Argentum nitricum (Аргентум нитрикум)

Описание и показания к применению гомеопатического препарата

 

 

ARGENTUM NITRICUM (АН) –  м.б. и зябким! Препарат сикото-сифилитический. Когда АН находится в сифилитическом состоянии, он становится зябким. Это странный человек. У них много энергии и они чувствуют себя странно и не знают как себя вести. У них в голове бардак, и вся жизнь их бардак! Одно из главных средств, которые не могут жить без сладкого. Оно сильнее, чем у Lycopodium, Sulfur и China, у которых это желание в реперториуме имеет 3-ю степень (страстное желание сладкого). В диф. DS может помочь то, что у АН желание сладкого выражается в тяге непосредственно к сахару. Этих пациентов тянет на все продукты, содержащие концентрированный сахар. Им нужен сильный соленый и резкий сладкий вкус. И, конечно, у них м.б. тяжелый диабет. От сладкого становится плохо. Одновременно с сильным желанием сладкого имеется сильное желание соли. У Sulfur желание соли может встречаться, но не так часто и не с такой выраженностью, как у АН. Любят холодные напитки, лед, мороженое, острый сыр, твердые сорта сыра. У них сильное желание мороженого, они открыты, экстравертированы, т.е. похожи на Phosphor. Но пациент АН любит мороженое, потому что оно сладкое. Phosphor любит мороженое именно потому, что ему приятен холод вместе со сладким вкусом. Phosphor любит не столько лед, сколько холодное питье. Любят купание в холодной воде и очень горячие ванны. Страх одиночества и поэтому желание компании. Выраженные экстраверты, полные жизненных сил, живых эмоций. Они отзывчивые люди, хотят защищать и спасать других. Все проявления индивидуума наполнены энергией и эмоциональной силой вплоть до импульсивности, т.к. сознание не способно контролировать эмоции. Они не застенчивы, у них такая сильная потребность к самовыражению, что они не могут ей сопротивляться. И это достигает степени патологии. У них все выходит наружу немедленно, без обдумывания. Это люди, которые все время кричат и создают много шума. Очень бурно выражают свои эмоции: положительные – радостным весельем, отрицательные – яростью и раздражительностью. Если Ph обладает врожденным чувством такта и очень деликатный и утонченный, то для АН в общении глубоко безразлично, что Вы скажете, для него главное – что ему нужно сказать. Они любят каждый вечер уходить из дома и встречаться с друзьями. Они никогда не устают это делать. Психология этих типов весьма различна. Человек типа АН – мясистый, грубый, краснолицый. Это счастливые, легкие на подъем люди с большой секс.энергией и силой. Все у них получается. Но наступает стадия, когда пациент теряет способность сохранять эрекцию при половом акте. Он поглощен процессом и очень возбужден. И в этот момент у него возникает навязчивая, своеобразная мысль, которая полностью нейтрализует всю его сексуальную энергию. Их расстройства затрагивают в первую очередь ментальный уровень и периферическую н.с. Когда что-то не так вы замечаете дискоординацию, как у пациента Alumina, а больной будет в первую очередь жаловаться на потерю памяти. Он забывает все больше и больше, и наконец возникает особое состояние психики, когда ум слабеет под натиском навязчивых идей, которые захватывают его целиком и заставляют делать вещи, связанные с этой идеей. Человек уже не может от этого избавиться. Теряется способность разумно мыслить (здравый смысл). Тип АН чаще встречается у артистов, ораторов, людей, способных выплеснуть большое к-во эмоций на публику. Может возникнуть слабость голоса. Это люди, которые привыкли говорить, и говорить много. Но их психика теряет контроль над голосом и появляется охриплость. Автор несколько раз назначал АН оперным певцам, которым приходилось много петь и играть на сцене. Это не тип эстрадных певцов, они не так сильно напрягают свой голос. Но у оперных певцов на голос приходится очень большая нагрузка, и рано или поздно он срывается. Голос садится, а затем может наступить его внезапная потеря.

Это м.б. духовные учителя. Они становятся жертвами состояния АН потому, что их психика перенапряжена постоянным возбуждением. И в результате ослабляется ментальный и эмоциональный уровни. Возникают определенные сдвиги в поведении, когда пациент начинает делать странные вещи, давая им дурацкое объяснение. Он понимает, что делает что-то, не укладывающееся в рамки нормы, но не может сопротивляться импульсам, заставляющим его делать то или это. Например, человек садится читать, но не может сосредоточиться и прекращает это занятие. Ему в голову начинают приходить разные мысли, обычно очень странные: «Что будет, если взять проволоку и вставить ее в розетку?». И эта мысль становится такой настойчивой, что человеку уже не до чтения, а все больше и больше хочется посмотреть: «Что будет?». Он вскакивает и начинает искать проволоку. Он не может ее найти, и если вы поймаете его в этот момент, то он будет пытаться оправдываться, говоря, что хотел посмотреть, где эта проволока сделана. Т.е. он будет давать совершенно глупые, идиотские объяснения. Или больной идет по улице  и у него возникает ощущение, что он должен спешить. Он идет все быстрее и быстрее, как будто с ним может случится что-то плохое. Или он выходит на улицу и ему нужно перейти дорогу. Он смотрит, нет ли машин; их нет, и он начинает переходить шоссе. Как только он переходит на другую сторону, по дороге проезжает машина. Его воображение возвращается назад, к тому, что могло бы случиться: он ярко представляет себе, как немного замешкался и как на середине дороги его сбивает автомобиль, он отлетает в сторону, у него отрываются руки, ноги… Эти мысли полностью захватывают его психику, и воображение рисует картину так ярко, словно все это произошло в реальности. У него мелькает мысль, что это глупо, но потом все повторяется. Люди очень страдают от этих навязчивых мыслей. Он обычно скрывает от других свои мысли и страхи. Не хочет никого расстраивать, огорчать. Или по улице они идут только по определенным, выбранным ими, плиткам. У них ощущение, что если они наступят на «запретную» плитку, случится что-то плохое. На высоком месте, когда они смотрят вниз, они очень ярко представляют себе, как они падают и разбиваются. И поэтому они никогда не подходят к краю. Потому что они знают: стоит им подойти к краю и взглянуть вниз – им будет плохо. Отсюда страх высоты и головокружение на высоком месте. Они не могут перейти даже маленький мостик, если под ним течет вода. Для АН это невозможно. Если мост большой, он будет идти по середине, чтобы не смотреть вниз. У них страх перед высокими зданиями, они чувствуют непонятную тревогу находясь рядом с высотками. Страх падения связан у них со слабостью в ментальной сфере. Не может идти с закрытыми глазами. Спотыкается в темноте. Икры зажатые, скованные, напряженные, ригидные, как окаменевшие, судороги икр. Это бизнесмены и люди подобного склада, жизнь которых связана с большим умственным напряжением, которые напрягают свой ум, заставив его выполнять даже для них необычно большую работу. В результате ментальная сфера дает сбой, возникает умственное переутомление. Отсюда – страх упасть. Обычно экспрессивные, эти люди иногда впадают в состояние выраженного страха замкнутых пространств, так что даже не в состоянии зайти в лифт. Часто это сочетается с разновидностью тревоги, вплоть до возникновения сердцебиений. Сердцебиения обычно появляются, когда они лежат на правом боку, что само по себе необычно. Они возникают от малейшего напряжения. Сразу же возникают страх и тревога о здоровье. Но в больницу они не едут. Вы увидите людей, которые не могут лечь в больницу. У них постоянное ощущение, что дверь в больницу, закрытая за ними, не может так же легко открыться. Им кажется, что если врачи «поймают» их, то уже не выпустят. Это панический страх. И еще они думают, что им придется видеть больных людей и смотреть на болезни. Делают из мухи слона, создают себе проблемы на пустом месте. Опасаются действовать, пока полностью не разберутся в ситуации. Он не эгоист, заботится о других. Он может стать ипохондриком. Не верит, что может выздороветь.

Пациенты АН не любят находиться в толпе, в людном месте, где у них усиливается клаустрофобия. В театре или в кино они представляют себе, что сейчас начнется пожар. У них возникает страх удушья, поэтому они стараются сесть поближе к дверям. Они чувствуют себя очень плохо, если оказываются в ситуации, когда к выходу тянется очередь. Интересно, как эти люди эмоционально постоянно ищут свободное пространство в своей жизни. Им нужен кто-то, кто понимал бы их; им нужно чувствовать симпатию к тем, с кем они привыкли общаться. Это и есть нужное АН эмоциональное пространство. Если рядом с ним находится холодный и нечувствительный человек, у пациента возникает клаустрофобия. Это для него как эмоциональная стена. То же самое происходит и на физическом уровне. Им нравится открывать вещи.

Они прирожденные артисты и ораторы. У них нет страха, когда они остаются одни, но у них появляется масса ощущений, мыслей, которыми им нужно с кем-то поделиться. Поэтому они постоянно нуждаются в обществе, при этом у них возникают своеобразные р-ции на предстоящее выступление перед публикой в виде «медвежьей болезни» или частом мочеиспускании. Они сначала идут в туалет, а потом на сцену. Т.о. АН одно из лекарств, помогающих от страха перед аудиторией. Понос у трусов в момент опасности это – Lycopodium, Gelsemium. Gelsemium трясется весь внутри. Он мечется, пытаясь выяснить, что может случиться и что нужно предпринять. Эта дрожь, которая присутствует как внутренне, так и снаружи, это понос или частые мочеиспускания. У Lycopodium в такой ситуации нет поноса или другого соматического с-ма. У него преобладают эмоциональные нарушения. Они могут чувствовать себя абсолютно неспособными выйти и выступать перед публикой. Это происходит из-за недостатка уверенности в себе. АН справится с этой ситуацией без труда, но будет сильно страдать, и это будут внутренние страдания. Lycopodium будет страдать первые 5-10 мин. Потом у него все идет хорошо. Когда он убеждается, что может это делать, страх пропадает. Но на самом деле у АН это не страх. АН м.б. храбрым, но в определенный момент возбуждение нарастает в нем так сильно, что возникают эти р-ции. Им  предстоит что-то приятное, но несущее в себе элемент возбуждения. Именно в этот момент у них возникает понос.

Также может возникнуть слабость голоса. Это люди, которые привыкли много говорить, но их психика теряет контроль над голосом и они хрипнут. У оперных певцов на голос ложится очень большая нагрузка, и в конце концов он срывается. Голос садится, а затем может наступить его внезапная потеря. И АН здесь может очень помочь. Облегчение наступает через несколько часов после приема препарата. На соматическом уровне после долгого умственного напряжения появляется головная боль. Она облегчается от холодных примочек. Холодные ванны или холодные прикладывания приносят пациенту АН как местное, так и общее облегчение. От жары ему хуже (Secale cornutum). Особый вид конъюнктивита – на конъюнктиве пятно интенсивно-красного цвета, болезненное или нет. Вызывает язвы, изъязвления с характерными, как от занозы, болями (Ac. nitricum, Hepar sulf.). Состояние ЦНС у него находится на грани срыва, и тогда мы видим такие расстройства, как атаксию, рассеянный склероз и др. дегенеративные заболевания спинного мозга, хотя нервную организацию этих людей нельзя назвать очень утонченной. Они не очень-то чувствительные. Они не могут страдать столь сильно, как Natrum, Ph или Aurum. Дополнительный препарат Nux vom. Они относятся больше к интеллектуальному, чем к эмоциональному типу. Они живут больше головой, чем чувствами. Интересуются чем-то необычным, нетрадиционным, эксцентричным. Это сифилитический препарат. Непредсказуемы – они совершают странные поступки и приходят к странным умозаключениям. Поражает их игривость и остроумие, каламбурят. Носят одежду очень ярких цветов, клоунскую со вкусом подобранную. Возникают импульсы сделать странные поступки, которые они подавляют. Сильное желание броситься вниз с высоты, поэтому сознательно избегает высоких мест. В панике спешит (Lach., Med.). Страх людей. Сильное угрызение совести, чувство вины. Агарофобия – страх открытого пространства: может проявляться мягко, в виде тревоги на очень открытой местности или более сильной, не позволяющей ему выйти на улицу. Агарофобия встречается у людей, которые чувствуют, что сходят с ума – открытое пространство вызывает у них чувство уязвимости и выставление своих проблем напоказ. У них очень богатое воображение, поэтому перед каким-нибудь событием или встречей возникает сильная тревога, т.к. они предполагают наихудший исход этого и ожидание неудачи, следствием чего является сильная тревога с сердцебиением и поносом. Их может охватывать паника, когда они становятся очень несчастными и могут начать умолять о помощи, прося у других абсолютно нереальных вещей и надеяться, что они могут спасти их от них самих. Искренним отчаянием и страстными призывами о помощи они напоминают испуганных типов Phosphorus. Оба они впечатлительны, хотя для Argentum характерна впечатлительность в состоянии страха, а у Phosphorus она присутствует всегда.

Для Argentum характерны навязчивые идеи! Для них характерно искрящееся, детское любопытство и склонность не обращать внимания на социальные запреты. Они легко заводят разговор с незнакомыми людьми. Но у них мало друзей, т.к. многих отталкивают его странные идеи и прямолинейная манера общения (невежливость). Phosphorus легко поддается влиянию других, а у Argentum независимый ум и они не подчиняются посягательствам на их независимость. Они знают чего хотят и склоны к упорному отстаиванию своих взглядов, почти как Sulfur – упрямый. Argentum любит высказывать свои идеи, хотя говорит не так много, как Sulfur. Но когда Argentum охватывает страх, его мысли становятся навязчивыми и он говорит на одну и ту же тему. Во взаимоотношениях с противоположным полом они склонны к романтике. Argentum – очаровательный конституциональный тип. Здоровый психически индивидуум – яркий, находчивый и умный, немного чудаковатый человек. Они обычно худые и жилистые, черты лица угловатые, взгляд острый. Выглядят моложе своих лет, на лице тонкие морщинки смеха, радиально отходящие от уголков глаз. У них открытое лицо, отражающее открытость их личности. Одежда с элементом нетрадиционности. Разлучение ребенка с матерью сразу после родов по той или иной причине, вследствие которого у ребенка возникают громкая отрыжка и кишечные колики.

Ag – главная тема выступление, исполнение (исполнение здесь – должен сделать то, что крайне необходимо, проявить себя достойно в критической ситуации); нитрат – чувство внезапной опасности. У пациента чувство, что его признание появится, если он сможет проявить себя в момент кризиса, стресса. Чувство, что его будут презирать, если он не сможет проявить себя во время опасности. Можно назвать таких людей «управляющими кризисом». Они прекрасные специалисты по чрезвычайным ситуациям и видят в этом свое призвание. Они ощущают чувство одиночества и изоляцию, если не могут выполнить предназначенную им роль при опасности. Ситуация, в которой ему нужно бороться в одиночестве, и никто не собирается ему помогать. Он пытается со всем справиться сам, но у него не получается. Такая ситуация возникает, когда человек «пойман» в каких-то обстоятельствах и отчаянно пытается найти оттуда выход. Основа этого страха огромное внутреннее чувство недостатка, которое он тщательно скрывает в себе (основное ощущение минерального царства). Поэтому он планирует свои дела, у него определенный порядок действий, навязчивости – зафиксированные идеи и действия. Для него важно сохранять контроль в критических ситуациях и находить выход из проблемы. Страх потери самоконтроля – ведущая рубрика этого л-ва. В любой ситуации, в которой требуется самоконтроль, он становится очень нервным, как будто ему не хватает самоконтроля. Например, в критической ситуации у него появляются такие симптомы как страх высоты, страх узких мест, страх при ожидании встречи, спешка, торопливость, когда необходимо быть где-то в назначенное время, тревожное ожидание, страх провала,  диарея от тревоги. Любая жизненная ситуация, которая ассоциируется у А.н. с ловушкой, ухудшает его состояние. Чтобы вырваться из этой ловушки, он может реагировать импульсивно – толпа, замкнутое пространство, мосты, туннели, самолеты, любое место, где блокирован выход. Находится в постоянном ожидании чего-то плохого – это навязчивый страх. Другая ситуация – сцена. У пациента большой страх выхода на сцену, но когда его убеждают это сделать, он чувствует себя в изоляции и в ловушке. Чтобы компенсировать свое состояние, необходимо всегда видеть выход и никогда не попадать в безвыходную ситуацию. Они особенно тщательно планируют свои дела, неоднократно подтверждают свои встречи до прибытия и приходят намного раньше назначенного времени. Когда они приходят, то сидят в позе, как будто уже готовы бежать дальше. Торопливы и нетерпеливы. Торопливость, чтобы успеть к определенному времени. Для него характерно напряжение. Он любит работу, требующую вызова, чтобы справиться со страхом. Работа д.б. строго спланированна и выполнена в срок. Способ действия строго регламентирован. Страх испытаний. Они так организовывают свою жизнь, чтобы кризисная ситуация оказалась в принципе невозможной, а если она все-таки наступает, они или начинают страшно суетиться и паниковать, или сохраняют полный контроль и справляются с делом наилучшим образом. Они очень пунктуальны, щепетильны в планировании и предупреждают о назначенной встрече два или три раза перед прибытием на нее, и прибывают на встречу заранее. Они очень торопливы и стремительны в своих движениях. Они очень любят рискованную работу, в которой можно преодолеть страх. Они находят напряженную и ответственную работу, но когда они там все налаживают и никакого риска не остается, они ищут другое незнакомое дело. Идеи фикс. Скованность в поступках и идеях. Ощущает очень сильное чувство вины, которое он пытается скрыть подобным поведением (Сикоз). Страх потери самоконтроля. В какой бы ситуации, требующей самоконтроля, он ни находился, он становится очень нервным, потому что чувствует, что теряет этот контроль, например, когда он смотрит вниз с высоты или спешит на поезд. В предельной ситуации, где необходим самоконтроль, он начинает паниковать. На финальном этапе мы получаем Сифилитические манифестации, например, язвы, дегенерацию, что происходит, когда пациент обнаруживает, что его вина непоправима или ситуация ему не по силам. Ничего не предпринимает, чтобы не провалиться. Когда он чувствует себя в ловушке, то совершает импульсивные, все обрывающие поступки. Он импульсивно выходит из ситуации, в которой чувствует себя пойманным (по уровню напряженности ситуации – это как выброситься из окна). Если он чувствует тревогу или напряжение в работе, то может резко и внезапно все бросить, даже если многое потеряет. Сны о падении с высоты, попаданием в западню. А.н. можно сравнить с Gelsemium. Они комплементарные или дополняющие друг друга препараты. Если у А.н. ситуация доходит до предела, и он не может с ней справиться, он входит в состояние Gels. У А.н. активное беспокойство, торопливость, импульсивные действия. А Gels. медлительный, унылый, отупевший, как парализованный, и не хочет, чтобы ему мешали или беспокоили его. У А.н. и Aconitum наблюдаются внезапные приступы тревоги. Разница в том, что у А.н. эти приступы появляются в определенной ситуации, например, когда он проходит какое-то место, в замкнутых пространствах или на высоте, перед встречей, путешествиями. Это фобии невротического характера, тогда как у Acon. наблюдается тревожное невротическое состояние с неспецифическим, но очень сильным ощущением тревоги. Lycopodium псорический аналог А.н., т.к. он вовлечен в борьбу, которая связана с самоконтролем, высокими местами и успехом. Эта связь видна в рубриках у А.н. – «не предпринимает ничего из-за страха потерпеть неудачу», а у Lyc. – «страх не смочь реализовать свое предназначение», «страх что-либо предпринять». У А.н. делюзия: кажется что время идет очень медленно – сифилитический с-м. Если ему надо в аэропорт, то он приезжает намного раньше времени; приходит задолго до назначенного времени – сикоз. Тревога, когда назначено время – вторичная псора. Ребенок 5 лет спрашивает родителей: «Ты умрешь? Да. А я умру? Да. А Бог умрет? Нет». Возникает внутренний конфликт. Он завидует Богу, его вневременности – это первичная псора для А.н. Кент: псора – результат первородного греха!

 

СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ (Витулкас)

В своих книгах я постоянно подчёркиваю иерархическую структуру человеческого здоровья. У здорового человека психическая сфера, являясь самой важной для нормального функционирования, осуществляет контроль над физической и эмоциональной сферами. У сверхинтеллектуальных пациентов этот контроль может стать чрезмерным. С другой стороны, у пациентов других типов наблюдается ослабление этого централь­ного управляющего воздействия, к этой группе принадлежит Argentum nitricum. В нейрологической системе эта слабость ведёт к неуклюжести, потере координации и, наконец, атаксии и судорогам. В психологическом состоянии она ведёт к импульсам – символу Argentum nitricum.

Похожие материалы...  SABADILLA OFFICINALIS

Если бы мы хотели описать больного типа Argentum nitricum в нескольких словах, мы могли бы сказать, что это сверхэмоциональный импульсивный человек со слабеющими умственными способностями, которые делают возмож­ным возникновение множества импульсов и страхов. Это человек, у которого на всех уровнях нарушена спо­собность к координации и равновесие.

На ранних стадиях люди типа Argentum nitricum радостны, экстравертированы и оптимистичны. Будучи далеко не эгоистичными, они уступчивы и внимательны в разговоре. Это люди, которые наслаждаются жизнью и её удобствами. У них сильный половой аппетит, а также аппетит ко вкусной еде, солёной и сладкой пище и “светской жизни”. Они любой ценой избегают тяжёлых испытаний.

В то же время в них есть определённая прямолинейность и простота. Кажется, что эти пациенты не способны долго скрывать свои чувства. Например, пациент может быть не способен долго скрывать романтическое приключение от своей жены. Он признаётся в проступке и чувствует огромное раскаяние. Людей типа Argentum nitricum часто может охватывать чувство вины за свои поступки, и они плачут от раскаяния. Они становятся очень эмоциональными и плачут рассказывая о своих проступках.

Такой экстравертированный характер имеет тенденцию даже на этой ранней стадии быть импульсивным. Пациент может взрываться раздражением. Если жена роняет что-нибудь, больной импуль­сивно вскрикивает: “Боже! Какого дьявола ты ничего не можешь удержать?!” Гнев не контролируется нормальными психическими ограничениями, он вспыхивает, но затем полностью стихает. Семья быстро понимает, что этот человек не вкладывал в свою вспышку никакого смысла, за гневом не стоит никакой злобы. После вспышки больной может с такой же спонтанностью выразить тёплые чувства любви. В некоторых случаях больной может внешне проявлять раздражительность только по отношению к своей жене и семье. На работе неуверенность в своей профессии не даёт ему спорить с боссом, он сдерживает свой гнев, потому что чувствует себя неэффективным.

Эмоции грубые и сам человек не слишком утончён и уж точно не является сверхчувствительной личностью. Его эмоции слишком жизненны, чтобы допускать оскорблённые чувства или глубокие эмоциональные шрамы. Люди этого типа могут быть способны на сочувствие в крайней степени. Они легко могут растрогаться до слёз услышав о страданиях другого человека (Phosphjrus). В отличие от Phosphorus, они могут избегать плача перед другими, но они так выразительны и не способны скрывать свои чувства, что могут всё- таки заплакать. Ешё одно сходство с Phosphorus – то, что больной типа Argentum nitricum принимает утешение и радуется ему.

На этой ранней стадии психическая патология слаба и самое большее существуют указания на крайнюю тревогу или сильные импульсы, которые начнутся позже. Больной ищет внимания, главным образом, к своим физическим жалобам, таким как язва двенадцатиперстной кишки, колит или головокружение. Однако именно в этот момент больной может стать уязвимым к умственному перенапряжению. В роли эстрадного артиста или проповедника он может очень энергично отдавать себя своей аудитории. Впоследствии он замечает некоторую слабость своего мышления. Одним из самых ранних симптомов психоэмоциональ­ной патологии Argentum nitricum является слабость памяти. Больной больше не может выполнять свою работу с той же эффективностью, как раньше.

Ожидание

Замечая свою неэффективность, он начинает очень торопить­ся: ему не хватает времени, чтобы завершить то, что он хочет сделать. Он становится нетерпеливым и еле способен дождаться назначенной встречи. Он сильно тревожится о том, как бы не опоздать на встречу, и уйдёт из дома на встречу слишком рано. Ожидание любого дела вызывает тревогу, потоотделение и иногда понос. Таким образом, Argentum nitricum – один из главных препаратов при жалобах, возникающих в связи с ожиданием встречи или дела.

В этот момент больной вполне осознаёт ослабление своих способностей и памяти. Он чувствует себя некомпетентным и неэффективным, особенно когда сталкивается с какой-нибудь интеллектуальной проблемой. Это такой больной, который даже хорошо зная предмет, испытывает сильную тревогу перед публичным выступлением, и в ожидании этого события может страдать урчанием в животе, метеоризмом, рвотой и даже поносом. Даже если назначенная встреча не имеет особого значения, она может вызвать аналогичные реакции. Тайлер описывает типичный случай:

“Несчастная маленькая школьница шести лет испытывала такой ужас ожидания, что когда звонил школьный звонок, она хваталась руками за голову и её рвало. Argentum nitricum прекратил это расстройство быстро и окончательно”.

С развитием патологии Argentum nitricum больной, кажется теряет интеллектуальную силу и контроль. Скорее наоборот, кажется, что его контролируют или почти подчиняют его эмоции и импульсы.

Тревога

Психологическая патология может начинаться по-разному, часто больной испытывает какой-нибудь шок, который нарушает его равновесие. Часто этот шок случается в форме смерти в семье или серьёзной болезни типа рака у близкого человека. Тогда у больного появляется сильная тревога, особенно за своё собственное здоровье. Кроме того, у него может появиться большая обеспокоенность или тревога за других, свою семью или друзей. Он испытывает чрезмерную тревогу или даже пугается в одиночестве, и поэтому ищет компании. Argentum nitricum – один из наших главных препаратов при страхе одиночества и желании компании (Ars., Lyc., Phos.). Испытываемый в одиночестве страх смерти является характерным. При сохранении этих тенденций больной может впасть в состояние сильного невроза страха с иррациональным поведением.

У Argentum nitricum тревога за здоровье может достичь беспрецедент­ной силы. Находясь в одиночестве, он легко может впадать в панические состояния, в которых весь дрожит, бормочет, заикается и у него даже бывают судороги. Часто весь криз сопровождается частым стулом или поносом. Неописуемый страх охватывает человека и делает его иррациональным.

На этой стадии он может иногда бояться, что находится под влиянием злых сил. Больной легковерен, верит любым мнениям о состоянии своего здоровья. У него появляется сердцебиение и он уверен, что с ним вот-вот случится сердечный приступ. Он чувствует сердцебиение и застывает от мысли: “Боже мой! Что это?” По-видимому, он резко драматизирует свои симптомы посредством воображения. Хотя он может быть практичным бизнесменом в жизни, он не может применить эту рациональ­ность, когда находится в своих невротических состояниях. Они просто подчиняют его.

Находясь ночью в одиночестве, он испытывает особую тревогу, боится обморока, боится, что с ним случится какая-нибудь катастрофа или что смерть близка. Этот страх постепенно растёт, пока не достигнет колоссальных масштабов, целиком охватывая человека и вызывая абсолютную панику. Это момент, когда он обычно оказывается в кабинете неотложной помощи больницы. Его страхи за своё здоровье не всегда определённы, но большей частью это страх сердечного заболевания, инсульта или рака. В судо­рогах этого кризиса страха он просит любого совета у каждого, кто беспокоится за его здоровье, и серьёзно рассматривает эти советы. Он звонит врачам, медиумам, родственникам и друзьям в равной степени, одному за другим, прося совета.

Испытываемые муки заставляют его искать решения быстро, и его тревога делает его доверчивым к таким предположениям. Некоторых больных типа Arg-nitr. отличает одна странная черта – то, что они не хотят, чтобы все знали об их страданиях. Обычно больные типа Arg- nitricum любят рассказывать свои истории и страхи каждому встречному, даже просят медицинского совета у молочника. Эти же особые больные типа Argentum nitricum признаются в своих тревогах только людям, которым они доверяют и кого считают способными принести им некоторое облегчение в моменты паники. Они боятся, что если другие узнают об их проблемах, то отвергнут их или откажутся от своей привязанности к ним. Этот контраст в одном препарате поразителен.

Больной типа Argentum nitricum может ощутить слабый дискомфорт в желудке и ему в голову приходит мысль о раке. Он буквально останавливается на ходу и медленно подносит руку пощупать образование, которого боится. “О Боже! – думает он. – Вот, вот он – рак! ” – Это импульсивный страх, почти как если бы он вообразил, что “попался” раку. Тревога этого типа глупа, почти смешна для других, но для больного она очень сильна и служит источником сильного раздражения для его семьи. Больной может впадать в интенсивную тревогу с дрожью и паникой, страхом потерять сознание и приливами жара. Однако при всём этом страхе за своё здоровье, в большинстве случае больной тревожится только порывами. Обычно это не постоянный страх, как у Agaricus, Nitric acid, Arsenicum или Kali arsenicosum. Скорее больной похож на человека, который почувствовав лёгкую задержку дыхания в груди при подъёме по лестнице в квартиру, сразу начинает бояться за своё сердце. Он останавливается на лестнице и изучает свою грудную клетку и пульс. Затем он входит в квартиру, быстро проглатывает какое-нибудь из своих последних лекарств и идёт смотреть телевизор, едва помня о своей предыдущей тревоге, пока не почувствует ещё один симптом и всё не начнётся сначала.

Больной типа Argentum nitricum может превратиться в разновидность ипохондрика, который принимает все лекарства, какие попадают ему в руки. Он берёт с собой в поездки все свои бутылки с пилюлями, тонометр, травные препараты и т. д. Шкаф в его ванной набит всеми вообразимыми препаратами. Эта форма ипохондрии также характеризуется импульсивностью. Всякий раз, услышав о новом лекарстве, он возбуждённо начинает его искать. Он испытывает новое лекарство в течение недели и снова разочаровывается. В тревоге он может ходить по кругу от врача к врачу, часто прося снять ЭКГ или сделать какой-нибудь другой анализ. Его врач, который вполне может превратиться вследствие этих частых визитов в “друга”, может попросить его не приходить, поскольку не видит никаких причин для тревоги за его сердце. Не находя никаких ответов или решений, больной может разочароваться и впасть в мрачное состояние и своего рода апатию. В компании он может выйти из этого настроения и быть довольным собой. Argentum nitricum всегда лучше в компании, он готов рассказать о своих мыслях и чувствах другим и забыть свои страдания. Однако после светского мероприятия, когда он один, его уныние возвращается, и он сидит и размышляет о состоянии своего здоровья, вновь убеждённый, что у него есть какие-то серьёзные проблемы.

Ешё один распространённый страх этого препарата – страх больниц. В определённый период его патологии тревога за своё собственное здоровье и тот факт, что ему предстоит встретиться с больными людьми (напоминание, что у него может возникнуть та же болезнь), делает госпитализацию невозможной – эта пер­спектива вызывает панику.

Ешё один сильный признак этого препарата – страх обморока (Lac-c.). Этот страх связан с его страхом смерти и тревогой за здоровье. Ошушение дурноты появляется, когда он гуляет или ведёт свою машину, и паника охватывает его до такой степени, что ему приходится остановиться и попросить помощи, потому что он не может больше вести машину или идти.

В некоторых случаях из-за этих страхов больной не хочет выходить из дома один и хочет, чтобы кто-нибудь всё время был рядом. Он боится, что с ним что-нибудь случится, если он выйдет куда-то без компании и некому будет ему помочь.

 

                                      Импульсивность

Как упоминалось ранее, главным аспектом патологии Argentum nitricum является импульсивность, и этот препарат является одним из главных при импульсивности. Сначала можно лишь предполагать в человеке импульсивность. Позже возникают импульсы почти суеверного характера. Кент прекрасно описывает это состояние, когда говорит: “В его голову приходит странная мысль, что если он завернёт за определённый угол улицы, то вызовет сенсацию – упадёт и у него случится припадок, и чтобы избежать этого, он обходит квартал. Его психическое состояние так ослаблено, что он допускает в своё сознание любые импульсы…”

Например, больной может быть захвачен мыслью, что он не должен наступать на трещины в тротуаре. Он понимает, что это глупо, но не может заставить себя наступить на трещину. Позже эта импульсивная и навязчивая тенденция может вылиться в параноидальные суеверия и навязчивые идеи. Кент указывает в репертории под рубрикой “Суеверие” Conium и Zincum, но по моему мнению, следует также добавить Argentum nitricum, Stra­monium и Rhus tox.

Именно в этот момент можно наблюдать появление очень характерной импульсивности. Кажется, что у такого пациента затруднена работа нормальных механизмов контроля мыслей. Когда ему приходит в голову идея, он не может отвергнуть её. На самом деле, чем больше больной пытается прогнать мысли из своего сознания, тем сильнее становится импульс. Приведём несколько примеров, чтобы проиллюстрировать эту характеристику.

Кент снова даёт великолепное описание: “Когда он переходит через мост или идёт по высокому месту, ему приходит в голову мысль, что он может убить себя, спрыгнуть вниз или что он должен спрыгнуть вниз, и иногда возникает настоящий импульс спрыгнуть с моста в воду”.

Больной может сидеть на балконе, когда ему в голову приходит МЫСЛЬ: “Что бы случилось, если бы я спрыгнул вниз?” –

Конечно, такая мысль необычна, но у такого больного она не уходит просто так. Вместо этого, эта идея застревает в сознании больного, и он начинает фантазировать о ней. Он видит себя поднимающимся из кресла и подходящим к краю. По мере того как импульс набирает силу, больного всё больше и больше захватывает этот фантастический сценарий, почти гипнотизируя, пока он не обнаруживает, что действительно идёт к перилам. Тогда именно в тот момент, когда импульс достигает кульминации и больной начинает переносить ногу через перила – образ рушится, и больной приходит в чувство. Он в страхе отходит от края и входит в дом. Во время опроса пациент может говорить о страхе высоты, не давая добровольно описания событий вроде вышеописанного. Эта симптоматология является, по-видимому, такой существенной частью личности, что он не думает о ней специально, пока импульсы не достигают тревожных масштабов. Если, однако, врач-гомеопат опишет пациенту такой возможный сценарий, последний уставится на него недоверчиво и воскликнет: “Боже мой, да! Как вы об этом узнали? Наверное, вы – гений!” – это заявление типично для импульсивных восклицаний, которые часто делают больные типа Argentum nitricum.

Другой пример: больной идёт по тротуару и внезапно ему приходит в голову мысль, что какая-нибудь машина может свильнуть с дороги и сбить его. Он видит приближающуюся машину и фантазия набирает силу. По мере того как ускоряется фантазия, ускоряется и больной: он начинает идти всё быстрее и быстрее. Когда он начинает наглядно представлять, как машина теряет управление, и слышит визг колёс, он впадает в истерику и срывается на бег. Внезапно в фантазии его сбивает машина, и в его сознании вспыхивает образ своего раздавленного и окровавленного тела. В этот момент фантазия заканчивается вздрагиванием, и больной приостанавливается. “Зачем я бегу?”- спрашивает он себя и возобновляет свою прогулку в нормаль­ном темпе. Таким образом, возникает ключевой симптом – “тревога во время ходьбы, заставляющая идти быстрее .

Больной часто может испытывать трудности при переходе через улицу. Он стоит на перекрёстке, пока не загорится зелёный свет, а затем начинает переходить. В это время около перекрёстка останавливается машина. Внезапно больному кажется, что машина не остановится вовремя. Он уже почти готов побежать, представляя, как машина переезжает его, но приходит в чувство, почти вздрагивая. Затем, осознав, что машина уже остановилась, переходит улицу нормальной походкой. В другой раз у него может быть идентичная фантазия о другом пешеходе или, возможно, ребёнке, переходящем улицу. Например, сидя в ресторане, он может наблюдать из окна, как улицу переходит ребёнок. Он воображает, что ребёнка сбивает машина, и может быть на грани того, чтобы вскочить со своего места в попытке спасти ребёнка, прежде чем посмотрит снова и увидит, что ребёнок в безопасности.

Однажды у меня был пациент, которого я безуспешно лечил от сильной тревоги за своё здоровье. Я не мог найти правильный препарат, пока мы не провели несколько дней вместе в деревне. Мы сидели на рыбацкой лодке и поймали рыбу, покрытую ядовитыми жалящими колючками. Я предупредил его не прикасаться к этой рыбе, потому что это может быть очень опасно. Мы положили рыбу в контейнер. Позже я в тревоге повернулся и увидел, что он близко рассматривает тварь. Его рука была в опасной близости от колючек. Я предупредил его во второй раз, что надо держаться подальше, но через несколько минут посмотрел назад и увидел его пальцы снова около рыбы. Было очевидно, что он очарован опасностью и не может отвлечь свои мысли от ядовитой рыбы. Когда я спросил его, почему он это делает, он мне не ответил, вероятнее всего, не зная сам. Тогда я увидел препарат от его тревоги! Argentum nitricum быстро вылечил его. Спустя несколько лет этот препарат был повторён при рецидиве его тревог и снова подействовал.

По-видимому, есть какая-то тяга к воображаемым опасным ситуациям, больного гипнотизирует мысль: “А что бы случилось, если бы… я упал с лестницы…, коснулся ядовитых игл…, потрогал провод в вилке и т. д. “ Однако Argentum nitricum – не такой больной, который действительно занимается опасной деятельно­стью, такой как езда сломя голову по извилистому шоссе и т. п. В действительности он предпочитает проводить время в уюте и легко, наслаждается радостями жизни. Он старается избегать тяжёлых испытаний.

Ещё один пример: студент пытается изучить какой-то предмет, но не может по-настоящему сосредоточиться. Кажется, что он страдает от нервного истощения вследствие напряжения при учёбе. Он праздно рассматривает комнату, его внимание привлекает электрическая розетка и он думает: “Интересно, что будет, если я воткну в эту розетку отвёртку?” Он пытается переключить свои мысли на свою работу, но эти мысли просто не оставляют его. Наконец, он берёт отвёртку и идёт к розетке,

останавливаясь ровно в тот момент, когда уже готов вставить отвёртку в розетку. Если бы в этот момент кто-нибуль вошёл в комнату и застал больного врасплох, последний пришёл бы в замешательство. Он понимает, что действовал под действием иррационального импульса, по глупости, и что его поведение было ненормальным. Он чувствует, что должен попытаться объяснить, что он делал, и пытается найти в своём сознании какое-нибудь оправдание, приводя, как правило, какой-нибудь слабый предлог, глупый алогичный довод: “Я просто проверял толщину провода в этой розетке”. В книге говорится: “Он приводил всевозможные странные причины своего странного поведения, пытаясь скрыть свою глупость, которую сам осознавал”.

В другом случае больной воображает, что не должен заворачивать за определённый угол, потому что если он свернёт на ту улицу, с ним случится какая-то трагедия. Он тщательно избегает этого квартала или становится неспособен войти в него. Он понимает глупость всего этого, но не может ничего поделать. Здесь снова виден суеверный элемент.

Иногда нервное истощение так сильно, что он чувствует, что потерял связь с действительностью, в таких случаях больной становится настолько иррациональным и упрямым, что может возражать без всяких причин, просто чтобы возразить.

Всё вышесказанное – примеры импульсивности и иррационального мышления, представленного Argentum nitricum. Врач не должен принимать эти примеры слово в слово, а должен понять их суть и дух, которые могут быть применены в подходящих случаях. Можно определённо сказать, что одна и та же симптоматология может проявляться в разных культурах по-разному.

По мере того как импульсы набирают силу, больной может достичь стадии невроза навязчивых состояний или мышления с навязчивыми идеями. Его может тревожить импульс убить кого-нибудь, возможно, даже своего собственного ребёнка. Если он приходит на опрос находясь на этой стадии, то быстро признается во всех своих навязчивых состояниях и будет жаждать помощи. В другое время, особенно при острых заболеваниях, у больного может возникнуть иррациональная идея, что он умрёт в какой-то определённый час дня (Acon., Agn.c.). Он приобретает уверенность, что умрёт, например, в три часа, и с мукой смотрит на часы.

 

                             Страх высоты

Конечно, у Argentum nitricum много страхов, которые часто ассоциируются с этими импульсами. У него есть сильный страх высоты и неустойчивость или головокружение, когда он стоит на высоком месте. Отличительной чертой этого страха высоты является то, что больной испытывает страх даже глядя вверх на высокие здания. Этот страх может выражаться просто в виде ошушения дискомфорта вблизи высокого здания или настоящего страха, что здание рухнет на больного. Аналогичное чувство может возникнуть, когда в небе много туч: он боится, что они упадут на него.

Похожие материалы...  Zincum metallicum (Цинкум металликум)

Тайлер описывает интересный случай: “Малыш в возрасте 4 3/4 года страдал любопытным психическим заболеванием. Анамнез был следующий: корь до двух лет, затем двусторонняя пневмония и (?) менингит. Он “крутил головой” и имел с очевидностью выраженный опистотонус. Когда начал ходить, ходил назад”. Теперь у него были “ужасные ночи с множеством пронзительных криков” и “сумасшедшие” приступы днём. К ночи боялся отца: “Папа мог посмотреть на меня!” Он говорил о людях: “От них у меня идёт кровь, и я сделаю, чтобы у них шла кровь”. Он сказал, что соседний дом “упадёт на меня”, что “тучи опускаются на меня”. Сильный страх шума. После пары доз Argentum nitricum следующее сообщение было значительно лучше. Прошло ощущение, что на него падают вещи. Страх прошёл”.

Интересно, что во время депрессии Argentum nitricum присуща настоящая тенденция или импульс выпрыгнуть из высокого окна или с балкона.

У Argentum nitricum есть характерный страх узких мостов. Встретив пешеходный мостик, больной может оказаться совершенно не в состоянии его перейти. Он нетвёрдо стоит на ногах, испытывает головокружение и для того, чтобы перейти его, опускается на четвереньки. Кажется, что головокружение частично обусловлено действительной вестибулярной дисфунк­цией и частично страхом падения с высоты.

Клаустрофобия

Ещё один классический страх Argentum nitricum – клаустрофо­бия. Больной может быть совершенно не способен войти в лифт, предпочитая пройти несколько маршей лестницы. В некоторых случаях в замкнутом помещении усиливается тревога за здоровье. Он может чувствовать себя удобно сидя и разговаривая в небольшой комнате, пока его компаньон не встанет, чтобы уйти, и не закроет дверь. В этот момент он внезапно ощущает себя закрытым в комнате. Он воспринимает комнату, как могилу, с ней связано ощущение смерти, и он начинает сильно тревожиться. Больной может также страдать клаустрофобией в толпе или театре (Асоn.). Он должен сидеть близко к задней части театра, так как не выносит мысли о том, чтобы застрять в очереди на выходе. Эта клаустрофобия снова возникает в бреду Argentum nitricum. При лихорадочном делирии или запущенных психиче­ских заболеваниях у больного может быть бред, что стены вот- вот рухнут на него.

По характеру этих многих страхов легко понять, что у больного типа Argentum nitricum вполне может быть также страх тоннелей. Более того, объединяя страх высоты и страх узких мест, обнаруживаем, что у Argentum nitricum бывает также страх перед полётами на самолёте. Следует ещё раз подчеркнуть, что для того, чтобы пациенту требовался данный препарат, у него не обязательно должны быть все эти страхи: если он обладает общими качествами, приписываемыми данному препарату, достаточно нескольких из этих страхов.

Следует понять важный элемент – наблюдаемая у этого препарата поэтапность развития психической патологии. Больные сначала проявляют тревогу и импульсивность, а затем у них всё чаще и чаще случаются припадки, возрастает импульсивность, суетливость и беспокойство. От этих переходных состояний импульсивного поведения расстройство растёт крещендо, пока вся нервная система не приходит в колоссальное смятение. Их память полностью разрушается: они не могут вспомнить слова или имя своего супруга. Они становятся очень импульсивными и настойчивыми, причём ведут себя как сумасшедшие: кричат, требуют, хлопают себя по лицу, особенно когда не могут подобрать правильные слова. Это процесс глубокого вырож­дения. Он похож на картину болезни Альцгеймера. Достигнув такого запушенного состояния, Argentum nitricum позволит себе некоторое облегчение, но оно не излечит, – болезнь зашла слишком далеко.

Та же идея эскалации патологии применима к хорее: Argentum nitricum охватывает весь диапазон хореи от слабых хореических движений до состояний с резкими хореическими движениями. В тяжёлых случаях хорея может быть такой сильной, что больной еле удерживается на своём сиденье или в постели. Аналогично в отношении тревоги: эти больные могут переходить из временных состояний слабой тревоги в состояние, где тревога достигает панических масштабов и может вызвать сильнейшую дрожь и судороги по всему телу. Последняя стадия Argentum nitricum (как у стариков) характеризуется состоянием апатии и потерей памяти (когда они ищут правильные слова), дрожанием всего тела, атактической походкой и старческим внешним видом: лицо выглядит значительно старше, чем можно было бы ожидать согласно биологическому возрасту.

Обшие сведения

Argentum nitricum – один из самых тёплых препаратов в нашей Materia Medica. Имеется выраженное ухудшение от жары в любом виде. Пациенту лучше от холода – холодного купания, холодных компрессов; его состояние облегчают также верховая езда и прогулки на холодном ветру. В некоторых редких случаях может быть также ухудшение от холода. Обычно жалобы усиливаются летом.

Ешё один фактор, ухудшающий состояние больного – положение лёжа на правом боку. В положении лёжа на правом боку могут ускориться и усилиться сердцебиение, дисфория, метеоризм и колики в животе.

Как говорилось ранее, Argentum nitricum – важный препарат при заболеваниях, сопровождающихся припадками. Во время судорог больной полностью теряет сознание. Во время ауры больной может испытывать ощущение, будто тело расширяется. Помимо этих настоящих эпилептических расстройств, иногда наблюдается дрожание всего тела, особенно после завтрака. Есть общая тенденция к появлению новообразований – папиллом, фибром, бородавок и кондилом – по всему телу, а также предрасположенность к изъязвлению, не столько кожи, сколько слизистых оболочек. Общая характеристика болей этого препарата, где бы они ни возникали – их осколочный характер. Общее дрожание и слабость. Есть также характерная периодическая слабость. Больной может чувствовать себя абсолютно здоровым и сильным, но затем – у женщин часто во время менст­руаций – его охватывает слабость. Слабость может возникать с точной периодичностью или через менее регулярные интервалы. Степень этой физической слабости может быть настолько высока, что можно заподозрить адреналиновую недостаточность. Иногда эта слабость может быть настолько проникающей, что больной не может даже одеться сам. Одна пациентка сказала, что была настолько слаба, что не могла поднять газету. После таких приступов больной может быть крайне удручён: в это время его всё раздражает. В конечном счёте, он может впасть в отчаяние относительно своего состояния, с плачем, потому что чувствует, что ему ничем нельзя помочь.

Этот препарат очень хорошо помогает при заболеваниях нервной системы – рассеянном склерозе, миопатиях, болезнях, сопро­вождающихся демиелинизацией, эпилепсии и хорее.

Г олова

Есть ошушение увеличения головы как болезненного застойного полнокровия и полноты, особенно во время беременности. Это ощущение слабеет, если обернуть голову. Застойное полнокровие головы с пульсацией каротид и ощущением дискомфорта вокруг горла.

Головные боли может вызывать эмоциональное возбуждение, но особенно испуг, а также умственное напряжение. Головные боли начинаются медленно и постепенно, но затем быстро стихают. С другой стороны, Argentum nitricum испытывает также резкую головную боль, которая начинается совершенно внезапно. Здесь снова мы видим улучшение от надавливания: часто больной может добиться облегчения обернув или обвязав голову. Достигая пика, головные боли часто заканчиваются рвотой. Характерно, что во время головной боли больной чувствует себя крайне встревоженным, несчастным и очень слабым.

Головные боли могут сопровождаться временной слепотой. Они часто усиливаются ночью от тепла постели. Может наступать ухудшение от сильных запахов, даже если они приятны. Сверлящая головная боль в левом или правом лобном бугре, отдающая в заднюю часть шеи, усиливается от движения (Bry.). Головная боль в висках, отдающая в верхнюю челюсть. Головные боли, помрачающие сознание. Лежит с закрытыми глазами, без чувств.

Ощущение, будто кости скальпа отделены. Характерное ощущение, будто мозг взбалтывают ложкой.

Г оловокружение

Головокружение от высоты или с закрытыми глазами. Головокружение при переходе через узкий мост. Больной может испытывать головокружение такого рода, будто он пьян. Имеется синдром головокружения с внутренней дрожью и тахикардией и ошушение дурноты. Иногда при эпилепсии головокружение предшествует приступу.

Глаза

У Argentum nitricum много жалоб на глаза. Эти жалобы обычно возникают из-за переутомления и тепла, как в тёплых помещениях. Смягчаются жалобы, наоборот, холодными компрессами. Есть характерное гранулёзное воспаление конъюнктивы, выглядящее как резко ограниченная красная область яркого красного цвета, раздражённая, как сырое мясо. Если это состояние прогрессирует, начинают появляться язвы на конъюнктиве или роговице с болью, как от занозы. В целом, есть краснота глаз (красные глаза), уменьшающаяся на открытом воздухе, краснота конъюнктивы и век. Наблюдаются также гнойные выделения из глаз.

Argentum nitricum – важный препарат при светобоязни. Светобоязнь может появиться после напряжения глаз. Светобоязнь может также усиливаться в тёплом помещении, и действительно, Argentum nitricum является главным препаратом при этом симптоме. Слабое зрение на левый глаз с головной болью справа. Внезапная пресбиопия у молодых людей.

Сильная гнойная офтальмия, особенно у новорожденных. Воспаление век с толстыми корками. Острый гранулёзный конъюнктивит. Язвы на роговице.

В эпилептических состояниях может отмечаться расширение зрачков перед судорогами. Ощущение, будто глазные яблоки увеличены.

Уши

Шумы в ушах с головокружением. Звон в ушах сопровождается частичной глухотой; звон в ушах утром в постели. Боль утром после подъёма.

Нос

Язвы в ноздрях с жёлтыми корками и гноем. Носовое кровотечение из правой ноздри при сморкании. Болезненность, боль как от ушиба на поверхности при сжатии крыльев.

Боль в правом крыле; схватывающая щиплющая боль в ноздрях. Сильный зуд при сенной лихорадке, со слёзоотделением, головной болью и знобливостью. Подёргивания, ощущение ползания под кожей на левой стороне. Зуд, больной постоянно чешется. Острое восприятие запахов; воспринимает настоящие и воображаемые запахи; чувствителен к запаху кофе.

Лицо

Я обнаружил, что традиционное описание лица Argentum nitricum как выглядящего “старым” вводит в заблуждение. Лицо обычно тёмно-красное с полными красными губами, создаёт впечатление сильной системы кровообращения и большой жизненной силы. На лице может быть также синюшный оттенок, особенно во время менструаций. В запущенных случаях или случаях малабсорбции питательных веществ лицо может выглядеть преждевременно старым и сморщенным (Ambra, Secale). Старое выражение Argentum nitricum контрастирует с Calcarea carbonica, которая может выглядеть старой из-за того, что лицо покрыто тонкими квадратами моршин; оно контрастирует также с Lycopodium,, у которого выглядит стареющей верхняя половина тела.

Рот

Кондиломы в глотке и  во рту, преимущественно на нёбе.

Сосочки на языке могут торчать и становиться очень болезненными. Пациент может также жаловаться на кислый вкус во рту. Этот кислый вкус может быть сильным компонентом в некоторых случаях невралгии тройничного нерва. Язык иногда белый и влажный или с синюшными пятнами и красным болезненным кончиком.

Зубная боль от кислого.

Горло

Воспаления всех видов в глотке (фарингит). Обнаруживаются хронические воспаления с густой тягучей слизью. Глотка может стать тёмно-красной. Боль в этих воспалениях часто ощущается как осколок, заноза (Нер., Kali с.) и усиливается при глотании (Нер.,Nit. AC.). Боль часто смягчается холодными питьём. Argentum nitricum – один из главных препаратов при потере голоса (хронический ларингит) у ораторов, оперных певцов, особенно когда они пытаются поднять голос, при этом у них появляется боль или кашель. Внезапная потеря голоса (афония).  Хроническая хрипота.

Всевозможные новообразования в горле – бородавки, фибромы, папилломы, кондиломы, а также полипы и кондиломы голосовых связок.

Желудок

Знаменитым ключевым признаком Argentum nitricum является желание сладкого, хотя сладкое ухудшает состояние – отрыжка, метеоризм, понос, жжение в желудке и т. д. (Ign.).. Может быть даже более необычное желание простого сахара (рафинад), и Argentum nitricum – единственный препарат с желанием сахара вечером. Желание сладкого может становиться интенсивным непосредственно перед менструациями. Часто больной хочет питательной пищи и сдобных сладостей, что вызывает несварение. Часто встречается отвращение к жирному. Кроме того, часто имеется желание соли и солёной пищи. Желание твёрдого сыра. Можно видеть сильное отвращение к свинине, которое может побудить неправильно диагностировать Pulsatilla, особенно в связи с тем, что обоим препаратам хуже от тепла, страха темноты, сочувствия и т. д. Потеря аппетита с отсутствием желания пить или хороший аппетит, хотя желудок легко расстраивается. Подходит людям, имеющим проблемы с пищеварением с момента, как они начали употреблять в больших количествах алкоголь. Вздутие желудка с сильной отрыжкой. Это один из наиболее выдающихся препаратов для людей с тенденцией к постоянной отрыжке. Отрыжка непрерывная, сильная, громкая, как взрыв, и обычно они не получают ожидаемого облегчения. Пустая отрыжка после еды, особенно после сладкого. Отрыжка может появляться после еды с большим трудом. Иногда обнаруживается громкая отрыжка от эмоциональ­ного возбуждения. Можно даже встретить ощущение дурноты от отрыжки. Отрыжка, сопровождающаяся куском непереваренной пиши. Отрыжка при подъёме с постели.

Могут быть боли в желудке или животе, особенно в положении лёжа на правом боку. Часто имеется желудочный дискомфорт с ощущением сдавливания, которое может вызвать тенденцию к обморокам. Метеоризм не смягчается отрыжкой, однако ощущение полноты может вызвать позыв на стул, который не облегчает дискомфорт. Большим облегчением при любых расстройствах у Argentum nitricum – как физических так и эмоциональных – является, по-видимому, понос. Ещё один характерный ключевой признак этого препарата – рвота слизью при поносе. В случаях несварения понос чередуется с запором.

Рвота млечной субстанцией может ослабить желудочные жалобы. Тошнота от запаха кофе. Тошнота ослабевает от кислого (Ptelea).

В случаях язвы двенадцатиперстной кишки наблюдается непрекрашаюшаяся рвота пишей, пока не опустеет желудок. Боль небольшими пятнами, иррадиирующая в разных направлениях. Болезненное опухание в эпигастрии, хуже от малейшего надавливания, сопровождается страхом рака или неописуемой тревогой.

Живот

В животе также имеется сильное вздутие со взрывообразным метеоризмом. Это вздутие не облегчается отрыжками или отхождениём газов из кишечника. При вздутии живот чувствителен к одежде и имеется непереносимость тесной одежды. Область печени особо чувствительна к надавливанию. Ощущение повязки вокруг правой подрёберной области. Бывает также ощущение пустоты в животе после стула и дрожание живота во время еды, особенно после менструаций.

Прямая кишка

Этот препарат – один из страдающих самым сильным метеоризмом. Особенно утром, при пробуждении, наблюдается выраженный метеоризм без облегчения. Метеоризм усиливается, когда больной ест сахар или сладкое.

Пациент часто страдает поносом, особенно от эмоциональных причин. Ключевым признаком Argentum nitricum является понос от возбуждения, ожидания встречи, от тревоги. Встречается также понос от выпитой воды.

Понос облегчается съеденной кислой пищей. Самопроизвольный стул во время мочеиспускания или без потуг, хотя добровольно иметь стул трудно.

Стул с зелёной зловонной слизью, большим количеством газов, хуже ночью. Сильный понос с зеленоватым кашицеобразным стулом после съеденного сладкого или эмоционального расстройства. Едкий стул, от которого жжёт в заднем проходе с утра до полудня. Понос сразу после питья: кажется, что вода немедленно извергается из прямой кишки. Взрывообразный метеоризм. Кондиломы прямой кишки.

Органы мочевыделения

Можно наблюдать разные виды цистита. Часто больному приходится бежать в ванную из страха, что он может не удержать мочу, и действительно, может произойти самопроизвольное мочеиспускание. Постоянно сочится моча. Задержка мочи. В некоторых случаях моча не выходит независимо от того, насколько сильно тужится больной, а затем, как только он перестанет тужиться, моча выходит самопроизвольно. Моча выходит незаметно в случаях нейромышечных заболеваний.

Рвущие боли в мочеточниках, распространяющиеся вниз или из области почек в мочевой пузырь, усиливаются от прикосновения, движения и даже дыхания. Капли жгучей мочи после мочеиспускания. Полезен на ранних стадиях гонореи, с профузными гнойными выделениями и сильными режущими болями, кровянистой мочой и болезненной отрыжкой.

Мужские половые органы

Как говорилось ранее, у больного обычно сильное половое желание, которое может слишком легко побуждать его к мастурбации и половым эксцессам, но постепенно может возникнуть состояние импотенции, при котором в начале полового акта не происходит эрекции.

Часто происходит потеря эрекции из-за импульсивного состояния сознания. Больной может совершать половой акт, но затем ему в голову приходит какая- нибудь обычно глупая, а часто пугающая мысль и портит настроение. Он не способен отбросить эту мысль и теряет эрекцию. Половые органы могут сморщиться. Увеличение правого яичка (правосторонний орхит). Зуд половых органов во время мочеиспускания.

Женские половые органы

У женщин может наблюдаться вагинальная боль во время полового акта (вагинизм). Выпадение матки с язвами на шейке. Может также происходить кровотечение после полового акта. В целом, однако, менструальные выделения скудные или менструации отсутствуют, иногда длятся только один день. Язвы в матке. Боль в яичниках, отдающая в область крестца. Ощущение, будто правый яичник распух. Менструации обильные.

Грудная клетка

Они страдают астматическим дыханием вследствие вздутия желудка от газов. Есть ощущение, будто грудная клетка охвачена железной лентой или в середине её лежит очень тяжёлый камень (Sil.). Больной хочет сделать глубокий вдох, что усиливает одышку. Одышка усиливается также, если в комнате много людей. Может быть интенсивное сердцебиение, особенно когда больной лежит на правом боку. Больные часто описывают сердцебиение как такое сильное, что они чувствуют, будто сердце вот-вот выскочит из груди. В некоторых случаях сердцебиение лучше от сильного надавливания на грудину. После еды ночью ощущение тревоги в области сердца. Боль в сердце, почти не дающая дышать. Стенокардия, хуже ночью.

Спина

Часто имеется ощущение тяжести в пояснично-крестцовой области, хуже от стула, но лучше стоя. Может быть аналогичная тяжесть в копчике с теми же модальностями. Боль в поясничной области, лучше от ходьбы, хуже в положении сидя или при вставании с сиденья. Может быть также боль в спине, усиливающаяся от метеоризма. Ознобы или холодность, распространяющаяся вверх после еды. Боль в области поясницы, крестца или копчика, хуже сидя, лучше стоя.

Конечности

У Argentum nitricum есть общая характеристика – нарушение координации конечностей, особенно нижних. Это один из главных препаратов при атаксии. Может быть слабость в конечностях, часто нижних, после полудня. Встречается тяжесть в конечностях. Как и при слабости ног, ощущение тяжести ног также бывает после полудня. При тяжёлых неврологических расстройствах можно обнаружить безболезненный паралич нижних конечностей.

Особой областью слабости у данного препарата являются предплечья – тяжесть в предплечьях является сильной характеристикой Argentum nitricum. Есть сильное онемение предплечий ночью во сне с непереноси­мостью любого прикосновения, ухудшение наступает даже от прикосновения одежды. Онемение конечностей.

Онемение стоп.

Может встречаться сильная холодность всех конечностей. Холодность предплечий во время менструаций можно рассматривать как ключевой признак Argentum nitricum, несмотря на тот факт, что это теплокровный препарат. Холодность плеч после еды. Иногда ноги становятся холодными и синими. Дрожание конечностей. Сильное беспокойство, которое может привести к резким движениям, характерным для таких болезней, как хорея. Часто судорогам предшествует огромное беспокойство. Периодическое дрожание всего тела.

Сон

Живое воображение Argentum nitricum может вызвать бессонницу вследствие фантазирования, однако если больной ложится спать, он спит глубоко и тяжело и подвержен ужасным кошмарам о насекомых, грязных потоках воды, давно умерших друзьях, насилии или змеях. Сексуальные сны. Просыпается утром с большим количеством газов в кишечнике, тяжестью и головными болями.

 

КЛИНИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

Изжога. Болезнь Аддисона. Анемия. ШАНКР.  Диспепсия. ЭПИЛЕПСИЯ.  Отрыжка. РОЖА. Заболевания глаз. Метеоризм. Язва желудка. ГОНОРЕЯ. Опухание рук. ГОЛОВНАЯ БОЛЬ. Изжога.ИМПЕТИГО. Динамическая атаксия Невралгия. Офтальмия новорожденных. Паралич. Увеличение простаты.Скарлатина. Раздражение спинного мозга. СИФИЛИС. Изменённый вкус. Заболевания горла. Покрытый язвами язык. БОРОДАВКИ. ОПОЯСЫВАЮЩИЙ ЛИШАЙ.

ЭТИОЛОГИЯ

Опасения, страх или испуг. Алкоголизм. Умственное напряжение и тревога. Онанизм. Сахар.

СВЯЗИ С ДРУГИМИ ПРЕПАРАТАМИ

Argentum nitricum хорошо действует после Bryonia, Spigella (диспепсия), Causticum (заболевания уретры), Spongia (зоб), Veratrum album.

После Argentum nitricum хорошо действует Lycopodium (метеоризм).

Родственные препараты: Argentum metallicum, Arsenicum, Lycopodium, Mercurius vivus, Phosphorus, Natrum muriaticum, Pulsatilla, Sepia.

Argentum nitricum дополняет Calcarea carbonica, Natrum muriaticum, Pulsatilla, Sepia.

АНТИДОТЫ

Natrum muriaticum (химически и динамически), Arsenicum album, Mercury, Nitric acid, молоко, кофе.

Антидотами по отношению к Argentum nitricum являются также Pulsatilla, Calcarea carbonica, Sepia;

следующие по важности: Lycopodium, Silicea, Rhus toxicodendron, Phosphorus, Sulphur.

Argentum nitricum является антидотом по отношению к Ammonium, Caustisum, действию табака.

Вредная пища: холодная пища, замороженная пиша, кондитерские изделия, питательная пиша, кислое, сладкое, спиртные стимуляторы, табак и холодные напитки.

ПОТЕНЦИИ

В состоянии тревоги потенция должна быть от 200 и выше, при других патологиях потенция может варьировать в диапазоне от 6х вверх, в зависимости от степени патологии и силы организма.

Похожие материалы...  Q-remedy

 

СЛУЧАИ ЗАБОЛЕВАНИЯ

  1. Пациент – г-жа Ф. А. X., шестидесяти шести лет, из г. Итака, штат Нью-Йорк. Болезнь длится долгое время с паузами. Дочь настояла на лечении у врача- гомеопата, так как боль продолжается в течение длительного периода. Дочь написала очень хорошую историю болезни и послала её мне по почте, письмо пришло примерно 8 марта 1924 г. в Миллбрук, штат Нью-Йорк. Боль в желудке в течение неопределённых по продолжительности периодов. Беспокоит периодами в течение двадцати лет или более. Боли всегда возобновляются при движении рук и спины, а также при уборке, вызывая сильное утомление и истощение.

Боль смягчается, если надавить на желудок или опереться на спинку стула. Боль сопровождается сильным беспокойством. С помошью репертория Кента был выбран Argentum nitricum ЗОх, который и был отправлен по почте. Я попросил отчёта через десять дней. По прошествии этого времени мне ответили, что облегчение наступило через десять часов. Попросили ешё таблеток на случай обострения, которые и были отправлены. Уже почти два года приступы не повторялись.

  1. Г-жа X., 25 лет, школьная учительница, обратилась ко мне несколько лет назад по поводу слишком обильных и частых менструаций. В моё отсутствие летом она обратилась к врачу доминирующей школы и он рекомендовал и выполнил кюретаж. После этого, примерно год, у неё не было жалоб. Затем меноррагия возобновилась. Около двух лет она обратилась ко мне снова. Я осмотрел её и поставил диагноз “фиброма”. Когда я увидел её, она была слаба от потери крови и сильно пала духом, хотела операции. Я лечил её несколькими препаратами, главным образом, Argentumnit. 500, около двух месяцев, добившись большого улучшения. Она боялась, что кровотечения возобновятся, и по моему предложению обратилась к выдающемуся гинекологу нашей школы в Филадельфии. Он подтвердил мой диагноз и рекомендовал операцию – либо немедленно, либо во время рождественских праздников, когда она могла лучше распорядиться временем. Она решила подождать Рождества и до сих пор ждёт, так как у неё никогда больше не было ни кровотечений, ни болей, а менструации регулярные и нормальные. Симптомами, которые заставили меня выбрать Argentumnit., были режущие боли в области правого яичника и (крестца), иногда иррадиируюшие в бедро, маточные кровотечения и частая громкая отрыжка. По мере надобности она приняла также несколько промежуточных доз Sulphur 55m и 70m.
  2. Г-жа X. Л. Д. Эта пациентка годами страдала (может быть, больше психически, нежели в других отношениях) от того, что по-разному называла анемией, несварением и хронической кишечной атонией, сопровождавшегося запором и жалобами на сердце.

Движимая сильными опасениями и имея большие средства, она обращалась к большому числу различных специалистов, каждый из которых назначал и проводил своё собственное мощное наисовременнейшее научное лечение, героическое и заметно бесполезное. Наконец, её муж (мой пациент) привёл её ко мне и мне дали две недели, чтобы добиться изменений в ситуации, где у моих предшественников были месяцы, даже годы. Однако я принял вызов и немедленно выявил следующие симптомы: частая громкая отрыжка газом, от которой наступает большое облегчение. Выраженная кахексия: боится и предвидит беду. В течение тридцати лет не бывает стула без слабительного. Я назначил Arg nit. Этот препарат, повторявшийся через большие интервалы времени, восстановил здоровье этой женщины. Теперь у неё ежедневный нормальный стул.

  1. Б. М., девочка 2 лет. Энтерит. Пациентка провела шесть недель в больнице общего профиля, но её забрали домой. Её состояние совершенно не улучшилось, и её передали на лечение ещё на две-три недели одному из ведущих аллопатов в городе, но состояние её менялось от плохого к ещё худшему. Когда пациентка попала на лечение ко мне, я заметил следующие симптомы: она была сильно истощена, выглядела как измождённая старуха. У неё было прерывистое дыхание, и её отец думал, что она умирает. У неё было три-четыре стула каждый час. Они были зеленоватыми, слизистыми и отвратительными на вид. Из опроса я узнал, что маленькая пациентка обожала сахар. Назначение: Argentumnit. 1М, четыре дозы, по одному порошку каждые два часа. На следующий день, когда я пришёл к ней, я был рад услышать, что произошло некоторое улучшение. Дыхание не было таким частым, а её аппетит слегка улучшился и кишечник двигался не так часто. Назначение: Saclac. День от дня происходило заметное улучшение и, спустя три недели, кишечник был в норме. Я осмелюсь отметить, что после первого назначения Argentumnit. 1М пациентке не давали ничего, кроме Sac. lac.

Это был поворотный момент в моей карьере врача-гомеопата. Родители этой пациентки были очень благодарны мне, везде непрерывно восхваляли меня, и люди стали воспринимать нового “американского доктора” серьёзнее.

  1. Заставляющий вставать с постели понос после завтрака от эмоционального возбуждения, если больной собирается на танцы или в театр. Ухудшение от сладкого. Высыпания на лице и руках. Ухудшение стоя, после брюшного тифа.

Вылечил Arg. nit. ЇМ.

  1. Женщина 55 лет, хорошего сложения, аккуратная, словоохотливая. Многолетний хронический ринофарингит. На языке чёрный налёт – тридцать три препарата; желание сладкого – двенадцать препаратов; воздух – семь препаратов; кашель только днём – два препарата: Arg.met. и Lyc.; глухота на левое ухо – один препарат: Arg.nit.; головная боль во лбу по утрам.

30 декабря 1912 г. Arg. nit. 10 М. дал быстрое облегчение катара Спустя примерно три месяца дал Arg. 50 М. С тех пор была только одна весточка от пациентки: к тому времени катар у неё полностью исчез. Вы заметили, что кашель только днём соответствует Arg. met., а глухота на левое ухо – Arg. nit, может показаться, что это некоторая подтасовка истины, но поскольку этот симптом вызвал металл, а в нитрате этот металл содержится, то мы можем предположить, что у достаточно чувствительного пациента нитрат вызовет тот же симптом.

  1. Argentumnitricum при хорее. Д-р Гросс.

Тереза Г., шести с половиной лет, крепкая девочка, никогда не болела. Два месяца назад появились первые признаки хореи, которые безуспешно лечили аллопатически противоглистными средствами. Когда я увидел ребёнка 2 мая, у меня также возникло подозрение на гельминтоз, а весь комплекс симптомов указывал на Mercurius. Я дал, соответственно, Mercur. sol. Н. 6, несколько крупинок по утрам и вечерам, и на 9-ый день вышло три глиста (кишечных червя-паразита) и большое количество плотной белёсо-жёлтой слизи. После этого я подождал некоторое время не давая лекарства. Червей и слизи большей не выходило, а хорея продолжалась не ослабевая. На тринадцатый день своего лечения я назначил China 3 по несколько шариков дважды в день, и снова произошло выделение слизи без червей, а спустя шесть дней признаков червей больше не было видно. Я дал Calcarea carb., всё ещё надеясь, что с полным исчезновением расстройства пищеварения, которое сделало возможным появление червей, хорея ослабнет и прекратится. Через недели, в течение которых больной давали Calcarea carb. в 18-ой потенции сначала раз в день, а затем раз в три дня, мне удалось избавить больную от кислого вкуса во рту, приступов колик и вздутия живота, но хорея оставалась такой же, как сорок дней назад, когда я начал лечение. 9 июня я обнаружил и записал в свой журнал следующие симптомы хореи:

Постоянное раскачивание тела при ходьбе и в положении сидя, будто позвоночный столб не может поддерживать тело; голова пассивно падает с одной стороны на другую; рвущая боль в руках, руки судорожно дёргаются в направлении от тела вверх; неуверенность в руках: ребёнку приходится делать несколько попыток, прежде чем он сможет что-нибудь взять руками или пальцами рук: пищу приходится вкладывать ему в рот. В нижних конечностях такие же судорожные движения, как и в верхних: верхняя часть бёдер и ноги внезапно судорожно дёргаются вверх, невозможно ходить твёрдо. Ходит толчками, тяжело и с трудом топает и часто падает на пол; может ходить только опираясь на руку и часто выбрасывая вперёд нижние конечности. Речь неразборчива: прежде чем ей удаётся выговорить слово, она несколько раз поворачивает язык во рту. Все остальные функции в порядке, сон нормальный, и недомогание появляется при пробуждении.

Назначение: Argentum nitr. 4, один гран ежедневно, в сухом виде на язык. На третий день спазматические движения горла и мышц языка прекратились, судорожное подёргивание конечностей ослабло. Голова подчиняется воле, речь нормальная, ещё через четыре дня ребёнок смог есть сам, хотя и с трудом. С 24 июня я давал Argentum nitr. 12 в шариках по одной дозе раз в три дня, и к 1 июля она чувствовала такую уверенность в ногах, что одна гуляла на улице. 22 июля – на сорок третий день лечения Argentum nitr. и восемьдесят третий день лечения в целом – я смог оставить её вылеченной.

 

  1. 28 декабря мать принесла свою дочь 4 лет. Это был крепкий ребёнок цветущего вида. Мать крепко держала её в руках, так как она не могла ни ходить, ни стоять. Она сильно изгибалась, извивалась и билась, будто от очень сильных болей. Особенно сильны были спазмы мышц языка, в гортани и трахее. Маленькая пациентка дышала с трудом и нерегулярно, и казалось, что страдая к тому же от катарального бронхита, она задохнётся от нехватки дыхания. Косые мышцы глаз работали с полным напряжением, и в сочетании с повторяющимися спазмами miserecti (мышц medialrectus), это придавало её лицу неописуемо зловещее выражение. Казалось, что очень красное лицо указывает на активное застойное полнокровие головного мозга. Однако сердце, пульс и каротиды опровергали это предположение. Это состояние продолжалось более двух недель и во время сна ремиссии не было. Если сиделка отлучалась на несколько минут, девочка начинала стучать руками и лодыжками о стенки своей маленькой кроватки, травмируя себя.

В прочих отношениях все органические функции были в порядке. Хорея, продолжающаяся во время сна, является, по моему опыту, плохим симптомом, и предвещает неблагоприятный прогноз. 28 декабря я назначил Argentum nitr. 4-той тритурации по два грана, сильно взболтанных в пробирке с шариками. Я давал несколько этих шариков каждые шесть часов. Первую ночь девочка спала без мышечных спазмов, а проснувшись, смогла есть спокойно дыша, так как спазматическое состояние языка, горла и трахеи прошло.

Ягодичная область и конечности успокоились с 9 по 20 января, так что этот приступ minor chorea был вылечен за двенадцать дней с начала лечения.

  1. Лизетт Г., 11 лет, скрофулёзной конституции, с дряблыми мышцами, очень упитанную, мягкого характера, более восьми месяцев беспокоили симптомы хореи вследствие испуга. Всё это время девочка страдала от внезапных мышечных сокращений и рвущих болей в руках и пальцах рук, из-за которых её часто наказывали за плохой почерк и недостаточные успехи в художественной вышивке. Родные часто увещевали её не делать необычных движений, особенно ненужных поворотов тела, во время прогулок на улице, так как, по-видимому, в течение длительного времени болезнью были затронуты мышцы спины и шеи. Посторонний не может отличить в таких случаях дурную привычку от болезни. 12 января девочка испытала второй испуг. Её сбила лошадь, которая внезапно понесла, и девочка осталась в прострации и без сознания. Отойдя через несколько минут, она смогла идти, но её лицо было искажено страшными судорогами и она била себя по всему телу руками. Когда её уложили в постель, она начала кивать головой и откидывать её назад. Она издавала неясные шумы и топала ногами. Лицо её покраснело, глаза были инъецированы, она имела дикий вид. V неё было сильное сердцебиение, пульс твёрдый, частота больше 100.

При осмотре всего тела не было обнаружено никакой травмы и даже следов контузии. Aconite 3 успокоил артериальную систему, но на второй день разразилась хорея с ужасаюшей картиной. Казалось, поражена вся моторная нервная система: сказать, что больная совершала сто и одно разнообразное движение – значит ничего не сказать. Ребёнок изгибался в постели, сжимался в клубок, а в следующую секунду вытягивался в горизонтальное положение и выгибался назад до тех пор, пока голова не касалась ног. Она стискивала и раскидывала свои конечности с невероятной силой, рвала постельные принадлежности и одежду своих двух сиделок, которые должны были присматривать за ней круглосуточно. После трёх-пяти часов этой суматохи, во время которой она ни на секунду не теряла сознания, девочка на полчаса погрузилась в глубокий обморочный сон. Ночью она спала с четырёх до шести и проснулась освежённой, после чего её недуг сразу возобновился. Дрожание языка, непрекрашаюшееся движение глотательных мышц и мощные и нерегулярные растяжения и сжатия давали больной очень мало времени, чтобы выпить немного чая или воды, и она страдала от жажды и требовала есть.

Я попытался успокоить пациентку давая ей раз в три часа 3-ю тритурацию Opium в виде; небольшого количества порошка в сухом виде на язык, но не добился совсем никакого эффекта. После этого можно было выбирать между Stramonium, Belladonna и Hyoscyamos, и я решил дать последний. Hyoscyamos 12 в первый день и 3 на второй день по одной-две капли каждые четыре часа не оказал никакого заслуживающего упоминания действия. Движения стали менее резкими, но причиной тому могло быть недостаточное питание и истощение.

Для того чтобы облегчить эти страдания, я с 18 января начал давать Argentum nitr. 2-ой тритурации, по два грана каждые шесть часов, и заметил, что после четвёртой дозы язык успокоился, а на следующий день спокойнее стала область шеи и вокруг шеи: голова совершала лишь медленные простые кивающие движения, больная беспрепятственно много пила и глотала предлагаемый в ложке суп, улавливая благоприятный момент прекращения спазм, но не могла пить суп большими глотками без прерываний – это был знак, что воля начинала влиять на двигательный нерв. Мышцы ягодичной области и конечностей продолжали беспрерывно работать до 6-го дня действия ляписа.

С 22 января сиделке больше не было необходимости смотреть за ребёнком беспрерывно. Девочка извивалась, билась и сгибалась, затем садилась в постели, проделывая всё это в некотором ритмичном медленном темпе. Она ела и пила посреди этих движений, улавливая момент. Её речь была при этом неразличимой и нечёткой. Остальные функции работали нормально. Теперь больная получала по утрам и вечерам Argentum nitr. 4 дозами по 1 грану и в течение следующих десяти дней очень удовлетворительно поправлялась. Но при­мерно в этот момент она испытала сильный шок – воображаемое пренебре­жение, неуместную угрозу, – которая, по-видимому, подействовала как испуг и вызвала тяжёлый рецидив.

Все симптомы и движения возобновились с крайней и повышенной интенсивностью и всё это сопровождалось такой интенсивной режущей и жгучей коликой с поносом и тошнотой, что я был вынужден прервать Argentum nitr. и дать Colocynth. Желудочные и кишечные симптомы ослабли за несколько часов, и на следующей день мы смогли вернуться к Argentum nitr. 4, который давали каждые шесть часов.

С 3 февраля выздоровление пошло неожиданно быстрыми шагами. Сначала успокоились двигательные нервы языка, затем шеи и горла, затем ягодичной области, и, наконец, конечностей, а 14 февраля здоровье ребёнка полностью восстановилось: это был двадцать восьмой день лечения Argentum nitr. и тридцать четвёртый с самого начала лечения.

  1. У Маргарет Л., 16 лет, более двух с половиной лет была хорея. Весь первый год судорожные подёргивания конечностей и мышц ягодичной области сводились к отдельным эпизодам, дома и в школе на эти симптомы смотрели на дурную привычку, и её соответственно корили. После этого произошло искажение лица и одностороннее сокращение мышц спины, так что в положении сидя или во время ходьбы она сгибалась дугой. Примерно в это время её настроение стало заметно подавленным, а характер упрямым. У неё были также приступы сильной зубной боли и невралгия тройничного нерва.

Только тогда был приглашён врач (аллопат), который безуспешно лечил её полтора года. Хорея достигла пугающих масштабов, а при ухудшении начиналась невралгия тройничного нерва. Врач объявил случай неизлечимым, но оставил надежду, что при появлении менструаций может произойти поворот к лучшему.

Я первый раз наблюдал пациентку 11 ноября. Она лежала в постели, была очень истощена, лицо было мертвенно бледным, на нём был отпечаток глубокой болезни. Глаза были тусклыми и лишёнными выражения, как у идиота. Голова качалась и совершала круговые движения, рот двигался, будто жуя, а языком она производила громкий чмокающий шум. Позвоночник сгибался во всех направлениях, а конечности с большой силой выполняли сотни движений. Беспрерывная активность мышц требовала внимательного присмотра день и ночь – постоянно существовала опасность, что больная слетит с кровати. Девушка была защищена матрасом, потому что она уже отбила свои кисти и лодыжки до болезненности. Ночью она спокойно спала от нескольких минут до получаса, редко несколько часов за один раз, но с момента пробуждения движения возобновлялись. Еда и питьё, а также любое психическое воздействие или присутствие посторонних лиц в комнате больной, ухудшали её состояние.

Органы дыхания и пищеварения не были расстроены, менструаций не было. При всём при этом сознание больной было очень угнетённым – она много плакала, думала, что на неё не обращают внимания, а ночью её преследовали видения: она видела мертвецов и привидения, которые заставляли её дрожать и потеть от страха, и немного успокаивалась только когда мать ложилась к ней в постель, обнимала её как можно крепче и громко говорила ей успокаивающие слова. Невралгия тройничного нерва, продолжавшаяся в течение восемнадцати месяцев, перешла с последних двух явно здоровых моляров левой нижней челюсти на левый глаз. Пароксизмы доводили до делирия и открытого отчаяния; они усиливались от кашля, тёплой пищи и шума. Они возникали регулярно в сумерки каждый вечер и в виде двух-трёх приступов перед полуночью. В то же время достигала пика хорея, так что даже при наилучшем уходе больную было невозможно защитить от контузий. Я надеялся, что излечив невралгию тройничного нерва, окажу положительное Argentum Nitricum воздействие на хорею. Первая ослабла в течение трёх недель от Phosphorus и Hyoscyamus, но потребовалась Ignatia, чтобы совсем вылечить её к 14 декабря, или за тридцать четыре дня лечения, – нельзя сказать, чтобы это было быстрое излечение.

Однако мои надежды не оправдались: зубная боль и невралгия полностью исчезли, но хорея постоянно усиливалась. Это был случай major chorea, с видениями, экзальтацией, галлюцинациями, промежутками между приступами и пароксизмами, причём последние возникали строго в определённое время, после полуночти было относительно самое спокойное время.

Сильное подозрение на глистов, т. е. аскарид, которое иногда появлялось у меня несколько месяцев назад при рассмотрении стула, заставило меня потерять неделю давая Spigelia, Valeriana и Cina. Никаких червей не появилось, а хорея непрерывно прогрессировала.

Наконец, я прибег к Argentum nitr., который дважды сослужил мне хорошую службу, но который мне очень не хотелось назначать, потому что было очень мало симптомов этой болезни.

9 января я дал новый, содержащий один гран 3-ей тритурации порошок, который следовало давать каждое утро в 10 часов в сухом виде на язык.

Это было сделано вовремя. Наступила потеря аппетита, рыдания, лихорадка и серьёзный упадок сил с тупостью, граничащей с идиотией.

В ночь с девятого на десятое больная спала с полуночи до позднего утра без вечерних или предполуночных приступов. Видения и галлюцинации в ту ночь исчезли. На третий день явное улучшение коснулось и мышечных спазмов. 2 февраля больная в первый раз встала с постели и смогла сесть на стул, чувствуя себя несколько неуверенно, так как конечности всё ещё совершали хаотические движения. Однако рот, горло и ягодичная область были совершенно спокойны, и она могла ходить без поддержки.

В спокойном настроении, со здоровым аппетитом и особенно спокойным сном она быстро восстановила свои силы. В начале марта появились обильные и безболезненные менструации.

Пациентка сидела и гуляла без присмотра и помощи, испытывая лишь отдельные судорожные сокращения того типа, которые были у неё тридцать месяцев назад. Ей давали Argentum nitr. 4-6 тритураций в 12-ом разведении с большими интервалами, и 4 мая девочка полностью выздоровела после двадцати шести недель лечения у меня, из которых шестнадцать недель она находилась под воздействием ляписа.

Иегуда: экзальтированные фантазии. Импульсивность.

 

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

  Subscribe  
Уведомлять