Фармацевтический обман

Если у Вас длительное хроническое, не излечимое полностью, но  поддающееся воздействию, заболевание-это огромное несчастье для вас, но зато большая удача для фармацевтических компаний. Пока Вы страдаете, а исход неясен, Вы все равно покупаете дорогие фармацевтические препараты, помогающие сохранить «контроль» над течением болезни. 
«Контроль»  течения болезни является трендом в традиционной медицине, и он сделался смыслом существования фармацевтических компаний . «У вас расстройство умственной деятельности?», ничего страшного, «Вы сможете жить нормальной жизнью, если каждый день будете принимать эти пилюли». 

Как Фармацевтическая промышленность ставит собственные прибыли выше здоровья и безопасности потребителей.

 
Если у Вас длительное хроническое, не излечимое полностью, но  поддающееся воздействию, заболевание-это огромное несчастье для вас, но зато большая удача для фармацевтических компаний. Пока Вы страдаете, а исход неясен, Вы все равно покупаете дорогие фармацевтические препараты, помогающие сохранить «контроль» над течением болезни. 

«Контроль»  течения болезни является трендом в традиционной медицине, и он сделался смыслом существования фармацевтических компаний . «У вас расстройство умственной деятельности?», ничего страшного, «Вы сможете жить нормальной жизнью, если каждый день будете принимать эти пилюли». 

По мнению авторов статьи «СПИД: мнение со стороны» (AIDS: A Second Opinion) Гэри Нулла (Gary Null) и Джеймса Фиста (James Feast), прибыли фармацевтических компаний растут быстрее, если людям приходится непрерывно принимать лекарства от неизлечимых болезней. В этом смысле ВИЧ является просто золотоносной жилой, поскольку люди с позитивной реакцией вынуждены ежедневно принимать коктейль таблеток даже до того, как их заболевание проявится на симптоматическом уровне. В этот момент прибыли производителей удваиваются, поскольку кроме основного заболевания, человеку приходится лечить и сопутствующие болезни. 

Многие люди уверены в том, что жажда прибылей у фармацевтических компаний берет верх над желанием честно помогать людям, и что слепая погоня за прибылью начала приобретать – и продолжает приобретать – форму традиционной медицины, в том виде какой мы ее знаем. Вывод прост, его сформулировал журнал «Продление Жизни» (Life Extension Magazine): «Маркетинговые доводы часто перевешивают научные при принятии решений фармацевтическими компаниями». 

Современная медицина является платформой для прибылей, а не здоровья. 
Это подразумевает более глубокие подводные течения, чем может показаться на первый взгляд, особенно в свете той роли, которую фармацевтические компании смогли занять в традиционной медицине. Автор книги «Глубокое Лечение» (Deep Healing), доктор Эмметт Миллер (Emmett Miller) пишет: «Следует помнить о том, что большинство медицинских исследований в этой стране финансируется фармацевтическими компаниями, ищущими новые лекарства, которые они смогут производить и продавать. 

Так дело обстояло не всегда. В своей книге «Передозированная Америка» (Overdosed America) доктор Джон Абрамсон (John Abramson) описывает смещение в медицинских исследованиях из академической в коммерческую сферу: «Функция медицинских исследований в нашем обществе изменилась с фундаментально — академической и научной  к фундаментально коммерческой. Вместе с этим изменился и контекст университетских исследований. Из исследований, финансируемых преимущественно из общественных источников, они превратились в исследования, финансируемые из коммерческих источников. Далее финансирование перешло к коммерческим исследовательским организациям, заключающим контракты непосредственно с фармацевтическими компаниями. И совсем недавно три крупнейших рекламных агентства Omnicom, Interpublic и WPP, купили или начали инвестировать в коммерческие компании, занимающиеся клиническими исследованиями». На мой взгляд, покупка рекламными агентствами компаний, занимающихся клиническими испытаниями, является вопиющим конфликтом интересов, но в реальности – это база большинства клинических исследований, проводящихся в США. Фактически, согласно статье доктора Абрамсона, в 2000 году, только одна треть всех медицинских исследований проводилась в университетах и академических медицинских центрах. 

Поскольку, согласно данным этого и других источников, производители лекарств доминируют в спонсировании медицинских исследований, у исследователей не остается другого выбора, кроме как концентрировать свое время и силы на наиболее выгодных, но не обязательно самых эффективных лекарственных средствах. И хотя растение по своей природе не может быть запатентовано, но может лечить и, возможно, даже вылечивать некое заболевание, фармацевтические компании могут при этом не финансировать исследования по этому растению и не способствовать продвижению его на рынке, тем самым оставляя публику в неведении относительно полезности растения. По большей части официальная медицина отметает природные витамины и минералы, точно также как и травы. 

Более того, предвзятое отношение проникает и в кабинет врача. Как пишет Гэри Нулл в своем Полном Руководстве по Здоровью и Питанию «В одном отчете, опубликованном в журнале Факт (Fact) говорится о том, что одной из причин того, почему витамин С не назначается повсеместно, является то, что он не настолько прибыльный как множество сиропов и таблеток, которые распространяет Ваш врач». 

Отдаление медицины от природы 
Однако это не означает того, что фармацевтические компании игнорируют растения и натуральные лекарственные средства. Как раз наоборот. Леса Хадади (Letha Hadady) в своей книге «Секреты Здоровья из Азии» (Asian Health Secrets) утверждает, что треть фармацевтических препаратов производится из активных ингредиентов, содержащихся в растениях. И хотя компании не могут запатентовать растения в их цельной форме, но после длительного и сложного процесса разделения растения на компоненты,  выделения активных ингредиентов и объявления об «открытии» целебных ингредиентов, все-таки возможно получить патент на использование отдельных растительных составляющих. Эта система, будучи прибыльной для производителей лекарств, имеет оборотную сторону, которую приоткрывает Хадади: «В большинстве случаев эти активные компоненты не работают так же хорошо, как цельное растение. Согласно исследованиям, проведенным в Германии, зверобой в виде цельной травы убивает вирус СПИДа в тестовой пробирке, в то время как гиперикум – изолированный активный ингредиент — нет». Подоплека достаточно ясна, и следует констатировать, что наше общество находится в весьма затруднительном состоянии. 

Это ужасающее состояние современной медицины является уникальным Американским феноменом, по мнению Элайн Феуер (Elaine Feuer) автора книги «Невинные Жертвы» (Innocent Casualties). Она пишет: «Поскольку США является единственной индустриальной страной, которая не регулирует цены  и прибыли производителей лекарственных препаратов, то лекарства по рецептам стоят на 25 – 40 % дороже, чем в других странах». Фактически, фармацевтические компании полагаются на Американский рынок как на основной источник своей прибыли. Несмотря на то, что большинство их продуктов продается по всему миру, говорит автор «натуральных альтернатив лекарствам» (Natural Alternatives to Drugs), доктор Михаэль Т. Мюррей (Michael T. Murray). 

Хотя это плохо для среднего Американского потребителя, но зато хорошо для фармацевтических компаний. Согласно книге Майка Филлона (Mike Fillon) «Хвоя Факты и Вымысел (Ephedra Fact and Fiction), мировой фармацевтический рынок составил 364 биллиона долларов в 2001 году, образовав самый прибыльный сектор фондового рынка. Филлон пишет, что более половины этой суммы приходится на сами Соединенные Штаты, поскольку, несмотря на то, что лекарства в Америке дороги, американцы покупают лекарств по рецепту больше, чем любая другая нация. 

Соколиная охота для фармацевтической промышленности 
В этом месте Вы, вероятно, недоумеваете по поводу того, какую роль может играть во всем этом Американское правительство. В своей книге «Смерть по рецепту» (Death by Prescription) Рей Д. Стрэнд (Ray D. Strand) пишет: «Управление по контролю качества продуктов и лекарств (FDA) прислушивается и обслуживает нужды фармацевтической индустрии». Согласно Стрэнду, FDA содействует процессу одобрения лекарств. Многие люди отмечают предвзятое отношение FDA к травам и прочим природным средствам и близкую дружбу этого органа с фармацевтической индустрией, но создается впечатление, что они не могут прийти к согласию об уровне коррупции. Согласно книге «Лекарства по рецепту, Побочные эффекты и натуральные альтернативы» (Prescription Medicines, Side Effects and Natural Alternatives), изданной Американским Медицинским Издательством (American Medical Publishing), «Правительство также является частью проблемы, поскольку оно не имеет ресурсов или политической воли для обеспечения безопасности лекарств, назначаемых по рецептам. Кроме того, влиятельные члены Американского правительства, начиная с Президента, подвергаются мощному лоббированию со стороны богатых производителей лекарств». 

Для того чтобы традиционная медицина достигла должного уровня эффективности, которого мы от нее ожидаем, должны измениться внутренние процедуры медицинского сообщества, начиная с руки фармацевтических компаний, запущенной в правительственные органы, которые, как предполагается,  должны защищать интересы Американских граждан. Как пишет Бартон Гольдберг (Burton Goldberg) в книге «Альтернативная Медицина» (Alternative Medicine): «Для реализации эффективного здравоохранения и снижения цен, требуется разомкнуть удушающий захват фармацевтическими компаниями, Американской Медицинской Ассоциацией (American Medical Association) и FDA всех форм недорогих эффективных альтернативных, комплиментарных, интегральных, холистических методов лечения».  Без этого традиционная медицина останется на своем прежнем месте, а это последнее, что нужно Американским потребителям. Настало время поставить заботу об общественном здоровье, лечении и чистой науке выше прибыли крупных корпораций.   

Мнения экспертов о фармацевтических компаниях и их прибылях 
Вероятно, нет ничего более прибыльного для фармацевтических компаний, чем бесконечное лечение пациентов препаратами, которые не работают. Тем не менее, бесчисленное количество пациентов, что, кстати, немало стоит для нашей страны, держатся на этих препаратах, поскольку было доказано, что эти препараты помогают двум третям людей, и у тех кто оказывает медицинскую помощь, отсутствуют легальные возможности поступить иначе. Когда те, кто платит по счетам, поймут, сколько денег было истрачено понапрасну, и сколько можно сэкономить, установив процедуры отбора тех пациентов, которым стандартное лечение не помогает, и назначения для них альтернативных методов лечения, это может случиться. – Альтернативная Медицина, Бартон Гольдберг, стр. 458. 

Диабет является таким прибыльным бизнесом, что врачи переводят пациентов в пред-диабетическом состоянии, имеющих относительно невысокий уровень сахара, на препараты для диабетиков, даже не пытаясь поработать над снижением веса и добавлением физических нагрузок. —  «Альтернатива Рецептам» (Prescription Alternatives), Эрл Миндэлл (Earl Mindell) и Виржиния Хопкинс (Virginia Hopkins), стр. 403. 

Благодаря растущей эпидемии тучности, производители лекарств предвкушают водопад прибылей. Многие миллионы Американцев будут принимать препараты, снижающие уровень холестерина. И каждый из них будет тратить 3 доллара в день или 1100 в год до конца своих дней. – «Катастрофа системы медицинской помощи» (Health Care Meltdown), Роберт Лебоу, доктор медицинских наук, стр. 229 

Производители лекарств – это сущности движимые прибылями, поэтому требования рынка имеют для них первостепенный вес. Производители испытывают огромное ценовое давление при выпуске новых лекарств на рынок. А фармацевтические компании не несут ответственности перед системой здравоохранения за побочные эффекты, возникающие при повышенных дозировках. В результате при принятии решений требования рынка зачастую перевешивают соображения медицинской науки. – «Предотвращение Заболеваний и Лечение с Фондом Продления Жизни» (Disease Prevention And Treatment by Life Extension Foundation), стр. 723. 

Нам следует помнить о том, что большинство медицинских исследований в этой стране финансируется фармацевтическими компаниями, ищущими новые препараты, которые они могли бы производить и продавать. Исследования в области психонейроиммунологии направлены на то, чтобы показать способность организма самостоятельно вырабатывать лечащие его вещества. Подноготная заключается в том, что владельцы компании, инвестировавшие средства в медицинские исследования, не видят, каким образом они могут получить прибыль от этого проекта, и, естественно, они пустят свои деньги на более прибыльные проекты. – «Глубокое лечение», Эмметт Миллер (Emmett Miller), доктор медицинских наук, стр. 138 

Вместе с трансформацией функции медицинских исследований  с фундаментальной академической и научной активности, к фундаментальной коммерческой активности, сменился и контекст, в котором выполняются исследования: С университетов, финансируемых главным образом из публичных источников, к университетам, финансируемым главным образом из коммерческих источников, и далее к независимым коммерческим исследовательским организациям, работающим по контрактам с производителями лекарств. И совсем недавно, три крупнейших рекламных агентства Omnicom, Interpublic, и WPP инвестировали средства в такие коммерческие исследовательские организации, занимающиеся проведением клинических тестов. – «Передозированная Америка», Джон Абрамсон (John Abramson), доктор медицинских наук. Стр. 110. 

Более того, если одна из фармацевтических компаний получает дополнительные прибыли путем проведения необъективных исследований,  скороспелого маркетинга, недобросовестной рекламы, то и другие компании вынуждены использовать аналогичные методы для того чтобы оставаться конкурентоспособными, таким образом, гонка вниз набирает скорость. По этой причине, в любой области человеческих устремлений, разумно время от времени пересматривать коды повеления. Это стало нормальной практикой в политике и в спорте, и теперь этот факт придется принять производителям лекарств. – «Передозировка», Джей С. Коэн (Jay S Cohen), стр. 168. 

Независимый исследовательский центр может исследовать новые формы использования фармацевтических препаратов, которые не были изучены производителями. Он может изучать проблемы, связанные с генетическими лекарствами, которые не изучаются фармацевтическими компаниями, поскольку в патентах по генетическим препаратам кроются неточности и в этой области низка вероятность получения прибыли. – «Передозировка», Джей С. Коэн (Jay S Cohen), стр. 175. 

В Соединенных Штатах фармацевтические компании поддерживают большую часть медицинских исследований.  Поскольку они не могут получать прибыль от натуральных веществ, которые они не имеют возможности запатентовать, они не заинтересованы во вложении денег в исследования растительных эстрогенов.  К счастью, многие медицинские центры помогают заполнить этот разрыв в исследованиях, учреждая отделения комплиментарной и альтернативной медицины. Например, в Центре Розенталя колумбийского Университета исследователи изучают фитоэстрогены. – «революция Золотого Корня» (The Rhodiola Revolution),  Ричард П. Браун (Richard P Brown), доктор медицинских наук и Патриция Л. Гербарг (Patricia L Gerbarg), доктор медицинских наук, стр. 179. 

Одна из причин этого лежит в области экономики.  По своей природе травы не могут быть запатентованы. Поэтому производители лекарств не могут обладать эксклюзивными правами на продажу определенного растения, и у них отсутствует мотивация инвестировать средства в тестирование и продвижение трав. Сбор трав и приготовление лекарственных препаратов из них не поддаются контролю с такой же легкостью как производство синтетических препаратов, что делает прибыль менее заслуживающей доверия. – «Альтернативная медицина», Бартон Гольдберг (Burton Goldberg), стр. 252 

По оценке FDA стоимость вывода на рынок абсолютно нового лекарства составляет 7 миллионов долларов.  Фармацевтические компании называют цифру порядка 70 миллионов долларов. И их утверждения, для того чтобы просто вернуть вложенные средства им требуется 2 миллиона пользователей нового препарата.  Поскольку природные субстанции не могут быть запатентованы, то для получения прибыли остается значительно меньше возможностей. – «Научное обоснование травяной медицины», Дэниел Б. Мувери (Daniel B Mowrey), доктор наук, стр. 291. 

Очевидно, что фармацевтическая индустрия является очень мощной силой в Американской науке, бизнесе и политике. Индустрия должна получать огромные прибыли для того, чтобы вернуть сделанные вложения, в частности в регулирующую систему, на прохождение которой требуется от 100 до 200 миллионов долларов для вывода нового лекарства на рынок.- «Выбор лечения» (Choices in Healing), Майкл Лернер (Michael Lerner), стр. 613. 

Поскольку в интересах компаний найти патентуемое средство лечения рака, отсутствует стимул к поиску натуральных методов, не подлежащих патентованию. Поскольку разработка нового лекарства в США стоит 200 миллионов долларов, в основном благодаря необходимости выполнить запутанные требования FDA, производители говорят, что им приходится выжимать максимально возможные прибыли из каждого препарата. – «Лечение рака» (Cancer Therapy), Ральф Мосс (Ralph W Moss), доктор наук, стр. 14. 

Для получения прибыли фармацевтическим компаниям нужно разрабатывать препараты, которые можно запатентовать и которые должны пройти процедуру одобрения FDA. Для получения одобрения FDA эти лекарства должны продемонстрировать некий уровень безопасности. Однако безопасная доза одного и того же препарата может быть разной для разных людей. Что безопасно для одного, может оказаться летальным для другого. Тем не менее, компании и врачи обычно рекомендуют одинаковую дозу для всех, несмотря на то, что небольшие дозы большинства препаратов дают точно такой же эффект, при резком снижении вероятности возникновения побочных эффектов и стоимости лечения. «Предотвращение заболеваний и Лечение с Фондом Продления Жизни» (Disease Prevention And Treatment by Life Extension Foundation), стр. 708. 

Вдобавок, поскольку никотиновая кислота является широко распространенным непатентованным веществом, ни одна фармацевтическая компания не получает значительной прибыли, которые дают им другие препараты, снижающие уровень холестерина. В результате никотиновая кислота не рекламируется наравне с другими препаратами, несмотря на ее преимущества по сравнению с другими препаратами. Никотиновая кислота занимает всего 7,9 % долю среди всех предписаний препаратов, снижающих уровень холестерина. – «Энциклопедия Натуральной Медицины» (Encyclopedia Of Natural Medicine), Михаэль Т.Мюррей (Michael T Murray), доктор медицинских наук, и Джозеф Л. Пиззорно (Joseph L Pizzorno), доктор медицинских наук, стр. 352. 

В отличие от стандартных средств лечения заболеваний сердца, кокосовое масло дешево, не обладает нежелательными побочными эффектами, и общедоступно. Поскольку это природный продукт, который доступен всем, фармацевтическая и медицинская промышленность не имеет желания вкладывать деньги в исследования или поощрять интерес публики в этом направлении. Здесь для них нет прибыли. Вся информация по кокосовому маслу погребена в толще специальной литературы, и поэтому немногие люди знают о его пользе. Знание об особенностях кокосового масла должно исходить от опытных врачей, авторов и исследователей, которые действительно знакомы с этим веществом. Но они сталкиваются с непрекращающимся противодействием, им приходится идти против предрассудков и предубежденно настроенного общественного мнения, которое складывается под давлением рекламных ходов тех, кто заинтересован в получении прибылей. «Чудесные Целебные Свойства Кокосового Масла» (Healing Miracles of Coconut Oil), Брюс Файф (Bruce Fife), стр. 85. 

По самой своей природе медикаменты, выписываемые по рецепту, являются идеальным продуктом для монополии. Медикаменты патентуются и доступны только у одного производителя, цены могут быть повышены по желанию компании, и при этом мало кто будет жаловаться. Как много больных людей будут задаваться вопросом о цене лекарства, выписанного врачом? На протяжении восьмидесятых инфляция составила 58 %, а фармацевтические компании умудрились утроить отпускные цены. В 1990–х  индустрия производства лекарств была в Америке наиболее выгодной, с годовой прибылью 13,6 %, что практически втрое превышает средние показатели компаний из списка Fortune 500. Поскольку Америка является единственной индустриальной страной, которая не регулирует цены на лекарства и прибыли фармацевтических компаний, лекарства по рецепту стоят в Америке на 25 – 40 % дороже, чем в других странах. Для трех из четырех пожилых Американцев лекарства являются наибольшей статьей расхода. «Невинные Жертвы» (Innocent Casualties), Элани Феуер (Elaine Feuer), стр.73 

Стоимость лекарств в США выше чем где бы то ни было в мире. Большинство развитых промышленных стран применяют меры контроля, ограничивающие сумму, которую компания может получить за свой препарат. Поскольку большинство компаний продают один и тот же препарат по всему миру, то они полагаются на продажи в Америке, как на основной источник получения прибылей. «Натуральные Альтернативы Лекарствам» (Natural Alternatives To Drugs), Майкл Т. Мюррей (Michael T Murray), стр. 23 

Всемирная фармацевтическая индустрия, которая в 2001 году дала выручку в 364 биллиона долларов, является самым высокодоходным сектором фондового рынка в мире. По данным IMS Health – лидирующей аналитической компании в этом секторе, половина мировых продаж лекарств приходится на Соединенные Штаты, Европа и Япония – это еще 37 % рынка.

Вторник, 7 сентября 2006,  Дэни Верасити

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять
wpDiscuz