсорических препаратов мы никогда не достигнем успеха в изменении характера этой почвы, и тогда, очевидно, нам придется довлетвориться простым паллиативом.

Это и является недостатком метода лечения, используемого старой врачебной школой, оно является лишь антибактериальным, антисептическим. При его применении в форме ингаляций или подкожно, или прямо в область местного поражения, лекарственное воздействие направлено на разрушение болезнетворных бактерий, но его исходом может оказаться только вторичное инфицирование.

Гомеопатическое лечение определенно более рационально. Его антипсорическое действие направлено на исправление основы развития заболевания, освобождение организма от миазма, что оставляет болезнетворным бактериям весьма мало шансов для развития. Гомеопатия действует воедино со всеми санитарными, климатическими, гигиеническими и диетическими мерами, каждая из которых действует в том же направлении, что обещает наиболее удовлетворительные результаты.

И клинический опыт гомеопатической медицинской школы подтверждает правильность нашей позиции. Мой доклад является призывом к более частому применению антипсориков в лечении всех заболеваний, особенно у детей, которым так часто предоставляется возможность изменения унаследованных
тенденций.

С учетом псорических отягощений, только назначение антипсорических препаратов, в том числе при острых заболеваниях, может обещать лучшие результаты. Поверхностное сглаживание симптомов ненамного отличается по своим результатам от паллиативных мер, популярных у старой врачебной школы, хотя при этом и не формируются характерные для последних болезнетворные последствия.

Антипсорическое лечение, начатое, по возможности, в антенатальном периоде, является особой областью применения гомеопатии. Оно воздействует на причину до того, как начнется формирование следствия. Здесь, в сфере искоренения хронических заболеваний и наследственных отягощений, гомеопатия обещает пациенту самые блестящие результаты. Руководствуясь законом подобия и особенной ганемановской патофизиологией, мы можем подобрать пациенту соответствующие гомеопатические препараты.

Нет сомнений в том, что такое превентивное, истинно гомеопатическое лечение навсегда уменьшит совокупность заболеваний в нашем мире; именно из этого источника должно придти облегчение лежащего на человечестве бремени, и это сделает новое поколение физически более крепким, нежели предыдущие.

В. Берике «Hahnemannian Monthly», август 1894 г.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz